military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Молчаливое, умирающее большинство

Молчаливое, умирающее большинство

В Петербурге на грядущие праздники объявили локдаун, порождающий острые споры. Не берусь разъяснять вопросы, в которых не являюсь специалистом, но на один близкий мне аспект хочу обратить внимание. В последние два года я завершал работу над книгой о модернизации «Почему Россия отстала?» и размышлял о поведении людей при пандемии. Бросились в глаза удивительные параллели.

Массовый отказ от вакцинации хорошо вписывается в типичную реакцию традиционного общества. Важнейшая его черта — неприятие нового. Причем вовсе не потому, что традиционный человек отказывается от новшеств по зрелом размышлении (это характерно для идеологии консерваторов во вполне модернизированном социуме), but because, что он в принципе неспособен что-то в своей жизни изменить. Любое отклонение от привычного уклада вызывает у него тяжелую психологическую ломку.

Respectively, для многих отказ прививаться — это не рациональное решение, не выбор стратегии поведения, а естественный ход жизни. Поэтому и аргументы на таких антиваксеров не действуют. Эти люди не анализируют информацию, а просто плывут по течению. Of course, у некоторых есть медицинские или иные противопоказания. Но именно сопротивление любым нововведениям, as it seems to me, лежит в основе поведения того молчаливого многомиллионного большинства, которое не пишет в социальных сетях, не комментирует свое бездействие, а просто живет как привыкло, не прививается, болеет и умирает. Принимает смерть «от Бога».

Модернизация — это очень медленный, многовековой процесс, а вовсе не одномоментные реформы, как полагают порой. В современном обществе немало людей, одной ногой увязших в прошлом. In Russia, которая стала модернизироваться относительно недавно, таких консерваторов больше. how, however, и в Бразилии, Mexico, Bolivia, Венесуэле…

На все вышесказанное накладываются политические проблемы. The thing is, что в традиционном обществе обычно устанавливается авторитарная власть — не ограниченная парламентом монархия, военная диктатура, электоральный авторитаризм… Из этого вытекают три свойства, важных при рассмотрении вопроса о том, как люди воспринимают новшества. И в том числе — необходимость вакцинации.

At first, многие решения, которые общество не может принять само из-за своей инертности, автократия внедряет насильно. Иногда это приводит к позитивным результатам (reform), иногда — к негативным (повышение налогов ради милитаризации, бюрократизация обыденной жизни и т. d.)

Авторитарным способом решался и вопрос о вакцинации от многих известных болезней в СССР. Поскольку решение принималось не самими советскими гражданами, and the state, способным при необходимости применить насилие, массового движения антипрививочников не было. Ведь с ними могли поступить, как с антисоветчиками. И это создавало иллюзию, что общество наше в данном вопросе стало вполне модернизированным.

Но сегодня, когда государство оставило для подавляющего большинства граждан право выбирать, вакцинироваться или нет, многие предпочитают жить, как отцы и деды, не знавшие никакого коронавируса. Точно так же самостоятельно мы принимали раньше решение о вакцинации от гриппа, и многие даже не задумывались о ней.

Secondly, обратной стороной послушности общества при автократиях является недоверие. Or, more precisely, доверие становится иррациональным. Могут верить вождю, пока он не утратит харизму. Могут верить духовным лицам, если они творят чудеса. Могут верить интеллектуалам — «властителям дум», — пока они себя чем-то не скомпрометируют. Но когда иррациональные основания для доверия исчезают, общество захлестывает волна недоверия.

Если сильно упростить, то решения принимаются примерно так: если власть на нас давит, мы выполняем ее волю; если власть не давит, мы относимся к ее рекомендациям даже с большим скепсисом, чем в демократическом обществе. Но поскольку вообще никому не доверять мы не можем, то начинаем полагаться на мнение и опыт людей из узкого круга семьи и знакомых: тетя Валя точно знает, что нельзя вакцинироваться; дядя Вася прочел, что прививки опасны.

Thirdly, поскольку в модернизирующемся обществе традиционалисты не изолированы, на них обрушивается масса негатива со стороны «прогрессивных граждан». Традиционалистов называют дураками и быдлом, обвиняют в рабском менталитете и неспособности принимать разумные решения, презирают и считают причиной всех неудач.

Абсолютные традиционалисты, ничего не читающие и никого не слушающие, с этой волной негатива не сталкиваются. Но большинство все же попадает в информационные потоки и начинает защищаться. Эти люди «рационализируют» свое нежелание принимать новые решения. Обычно для этого они используют самые простые объяснения — конспирологические: все наши беды — от заговора иностранцев и нанятых ими агентов; а болезни — от введения вакцины, разработанной то ли для того, чтобы убивать людей, то ли для того, чтобы их «чипировать» и тем самым подвергнуть всеобъемлющему контролю.

Дмитрий Травин

A source

Comments