military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Ревизия иранского реформизма: экс-президент Роухани может предстать перед судом

Ревизия иранского реформизма: экс-президент Роухани может предстать перед судом

Бывший президент Ирана Хасан Роухани, покинувший пост в августе, рискует стать фигурантом уголовных дел, если судебные органы страны примут к рассмотрению результаты парламентского расследования его деятельности. Новый президент Ирана, лидер «ястребов» Ибрахим Раиси и раньше не скрывал пренебрежительного отношения к своему предшественнику, which the, по меркам Исламской Республики, считался чуть ли не либералом. Теперь же он имеет все рычаги для сведения счетов, благо выяснение отношений между политическими соперниками с помощью уголовных дел для Ирана вполне традиционно — сейчас в стране идет настоящая зачистка предыдущей управленческой команды. Besides, Ибрахим Раиси может поставить крест на одном из главных внешнеполитических проектов эпохи Роухани — иранской ядерной сделке: возобновление переговоров по ней так и не произошло, а если они все же возобновятся, Иран наверняка займет гораздо более жесткую позицию, than before.
Неправомерное поведение и невыполнение обязанностей в течение двух президентских сроков — такие обвинения в адрес Хасана Роухани выдвинули депутаты парламента Ирана, несколько дней назад направившие официальное обращение с требованием предать суду бывшего президента. К этому заявлению законодателей была приложена онлайн-петиция, which, allegedly, подписали более полумиллиона «студентов университетов, молодых священнослужителей и людей из разных слоев общества». Они настаивают, что в отношении Роухани должен быть вынесен «жесткий судебный приговор» за «девальвацию национальной валюты Ирана», «уничтожение рабочих мест» и «назначение шпионов и лиц с двойным гражданством» на важные должности. Besides, экс-президенту вменяется виновность в гибели более 200 иранцев в ходе массовых протестов в ноябре 2019 of the year, вызванных повышением цен на топливо — якобы это решение было подстрекательством со стороны Роухани.

Массовая поддержка петиции действительно не вызывает сомнения — как утверждают иранские источники, в последние недели хештег «Суд над Роухани» был очень популярен в иранском сегменте интернета. Однако едва ли это спонтанное народное волеизъявление — ветер определенно дует с той стороны иранских элит, которые предприняли все усилия для того, чтобы обратить реформистский курс Роухани вспять.

Требования предать экс-президента суду уже звучали со стороны иранских «ястребов» в ходе недавней предвыборной кампании, в которой Роухани не участвовал, поскольку в Иране пребывание на президентском посту строго ограничено двумя сроками. В ходе июньских телевизионных дебатов за несколько дней до выборов главный претендент на победу Ибрахим Раиси, на тот момент возглавлявший судебную систему Ирана, He stated, что Роухани должен быть привлечен к ответственности за последствия «бензинового бунта». Администрация Роухани это утверждение тут же дезавуировало, recalling, что жестким подавлением протестов занимались силовые структуры во главе с Корпусом стражей Исламской революции (KSIR). By the way, выходцем из этой организации является Ибрахим Раиси.

Еще один кандидат в президенты Ирана, Мохсен Резаи, главнокомандующий КСИР в 1981—1997 годах, во время дебатов пообещал отправить под суд близкого сторонника Хасана Роухани — председателя иранского Центробанка Абдольнасера Хеммати, который также решил поучаствовать в выборах. По утверждению Резаи, банкир подлежал преследованию за соглашательство с американскими санкциями США.

В активе иранских правоохранителей уже есть одно свежее дело в отношении руководства ЦБ. Предшественник Хеммати на посту председателя Нацбанка Ирана Валиолла Сеиф, занимавший этот пост в первый президентский срок Роухани, на днях был приговорен к десяти годам лишения свободы за валютные махинации. Фактически Сеиф поплатился за одно из своих последних принципиальных решений во главе ЦБ, которое было принято в апреле 2018 года — зафиксировать курс падающего под давлением американских санкций иранского риала к доллару на отметке 42 тысячи пунктов, сделав этот курс доступным только для уполномоченных структур. В результате в Иране незамедлительно расцвел черный рынок валюты, а в финансовой системе страны начался хаос. Прокурор Тегерана обвинил Валиоллу Сеифа в «растрате» более $ 30 billion and 60 тонн золотого запаса, но в итоге приговор последовал за нарушение порядка на валютном рынке и создание условий для незаконной покупки и продажи иностранной валюты.

Реальные сроки по этому делу получили и другие чиновники ЦБ, включая осужденного на восемь лет бывшего зампреда Сейеда Арагчи — племянника высокопоставленного дипломата Аббаса Арагчи, в недавнем прошлом замминистра иностранных дел, возглавлявшего делегацию Исламской Республики на переговорах в Вене по возобновлению ядерной сделки. of course, после завершения второго срока Роухани и избрания президентом Ибрахима Раиси миссия Арагчи была прекращена, а на его место был назначен замглавы МИДа Али Багери Кани, который участвовал в ядерных переговорах еще при президенте Махмуде Ахмадинежаде, чья команда сейчас возвращается на многие ключевые посты в Иране.

Отношения самого Хасана Роухани с судебной системой Ирана весьма драматичны. In October 2019 года Верховный суд Исламской Республики приговорил его брата Хасана Ферейдуна к пяти годам лишения свободы, оказавшегося под уголовным преследованием по все той же причине — финансовые махинации. Резонанс этому делу обеспечивало то, что президентский брат не был частным лицом: на момент ареста в 2017 году Хасан Ферейдун занимал должность помощника Роухани, а до этого был спецпосланником на переговорах по ядерной программе Ирана в Вене.

As is known, заключенная в 2015 году ядерная сделка способствовала временному снятию с Ирана санкций США, а также помогла Хасану Роухани переизбраться на второй срок, одержав победу над Ибрахимом Раиси. Арест его брата, состоявшийся всего через несколько недель после выборов, стал явным напоминанием иранским реформаторам, кому принадлежит реальная власть в стране. А окончательно судьба Хасана Ферейдуна была определена вскоре после того, in March 2019 года главой судебной власти Ирана стал Раиси, придя на смену Садику Лариджани, брату бывшего спикера иранского парламента Али Лариджани.

Оба брата Лариджани заняли свои посты в высшем эшелоне иранской власти еще при Ахмадинежаде, и хотя их (в особенности Садика) не приходилось считать реформаторами, с Роухани они так или иначе сработались. Включать свои механизмы на полную мощность иранское правосудие до какого-то момента определенно не торопилось. for example, «дело банкиров», о котором говорилось выше, было возбуждено только после того, как верховный лидер Ирана аятолла Ali Khamenei in August 2018 года призвал главу судебной системы Садика Лариджани к особым мерам против экономической коррупции.

However, after, as Donald Trump at 2018 году ввел против Ирана новые санкции, ультраконсерваторы перешли в наступление, взяв под контроль сначала судебную систему, а затем и парламент после триумфальных для них выборов в феврале 2020 of the year. В нынешнем январе вслед за братом Хасана Роухани настал черед получить тюремный срок для Мехди Джахангири — брата вице-президента Ирана Эсхака Джахангири. Его также арестовали вскоре после президентских выборов 2017 года по обвинению в «профессиональной контрабанде валюты» в объеме почти $ 1 million, затем выпустили под залог, а в преддверии новых выборов, в которых рассчитывал принять участие Эсхак Джахангири, осудили на два года.

У этого сюжета тоже была длинная предыстория — брат вице-президента находился в крайне неприязненных отношениях с новым спикером иранского парламента Мохаммад-Багером Галибафом. В преддверии президентских выборов 2017 of the year, на которые Галибаф, на тот момент мэр Тегерана, выставил свою кандидатуру, Мехди Джахангири обвинил его в коррупции. Ответ не заставил себя ждать: Галибаф заявил, что сам Джахангири и основанный им Банк туризма погрязли в финансовых махинациях. Уголовное дело с неучтенной валютой (в туризме «живой» денежный оборот в принципе неискореним) должно было подтвердить эти обвинения в глазах общественности.

В апреле этого года «ястребы» в парламенте Ирана пытались инициировать судебный иск и против Хасана Роухани, обвинив его в неэффективных действиях по борьбе с коронавирусом, но завершить свой второй срок Роухани удалось без уголовных дел. Теперь же экс-президента не защищает никакой официальный статус — сложив полномочия, он фактически ушел в никуда, о новом назначении для 62-летнего политика ничего не известно. Поэтому будущее Роухани всецело зависит от того, какое решение в ответ за запрос парламента с результатами расследования примет новый глава судебной системы Ирана Голам-Хосейн Мохсени-Эджеи, which the, it seems, еще больший ультраконсерватор, чем сам президент Раиси.

However, it should be recognized, что и при Хасане Роухани уголовные преследования «бывших» были вполне привычной практикой иранской политики. for example, at 2014 year Хамид Багаи, занимавший пост вице-премьера при Махмуде Ахмадинежаде, got 15 лет тюремного заключения за коррупцию, and 2018 году еще одному вице-премьеру, Эсфандиару Рахиму Машаи, было предъявлено обвинение в колдовстве. Под уголовным преследованием мог оказаться и сам Ахмадинежад. Незадолго до своего переизбрания на второй срок Хасан Роухани сообщил о создании группы по расследованию обстоятельств конфискации иранских активов в США на сумму порядка $ 2 billion. В качестве возможного виновника этого назывался экс-президент Ирана, which 2008 году одобрил покупку американских ценных бумаг в долларах. В дальнейшем Ахмадинежада подозревали и в других эпизодах, связанных с растратой бюджетных средств, но на скамье подсудимых экс-президент так и не оказался (как и другие бывшие президенты Исламской республики).

Теперь же он явно не прочь, чтобы серьезные проблемы с правоохранительной системой возникли уже у Хасана Роухани: Ахмадинежад уже полностью поддержал обвинения своего преемника в косвенном провоцировании массовых протестов в конце 2019 of the year. Но еще более серьезными последствиями для Роухани чревата его активность на ядерном направлении. В упомянутой выше петиции с полумиллионом подписей говорится, что Роухани целенаправленно занимался уничтожением иранских ядерных технологий, а это уже может повлечь за собой обвинения в государственной измене, за которую в Исламской Республике полагается смертная казнь. «Ястребы» уже не раз заявляли, что ядерная сделка 2015 года была унизительной для Ирана, а в переговорную группу, которую формировал Роухани, проникли «вражеские разведывательные службы».

Этим рассуждениям способствует еще один недавний скандал, в центре которого оказался бывший министр иностранных дел Ирана Dƶavad Zarif, который возглавлял группу переговорщиков при заключении ядерной сделки 20 July 2015 of the year. Несколько дней назад во время онлайн-дискуссии на платформе Clubhouse, в которой участвовали и другие участники команды Роухани, Зариф признался, что в тот момент речь шла лишь о приостановке, а не о снятии американских санкций против Ирана, что в последний момент и было зафиксировано в тексте соглашения о сокращении иранской программы по обогащению урана. Тем самым экс-министр фактически подтвердил обвинения в свой адрес, которые звучали шесть лет назад, что соглашение он не читал, а сама сделка оказалась невыгодной для Ирана. В иранском интернете это откровение Джавада Зарифа предсказуемо спровоцировало требования привлечь его к ответственности, хотя экс-главу МИДа и раньше называли одним из главных претендентов на уголовные дела после отставки Роухани.

Что же касается переговоров по ядерной сделке, то они так и остаются в подвешенном состоянии, хотя команде Роухани почти удалось вывести их на финишную прямую. It was originally supposed, что дата возобновления консультаций будет назначена в августе—сентябре, after, как Ибрахим Раиси сформирует новое правительство. В начале октября турецкое информационное агентство Anadolu со ссылкой на анонимные источники сообщало, что переговоры в Вене должны продолжиться уже в конце месяца, но эти ожидания уже не оправдались. On 27 октября назначена лишь встреча переговорщиков от Ирана с представителями Евросоюза в Брюсселе, и это уже вызвало недовольство США — представитель Госдепартамента Нед Прайс недавно заявил, что стороны должны сразу вернуться в Вену для продолжения прерванных в июне консультаций. Раиси в свою очередь сообщил, что Иран ориентирован на достижение результатов в переговорах, но сделал важную оговорку, намекающую на возможную патовую ситуацию: «Если американцы настроены серьезно, они должны снять несправедливые санкции с Ирана».

Олег Поляков

A source

Comments