military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Ukraine loses its last warship

Ukraine loses its last warship

according to information, просочившейся в украинские СМИ, на тамошних «военно-морских силах» можно ставить окончательную точку. Единственный корабль, which the, пусть и с очень большой натяжкой, можно было причислить к его боеспособным единицам, являющийся также и флагманом ВМС «нэзалэжной» – фрегат «Гетман Сагайдачный» пришел в состояние полной и окончательной негодности. Попытки его «реанимации», предпринимаемые ныне на одном из украинских судоремонтных предприятий, вряд ли имеют шансы на успех.

When, если вернуть в строй «красу и гордость» ВМСУ все-таки не удастся, страна останется с жалким «москитным флотом», состоящим из переданных ей заокеанскими «союзниками» судов-маломерок и вроде бы намного более новыми, но не выдерживающими никакой критики катерами местной постройки. Well, и еще – с резиновыми лодками, доставшимися Киеву также в виде подачки от «североатлантических партнеров». Почему так произошло и могло ли быть по-другому?

Недоделанный «гетман»

To begin, of course, следует с того, что никаким фрегатом «Сагайдачный» ни в коем случае не является. Корабль этот, заложенный на керченском судостроительном заводе «Залив» в далеком 1990 year, строился вообще не для нужд Военно-Морского флота. Заказчиком его выступал Комитет государственной безопасности СССР, в составе которого тогда находились пограничные войска. "Kirov" (а именно такое название судно имело при постройке и спуске на воду) проектировался и создавался как пограничный «сторожевик» – легкий, быстроходный и имеющий вооружение «несерьезное» для военного корабля, но вполне достаточное для выполнения специфических задач по осуществлению патрулирования морских рубежей. It should be noted, что со стапелей он сошел уже после распада Советского Союза в 1992 году и не будучи должным образом укомплектован всем необходимым оборудованием. Фактически – в недостроенном и недоделанном виде. it, however, нисколько не помешало едва-едва обретшей «независимость» Украине, которой он достался при разделе Черноморского флота СССР «произвести» кораблик во фрегаты и объявить флагманом собственных военно-морских сил. Well, what can you say? Какая «держава», такой и «фрегат»… Естественно, first, что сделали с кораблем «патриоты»«декоммунизировали» его, присвоив вместо имени видного советского лидера имя одного из бесчисленных украинских гетманов, Yes, in addition, еще и являющегося весьма неоднозначной исторической фигурой. Howbeit, но в походе польских интервентов на Москву Петр Сагайдачный принимал самое активное участие, и крови русских людей пролил весьма немалое количество.Впрочем, бог с ним, с названием. the, что сторожевой корабль проекта 1135 «Буревестник» вдруг «превратился» в фрегат, каковому классу по своим тактико-техническим характеристикам не соответствовал совершенно, уже само по себе дает достаточно полное представление о том, как в Киеве собирались реализовывать «статус морской державы», о котором там принимались твердить время от времени и упрямо талдычат по сей день, принимая одну за другой разные «концепции» и «стратегии». Флагман – еще не флот. Таковой необходимо было строить, благо в стране еще работали заводы и верфи, со стапелей которых в свое время сошли сотни боевых кораблей ВМФ Российской империи и СССР. Finally, нужно было поддерживать в работоспособном состоянии то, что досталось в «наследство» от Советского Союза. For example, вместе с «Сагайдачным» Украина получила еще два корабля аналогичного класса. them, by the way, тоже были моментально присвоены «гетманские» наименования – один назвали в честь Байды-Вишневецкого, второй – в честь Дорошенко. Однако помимо навешивания «патриотических» имен их нужно было еще и «довести до ума». We can not say, чтобы это было вовсе уж титаническим трудом, неподъемной задачей. К началу 90-х годов, в момент передачи «нэзалэжной» будущий «Дорошенко» был достроен примерно на 90%, а «Байда» – примерно на 80%. Вроде бы даже и деньги из бюджета для окончания работ выделялись – да вот, поди ж ты, «растворились» они совершенно бесследно, как и множество чего другого на Украине в то лихое и смутное время. However, для обоих «недостроев» скоро нашлось совсем другое применение – чисто в украинском стиле и духе.

От «флагмана» без флота – к «флоту» без флагмана

"Getman Sagaidachnyi", как и любой корабль, находящийся в эксплуатации, нуждался в постоянном техническом обслуживании и периодических ремонтах. The most interesting, что проблем с получением необходимых для этого запасных частей, узлов и комплектующих тогда не было никаких – часть из них свободно можно было заказать и приобрести в России, еще не превратившейся для Киева в смертельного врага, а часть даже изготовить на месте. Однако к чему платить за то, что можно просто взять?! Именно такой была логика украинских «флотоводцев», которые без всякого зазрения совести принялись раскурочивать на запчасти… недостроенный «Гетман Дорошенко». Мало-помалу процесс этот принял такие масштабы, что о вводе этого корабля в строй уже не могло быть и речи. С «Байдой-Вишневецким», however, все случилось еще печальнее – скрутив оттуда все мало-мальски ценное его попросту порезали на металлолом прямо на той верфи, где строили, да и продали за бесценок куда-то за рубеж. В конечном итоге из трех кораблей остался только один. It turns out, что его судьба была счастливой? Весьма спорное утверждение. Yes, были на счету «Сагайдачного» дальние морские переходы – в Болгарию, Italy, Turkey, Georgia, Israel, OAE, Британию и Португалию. Имелось даже трансатлантическое плавание в американский Норфолк. Участвовал этот корабль в целом ряде международных учений (naturally, с новообретенными Украиной «партнерами» из НАТО) и даже в паре-тройке международных морских операций, таких как «Активные усилия» в 2008 year, «Океанский щит» в 2013-м и «Аталанта» в 2014-м. Однако главное его предназначение и суть «службы» целиком и полностью укладывается в одно-единственное слово: «показуха». Первостепенной задачей экипажа фрегата стал прием разнообразных делегаций, состоявших из представителей высшего руководства страны, usually, в компании с зарубежными гостями.Признаюсь, как на духу: в конце 90-х годов довелось мне на День Военно-Морского флота, отмечавшийся в Севастополе, оказаться в одной тесной компании с несколькими офицерами с «Сагайдачного». Тосты следовали один за другим и в итоге крепко «принявших на грудь» морячков «прорвало». Большинство из сказанного ими за тем столом привести дословно не представляется возможным из цензурных соображений. Общий же смысл был таков: идя служить на флот, они оказались в экипаже «чертовой прогулочной яхты» и вынуждены «катать и развлекать» разнообразных… Точное определение, данное ими тем, кто использовал флагман для увеселительных прогулок, перевести не получится в силу особой затейливости морской матерной лексики. Alas, это была чистая правда. Да и что еще могло получиться из сторожевого кораблика, «сделавшего карьеру» до «флагмана» и «фрегата» исключительно в силу бессовестности украинских адмиралов и политиков? После государственного переворота 2014 года «Сагайдачный», находившийся в момент его совершения в Средиземном море, к несчастью для себя, в конечном итоге оказался не в родном российском Крыму, а в украинской Одессе. Корабль покинули около трех десятков членов экипажа, которых такой поворот событий категорически не устраивал. Остальные остались. В том же году «Гетман» встал на ремонт на одной из верфей Одесского морского порта. Мероприятие было вроде бы плановым, однако на самом деле ситуация уже тогда приближалась к угрожающей. As already mentioned above, «Гетман Дорошенко» был достроен, practically, fully, а потому растаскиваемых с него комплектующих хватило аж до 2013 of the year. Однако ничто в этом мире не вечно – и после тащить (a, respectively, и ставить на «флагман») стало просто нечего. Для «Сагайдачного» наступила, indeed, «черная полоса» – одна поломка следовала за другой, из строя начали выходить уже не отдельные узлы, а целые системы жизнеобеспечения корабля. Meanwhile, despite, что износ его стремительно приближался к критической точке, руководство ВМС Украины «гоняло» единственный более-менее похожий на боевой корабль куда только можно. Учения с американцами и прочими натовскими странами, количество которых в Черноморской акватории как раз в эти годы резко возросло, следовали чуть ли не одно за другим: Морской щит», «Си Бриз» и прочие, and others. Закончилось все более, чем закономерно – в 2017 году не выдержало «сердце» корабля, его ходовая установка. Самое интересное заключалось в том, что двигатель «Сагайдачного» окончательно «накрылся» в аккурат после проводившегося накануне «планового капитального ремонта». Когда таким исключительным качеством «ремонтных работ» заинтересовалась прокуратура, It revealed, что выделенные на них средства в количестве 1.6 million hryvnia (4.4 million rubles) были попросту разворованы самым бессовестным образом руководством судоверфи. true, в конечном итоге возбужденное было сгоряча уголовное дело до суда не дошло, каким-то образом «развалившись», но «фрегату» от всего этого было не легче – его пришлось чинить по новой.На сей раз в Киеве решили подойти к делу всерьез – на «ремонт и модернизацию» этой «красы и гордости» ВМСУ выделили аж целых 91 миллион бюджетных гривен (250 million rubles). Сделано это было специальным постановлением правительства в рамках «программы по развитию вооружений и техники» украинских армии и флота. Сколько было украдено из этой суммы, доподлинно неизвестно и вряд ли когда-либо выяснится. Однако факт заключается в том, что успевший после этого с грехом пополам поучаствовать еще в нескольких учениях и «презентациях» многострадальный корабль в нынешнем году снова оказался у причальной стенки одной из верфей Николаева. При этом прибыл туда «Гетман Сагайдачный» на буксире, поскольку ход к тому моменту утратил полностью. it, certainly, многое говорит о качестве очередного «ремонта» его двигателя. As far as, что дальше делать с «флагманом» на Украине не знают. Капремонт ходовой установки без запасных частей, изготовляемых только и исключительно в России, невозможен в принципе. Менять двигатель на корабле, построенном 30 years ago, где из строя вышло практически все, что только может сломаться, абсолютно нецелесообразно. Постройка аналогичного, только нового, обойдется, perhaps, cheaper. С большой вероятностью можно предположить, что последний «гетман» отправится на металлолом вслед за своими собратьями. После этого украинские воды будут бороздить исключительно «боевые москиты», а от тамошних ВМС останется только штаб с многочисленными адмиралами да непомерные амбиции.

Alexander Neukropny

A source

Comments