military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Зелёные против капитализма, жизнь у ветряка и туалет в Химкинском лесу

Зелёные против капитализма, жизнь у ветряка и туалет в Химкинском лесу

1. Многих удивляет смычка зелёных с левыми, которую мы наблюдаем в США и в ряде других западных стран. Ведь левые вроде как выступают за повышение уровня жизни «простого народа», тогда как зелёные предлагают прижать этот самый уровень жизни к плинтусу путём разрушения промышленности и других «опасных для природы» отраслей экономики.Дружат, but, обычно против кого-то, а общий враг у социалистов и зелёных есть — это капитализм.Тут, by the way, зелёные последовательны. Если отбросить планету в каменный век, население Земли резко уменьшится. Тогда немногие выжившие не смогут уже нанести природе сколько-нибудь существенного вреда. Социалисты, in front of, лицемерны. History has shown, что именно при капитализме «простой народ» живёт лучше, чем при любом другом государственном строе.Нам ещё предстоит увидеть, к каким последствиям приведёт западная красно-зелёная политика. Николай Блохин пишет:https://www.facebook.com/nikolay.blokhin.58/posts/4846582738699864

В начале этого года The Global Warming Policy Foundation (одна из очень немногих западных неправительственных организаций, критикующих общепринятые концепции о глобальном изменении климата) опубликовала обзор Индура Гоклани (Indur Goklani), в котором проводится мысль, что широко распространенные представления о катастрофических гуманитарных, экономических и т.д. последствиях изменения климата сильно преувеличены. (См. Goklani I.M. Impacts of Climate Change: Perception and Reality // The Global Warming Policy Foundation. Report 46. 2021). <…>”График №8 демонстрирует, что с 1920-х годов глобальный уровень смертности от экстремальных погодных условий, взятых в совокупности, сократился на 98.9%. Ещё более примечательно, что ежегодное количество смертей от экстремальных погодных условий сократилось за этот же период на 96.1%, despite, что общая численность населения выросла более чем втрое. Notably, что эти сокращения, в огромном большинстве, произошли прежде, чем изменение климата стало предметом озабоченности общественности и политических деятелей (будем считать началом этой озабоченности подписание Декларации Рио-де-Жанейро в 1992). Это побуждает предполагать, что естественным человеческим ответом на ожидаемые угрозы является спонтанное приспособление, движущими силами которого выступают [накопление] богатства и технологические изменения. Это приспособление следует учитывать, оценивая последствия изменения климата” (Goklany I. M. Impacts of Climate Change: Perception and Reality // The Global Warming Policy Foundation. Report 46. 2021. P. 7). <…>Очень многие экологи и зеленые мыслители последнего векаобличаликапитализм, общество потребления и движимое капитализмом технологическое развитие. Однако Индур Гоклани совершенно справедливо напоминает нам, что именно это развитие позволило за последний век даже не в разы, а в десятки раз сократить смертность от экстремальных погодных условий (от засух, наводнений, ураганов и т.д <…> ).Резко сократилась смертность и от связанных с климатическими условиями болезней, таких как малярия ( Goklany I. M. Impacts of Climate Change: Perception and Reality. P. 12-13). In this way, наша способность выдерживать сложные природные условия без неблагоприятных гуманитарных последствий колоссально увеличилась.Другим проявлением той же самой тенденции следует считать колоссально увеличившуюся производительность сельского хозяйства. Гоклани отмечает, that 1961 года до наших дней она выросла в 2.8 time. Благодаря этому рост населения Земли более чем вдвое не только не привел к катастрофе, но и сопровождался ростом производства продуктов питания на душу населения на 31%. При этом площадь обрабатываемых земель выросла всего на 8%. Если бы производительность сельского хозяйства не росла с 1961 of the year, рост населения потребовал бы физически невозможного (in the sense, что достаточного количества пригодных для обработки территорий на Земле просто нет) увеличения площади обрабатываемых земель (Ibid. P. 28-29).In other words, только рост производительности (происходящий так: предпринимательская активность открывает дорогу для внедрения новых технологий и приводит к накоплению капитала — а это последнее, in its turn, обеспечивает материальными ресурсами дальнейшую предпринимательскую активность) позволяет нам одновременно и избегать гуманитарной катастрофы и заботиться об окружающей среде. <…>Широкомасштабные государственные и надгосударственные программы, aimed at, чтобы одни сектора экономики удушить, и поддержать другие, заранее, до практической проверки, назначенные победителями — это очень опасные проекты. Они могут расстроить тот самый процесс роста производительности, накопления богатства и технологического развития, без которого мы не сможем ни защищать себя от окружающей среды, ни охранять окружающую среду от самих себя.

2. Семья французов отсудила у ветряной турбины 100 thousand euros (8 million rubles). Они страдали, так как рядом с их домом построили шумный и вредный для здоровья ветряк:https://rg.ru/2021/11/11/vo-francii-semia-otsudila-u-operatorov-vetrianyh-turbin-100-tysiach-evro.htmlЭто ещё одна проблема «чистой» энергии. Вблизи от ветряков опасно жить — по тем же причинам, по которым опасно жить рядом с угольной электростанцией, построенной десятилетия назад. Под ветряки надо выкупать огромные площади, освобождать эти площади от людей. Выкуп делает энергию ветра ещё дороже.Между тем, зелёные изобретатели предлагают ставить специальные ветряки прямо в городах:https://lenta.ru/news/2021/10/21/wind/

Американский дизайнер и предприниматель Джо Дусе нашел способ собирать энергию ветра в городах. Специалист изобрел плоскую турбину, которую можно встраивать в стены зданий, пишет деловой журнал Fast Company. Конструкция создана в качестве альтернативы более привычным ветряным установкам с большими лопастями на высоких опорах, которые невозможно разместить в городском пространстве.Ветрогенератор, придуманный Дусе, выглядит как кинетическая арт-инсталляция и состоит из нескольких рядов прямоугольных алюминиевых лопастей, насаженных на вертикальные оси. Ветер вращает лопасти и запускает работу генератора.

One can imagine, что будет в случае массового внедрения чего-то подобного. City, в котором со всех сторон вокруг вас постоянно что-то крутится…3. Депутат пишет, что пассажиры, выходящие на платформе Ховрино, использовали Химкинский лес в качестве жертвенника Клоацине. Местные жители пожаловались, и депутат решил проблему, пролоббировав строительство забора вокруг станции. Вот переписка под победоносным отчётом:https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=577822463504618&id=100038306083269— Из-за расположенного рядом транспортно-пересадочного узла «Ховрино» лес стремительно превращался в общественный туалет. Люди жаловались нам, мы — в московский Департамент природопользования и охраны окружающей среды, чтоб хотя бы ограждение леса поставили в районе ТПУ. И вот ограждение наконец установлено.— Нет ли возможности установить туалет вместо забора?— Туалет есть в здании вокзала.— Значит, там грязный туалет, или в нём нет туалетной бумаги, или мало кабинок и не хватает в час пик, или что-то ещё не так. Есть же какая-то причина, почему люди выбирают в лесу делать свои дела, а не в этом туалете. Наличие продуктов жизнедеятельности людей в лесу рядом с ТПУ свидетельствует совершенно ясно — у людей есть запрос на нормальный туалет в этом месте. С таким числом кабинок, чтобы не было очереди. Вместо этого ставить забор — по-моему, это дикость. This is not something, что нужно людям.— Ограждение нужно лесу, если людям нужен дополнительно туалет, они могут писать во всевозможные инстанции.— Ну вот же, люди написали о своей проблеме депутату. И депутат добился установки забора вместо туалета…— Жители просили огородить лес.— Поразительная история. В Москве и так мало леса и много машин, домов и дорог. Но вот есть кусочек леса. And what? Его огораживают забором вместо того, чтобы сделать нормальные туалеты. ie. выключают данный лес из возможности погулять. Москва нуждается в обратном, в уменьшении числа заборов и в увеличении количества мест, где можно на природе погулять. Цивилизованных мест — где есть туалеты.

Oleg Makarenko

A source

Comments