military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

The disintegration of the collective West has started

The disintegration of the collective West has started

В последние десятилетия в международной практике стали чрезвычайно модными разного рода партнерства, группы и т. P. с участием нескольких стран, в рамках которых они объединяют и координируют усилия в той или иной сфере международных отношений.

На этом фоне и провозглашение Австралией, США и Великобританией нового партнерства в сфере безопасности, названного AUKUS, сосредоточенного на Индо-Тихоокеанском регионе, про которое было синхронно объявлено в трех столицах, могло бы показаться относительно рутинной новостью, однако стало самым громким событием последних дней на международной арене, поскольку в нем отчетливо виден кардинально новый подход со стороны США и Великобритании ко всей системе международных отношений и своему месту в ней.

Премьер Австралии Скотт Моррисон подчеркнул, что создание партнерства AUKUS стало «величайшей инициативой в вопросах безопасности» с 1951 of the year, когда был заключен Тихоокеанский пакт безопасности ― военный союз Австралии, США и Новой Зеландии (АНЗЮС).

«As you know, the only country, с которой США традиционно делились технологиями ядерных силовых установок такого рода, является Великобритания. И эта договоренность уходит корнями в 1958 year. Мы добавляем Австралию к этому партнерству», ― отметил представитель американской администрации.

It is about, what, согласно заключенному соглашению, при содействии США и Великобритании (другие подробности пока не разглашаются) флот Австралии получит по меньшей мере восемь атомных подводных лодок, которые будут построены на верфях Аделаиды, what "обеспечит Австралии беспрецедентный военный потенциал и потребует значительного увеличения расходов на оборону». Стоимость строительства новых подводных лодок превысит 90 млрд австралийских долларов (65,9 billion dollars. USA).

«Подход», если говорить спортивным языком, действительно впечатляющий и амбициозный. Ведь таким классом вооружений ныне располагают лишь шесть государств (а другие и не планируют), которые относятся к великим и ядерным державам. Восемь атомных субмарин ― это примерно столько, сколько имеют в своем составе ВМФ Франции и Великобритании, а вот у Индии пока только две АПЛ (одна из них ― арендованная у России на 10 лет АПЛ «Нерпа»), еще пять строятся или только планируются к постройке.

Чуть позднее стало известно, что соглашение предусматривает создание баз ВВС и ВМС США на территории Австралии, а также расширение и модернизацию баз австралийских ВВС и ВМФ, которые могут использоваться и американцами.

Одновременно Скотт Моррисон сообщил, что страна отменяет соглашение с Францией о строительстве подводных лодок, выразив «дежурную» надежду, что Австралия и Франция смогут преодолеть последствия этого «трудного и разочаровывающего» решения. Разорванное соглашение было заключено в 2016 году и предусматривало строительство субмарин на сумму около 40 billion dollars.

Реакция Парижа оказалась чрезвычайно резкой. Сначала последовали слова. «Это действительно удар в спину. Мы установили с Австралией доверительные отношения. Это доверие подорвано. И сегодня я в гневе, с большим чувством горечи в связи с разрывом этого контракта. Так не поступают союзники», ― заявил глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан. Глава МИД Франции подчеркнул, что ожидает пояснений со стороны Австралии, and also the USA. Также министр заявил, что обеспокоен поведением США в этой ситуации.

А на следующий день Франция отозвала своих послов из Вашингтона и Канберры. As is known, отзыв посла «для консультаций» в дипломатической практике ― один из наиболее жестких демаршей, демонстрирующих крайнюю степень недовольства действиями страны пребывания.

В Париже отметили, что впервые отзывают посла из США, but, если я не ошибаюсь, это вообще первый случай, когда страна ― член НАТО и вообще западного блока отзывает посла из Вашингтона. Демарш тем более громкий, что с формальной точки зрения Вашингтон имеет весьма косвенное отношение к франко-австралийскому «спору хозяйствующих субъектов» из-за разорванного контракта. obviously, что причины реакции Парижа куда глубже, чем только сорвавшаяся коммерческая сделка, пусть и на столь крупную сумму.

Ведь все обратили внимание на другой нюанс ― всех участников нового альянса можно отнести к англосаксонскому миру. Но ни для кого не секрет, что Великобритания сохраняет огромное влияние на свои бывшие белые колонии, особенно в вопросах безопасности и внешней политики. Активно работает так называемое Содружество разведок англоязычных стран (Five Eyes ― «Пять глаз»). Фактически вассальная зависимость сохраняется, Australia, Canada, Новая Зеландия в стратегических вопросах строго следуют в фарватере политики Великобритании, which, in its turn (повторю общее место), находится в теснейшем союзе с США.

In particular, эти страны ни разу не уклонились от участия в крупных и длительных военных кампаниях, которые проводила Великобритания (из последних ― Ирак и Афганистан), также нужно отметить предельно жесткую антироссийскую позицию, которую они занимают в последнее время, although, it would seem, ну какие интересы у «парней с противоположной стороны» (Of the earth) на Украине и в целом в геополитическом противостоянии Великобритании и США с Россией? Не рациональнее ли поддерживать с Москвой отношения взаимовыгодного партнёрства?

It should be understood, что такой подход в Австралии разделяют не все, for what, in particular, указывают и имеющие место там сильные «республиканские» настроения. AT 1999 году проводился и референдум, during which 45 процентов высказались за республиканскую форму правления, t. it is. и за разрыв последней конституциональной связи с Великобританией.

Многие эксперты ожидают обострения «антимонархического» вопроса в момент, когда Елизавета II отойдет от дел, а очевидно, что с исторической точки зрения этого ждать недолго. Фактически в Австралии уже едва ли не сто лет идет подспудное противостояние между суверенистами, who consider, что Австралии нужно, first of all, руководствоваться своими собственными интересами, и проанглийским лобби.

И как четко высказался представитель американской администрации: «I want to emphasize, что речь идет о фундаментальном решении, фундаментальном. Которое решительно привязывает Австралию к Соединенным Штатам и Великобритании на поколения».

Фактически признано, что ключевой задачей нового альянса является создание на длительную историческую перспективу «сверхпрочного», практически неразрывного союза англосаксонских стран, groups, которая при лидерстве США и Великобритании будет держаться вместе практически во всех вопросах мировой повестки дня, к которому со временем, We need to understand, присоединятся в том или ином формате Канада и Новая Зеландия.

Альянс расположенных в разных концах земного шара стран, основанный не на общих повседневных интересах, даже не идеологической близости, а на языковой, культурной, ментальной общности стран и народов.

It should be understood, что практически наверняка неафишируемая часть соглашения содержит и пункты о пресечении возможного сепаратизма в странах-участниках, t. it is. Australia. apparently, в Вашингтоне и Лондоне постарались не затягивать с формальным провозглашением союза (о подготовке которого ранее не было утечек), пока в Австралии доминируют элиты, настроенные про-англосаксонски.

Такой альянс нужен прежде всего США и Великобритании, которые хотят усилить свой потенциал за счет наличия прочных, абсолютно надежных, а фактически находящихся на положении сателлитов союзников, which, in particular, придется в полной мере нести бремя общих расходов.

На это указывает и первое практическое решение нового альянса о строительстве атомных субмарин для Австралии. Это не требующий большого количества личного состава, но чрезвычайно дорогой вид вооружений. Эксперты отметили, что французские «Барракуды», от приобретения которых отказалась Австралия, это бюджетный вариант АПЛ, идеально подходящий для решения задач непосредственной обороны побережья и прилегающей акватории в случае непосредственной военной угрозы.

А вот многоцелевые АПЛ, находящиеся на вооружении ВМФ США и Великобритании (практически наверняка какая-то из них будет взята за основу конструкции австралийских субмарин), гораздо дороже (не случайно ведь при удорожании, по сравнению с французским, контракта на треть, on 25 billion dollars. в абсолютных цифрах, число планируемых субмарин также сократилось на треть, from 12 to 8), но являются лодками океанского класса, способными решать более широкий круг задач в тысячах миль от баз, включая и стратегическое сдерживание потенциальных противников.

Специалисты обратили внимание, что после реализации этого проекта Королевские ВМФ Австралии будут выглядеть весьма разбалансированными, но это в том случае, если рассматривать их отдельно от других «Королевских» флотов. А вот если взять их вместе, включая ВМФ Канады, которые в последние годы сделали акцент на усилении фрегатами океанского класса, то получается современная мощная и сбалансированная группировка, достойная статуса бывшей «владычицы морей».

Платить австралийцам придется, и уже приходится, не только напрямую, через растущее бремя военных расходов. As is known, противостояние набирающему силу Китаю уже обозначено администрацией Байдена как главная внешнеполитическая задача США на длительную историческую перспективу и однозначно выглядит как первоочередная задача нового альянса.

Пока премьером Австралии был Малкольм Тернбулл, она избегала открытой конфронтации с Пекином. Но когда в рамках внутрипартийной борьбы в Либеральной партии Тернбулла потеснил Скотт Моррисон, Канберра стала рьяно поддерживать все антикитайские демарши своих «старших» партнеров, in particular, потребовала международного расследования возможной утечки коронавируса из лаборатории в Ухане и стала активно жаловаться на расширение присутствия флота КНР в Южно-Китайском море.

Пекин ответил санкциями, которые пошли по нарастающей, начав с препятствий для импорта австралийского вина, которое прежде активно закупал на 800 million dollars a year, затем эмбарго для австралийского ячменя (1,5 billion a year), а дальше ― уголь, cotton, морепродукты, медь, wood.

А ведь Поднебесная является крупнейшим торговым партнером Зеленого континента, причем именно импортёром, 40 процентов австралийского экспорта приходится на КНР, а все борются за сохранение и расширение рынков сбыта, особенно ресурсные экспортоориентированные экономики, к коим относится и Австралия.

obviously, China, уже выразивший крайнее недовольство созданием AUKUS, теперь значительно увеличит санкционное давление на Австралию, притом что с Великобританией, и особенно с США, he, of course, будет соблюдать осторожность. Отдуваться и нести издержки придется «младшему партнеру» в новом альянсе.

What, такой подход англосаксов к «младшим», даже «своим», далеко не нов. Будем наблюдать, на сколько поколений (как рассчитывают в Вашингтоне) хватит основанного на таких принципах союза. Ведь и сами США в свое время возникли в результате дискриминационной экономической политики единокровной Британской метрополии.

Но в любом случае создание «англосаксонского союза» указывает на то, что в Вашингтоне и Лондоне осознают скорый приход подлинно многополярного мира, в котором и нынешний западный мир, ориентирующийся на США, ждет дефрагментация, возникновение блоков и союзов по интересам, которые будут всё менее совпадать с американскими.

В такой ситуации отношения с пока еще союзниками начинают строиться по принципу «лучше меньше (allies), да лучше», and, looks like, качество союзников будет определяться не совпадением интересов, а возможностями прямого влияния на них через различные рычаги, включая правильно воспитанные местные элиты.

Причем все указывает на то, что англосаксы осознанно ничуть не пытались сгладить острые моменты для традиционных союзников ― соглашение готовилось в полной тайне, став для всего мира полной неожиданностью (although, it would seem, три страны, и так находящиеся в союзных отношениях, договорились о более тесном партнерстве).

О расторжении контракта с Францией также было объявлено без всяких предварительных уведомлений и консультаций с Парижем в достаточно унизительной форме. Very similar, что Вашингтон и Лондон сознательно сыграли на обострение в отношениях с традиционными союзниками из континентальной Европы.

Совокупностью этих факторов и объясняется крайне резкая реакция Франции (при формальном поводе в расторгнутом контракте), которая традиционно стала фронтменом континентальной Европы при разногласиях с США. But understanding, что пути Европы (ES) и англосаксонских стран все более расходятся, все явственней проявляется не только во Франции.

Вряд ли является совпадением, что на следующий день после провозглашения AUKUS глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен потребовала ускорить развитие Европейского оборонительного союза, stressing, что объединению нужно обладать достаточной политической волей, чтобы использовать военные инструменты в международных делах без помощи США и НАТО.

clear, что распад «коллективного Запада» еще не произошел, он будет достаточно длительным, но процесс пошел, причем это не нарастание объективных противоречий, которые стороны пытаются преодолеть. One of them (коллективные англосаксы) сама его инициирует, исходя из своих интересов в длительной перспективе, and therefore, распад становится практически неизбежным.

Dmitry Slavskii,

specially for alternatio.org

A source

Comments