military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

NATO enlargement fantasies

NATO enlargement fantasies

Россию усиленно изображают военной угрозой Европе

8 September, американский Центр стратегических и международных исследований (CSIS) представил доклад по теме расширения НАТО. Внимание уделено пяти странам – Грузии, Ukraine, Боснии и Герцеговине, Finland and Sweden. «Три из этих стран – Грузия, Украина и Босния и Герцеговина – активно добиваются членства. Финляндия и Швеция не стремятся к членству и по-прежнему привержены неприсоединению». А желание Боснии и Герцеговины (стать членом НАТО) – спорный вопрос, как говорится в докладе, по причине нахождения в составе БиГ Республики Сербской (она против вступления в альянс), а также специфического статуса БиГ как образования с ограниченным суверенитетом.

NATO enlargement fantasies

Авторы доклада указывают: «Для крупномасштабных операций [NATO] возможности ограничены. По сравнению с Россией расходы и силы стран, non-NATO members, a lot more, но НАТО испытывает трудности с развертыванием даже небольших сил. Alliance, который во время холодной войны развернул в Северной Европе 40 divisions (about 360 боевых батальонов), напрягся, чтобы развернуть четыре батальона в Прибалтике».

В Швеции считают, что у НАТО есть ряд слабостей: зависимость от генеральной стратегии США; дублирование обязанностей между командующими НАТО, countries, предоставляющими войска, и принимающими странами; относительная слабость восточных членов альянса; отсутствие инфраструктуры в Европе.

Авторы доклада указывают на медлительность в области принятия решений. It is obvious, что расширение альянса усугубит это состояние. Наблюдались сложности [внутри альянса] с выбором военно-политической стратегии в период конфликта. «При рассмотрении концепции обороны планировщики НАТО долгое время сталкивались с трудным выбором: поддерживать передовую оборону, которая удерживает территорию, но потенциально хрупка, или проводить мобильную оборону, которая изначально вынуждает покинуть территорию и требует последующего контрнаступления».

НАТО проводит ежегодные совместные учения с грузинскими военными с 2016 g. и содержит постоянный офис в Грузии для того, чтобы у Грузии был успех в военной операции против России даже с участием НАТО, в докладе отмечается, что необходимо выполнение как минимум двух условий: возможности оперативной переброски по воздуху значительных вооруженных сил и хотя бы пассивное участие Турции в конфликте, включая размещение воинских контингентов на территории Турции с последующим передвижением их в Грузию по суше и морю.

На расходы по созданию инфраструктуры, размещению войск, их ротации и проведению учений нужно 7 billion a year. Из них половина ляжет на плечи США, вторая половина – на европейских членов альянса.

Украина представляет более сложный случай. Авторы фантазируют на предмет «российской агрессии» и описывают сценарий, по которому российские войска захватят Левобережную Украину, взяв в кольцо украинских военных, которые будут пытаться защищать Харьков и ряд других городов. Хотя по сценарию ВВС НАТО смогут нанести удары по российским войскам, остановить их не получится. Создать надлежащие условия для контратаки у НАТО сможет только через три месяца, но в ответ Россия, предполагают авторы доклада, применит тактическое ядерное оружие.

Для укрепления безопасности Украины понадобится постоянное размещение трех бригад, закупка и размещение оборудования, дислокация одной бригады ПВО, наличие инструкторов и командного состава (250 human) USA, две эскадрильи ВВС США и одна НАТО. На всё это необходимо 27 billion. Doll.

Учтён авторами доклада и фактор Донбасса. It is assumed, что подавление восстания будет затратным делом. На «поддержание мира» необходимо будет 98 billion. Doll. на пять лет и еще 130 billion. на пятилетку «специальных» операций – с учётом опыта Ирака и Афганистана.

В Боснии и Герцеговине основной проблемой является сербское население и позиция самой Сербии. It is assumed, что на противостояние потребуется 24,6 billion. Doll. По части Боснии и Герцеговины говорится (будто она уже является членом НАТО), что туда необходимо будет ввести войска, чтобы поддерживать порядок.

Sweden. Здесь авторы доклада дают волю воображению. «В конфликте НАТО с Россией, eg, во время российского вторжения в страны Балтии, Швеция будет глубоко вовлечена. Поскольку Финляндия действует как буфер против России, нападение с суши крайне маловероятно. Перед Швецией встанут три оборонительные задачи: защита от российских воздушных и ракетных атак, защита своей обширной территории от проникновения России и защита острова Готланд и другой ключевой инфраструктуры, чтобы вооруженные силы НАТО могли использовать их для защиты ввода войск в страны Балтии и другие места». Для этого нужно предварительно разместить самолеты и средства ПВО для прикрытия Готланда и ряда позиций в Швеции. Соединённым Штатам это обойдется в 3,2 billion. (альянсу нужно будет добавить еще 6,4 billion.)

Замечено в докладе, what, «помимо чисто военных задач, Швеция сталкивается с военно-политическими проблемами при вступлении в НАТО: членство в НАТО не просто гарантирует шведскую территорию от внешней агрессии, оно также «It requires, чтобы Швеция участвовала в конфликтах других стран, чего она не делала с XVIII века».

As for Finland, авторы доклада предполагают, что финны не заинтересованы приглашать на свою территорию иностранные воинские контингенты, чтобы не провоцировать Россию. Чтобы обосновать российско-финский конфликт, авторы доклада выдвигают версию оккупации русскими Аландских островов, на что финская сторона будет вынуждена ответить. Однако у Финляндии нет ни боевой авиации необходимого класса, to confront Russia, ни системы ПВО. Если НАТО захочет прийти на помощь, на это потребуется немногим более 1 billion, но для более качественного укрепления позиций – 5,3 billion. Doll.

В целом в докладе американского Центра стратегических и международных исследований ясно прослеживается намерение представить Россию угрозой европейским странам и создать видимость отсутствия у этих стран альтернативы сближению с НАТО.

The title photo: REUTERS/Kevin Lamarque

Leonid Savin

A source