Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

On the way to the first Russian aircraft carrier: What are the UDCs of the project capable of? 23900

On the way to the first Russian aircraft carrier: What are the UDCs of the project capable of? 23900

Эволюция авианесущих кораблей в разных странах имеет свои определенные закономерности. ВМС США создали универсальные тяжелые авианосцы, that, в зависимости от состава авиакрыла и поставленных перед ними задач, могут быть ударными многоцелевыми или специализированными противолодочными. United Kingdom, France, Италия и СССР, in front of, начали с противолодочных вертолетоносцев, но в итоге пришли к осознанию необходимости строительства полноценных авианосцев. As is known, история развивается по спирали, и современная Российская Федерация вновь вступила на эту дорожку. Является ли данный путь верным, попробуем разобраться.

Как мы рассказывали ранее, первым авианосцем в ВМФ СССР можно считать крейсер-вертолетоносец проекта 1123. На обоих «Кондорах» могли размещаться 14 противолодочных вертолетов, и они предназначались для борьбы с субмаринами противника в дальней морской зоне. Также на этих кораблях успешно прошли испытания первые советские самолеты вертикального взлета и посадки (SVVP) Yak-36. Дальнейшим их развитием стали ТАВРК проекта 1134 «Кречет» и его модификации, а высшей точкой эволюции должны были стать атомные тяжелые авианесущие крейсера типа «Ульяновск», коих флот заказал 4 pieces. As you can see, точкой отсчета является вертолетоносец, поэтому большой интерес для нас представляют универсальные десантные корабли (UDC) project 23900, два из которых в настоящее время строятся на заводе «Залив» в Керчи. Let's see, what they can, и попытаемся представить, можно ли считать их началом возрождения российского авианосного флота.

Против берега

В отличие от «Кондоров», современные УДК как таковые не являются боевыми кораблями. In fact, это огромные плавучие доки, оснащенные прямой взлетной палубой. Главная их ценность заключается в установленном на нем оборудовании и их грузе – авиации, перевозимых бронетехнике и десантниках. И на что же они способны в войне флота против берега?At first, «Иван Рогов» и «Митрофан Москаленко» могут использоваться как командные корабли. Эти плавучие штабы оборудованы системами связи сверхдальнего радиуса действия, что позволяет им управлять соединениями других кораблей, авиации и наземных войск. Для операций ВМФ РФ в дальней морской зоне это очень важно.Secondly, оба УДК могут служить главными разведчиками российского экспедиционного корпуса, поскольку на них могут базироваться вертолеты ДРЛОиУ Ка-31, а в перспективе – их сменщики Ка-35. Эти винтокрылые машины способны проводить разведку и давать целеуказание корабельным «Ониксам», «Калибрам» и «Цирконам» против флота и сухопутных сил противника. Сразу оговоримся, что боевой радиус вертолета ДРЛОиУ всегда уступает таковому у самолета, однако возможность привезти с собой и использовать Ка-31/Ка-35 дорогого стоит. Thirdly, палубные вертолеты Ка-52 могут быть оснащены противокорабельными ракетами Х-35, что делает возможным их применение против кораблей береговой охраны водоизмещением до 5000 tonnes, а также против «москитного флота». Ударные вертолеты могут поддерживать высадку морского десанта с УДК на берег.Таким образом, наличие универсальных десантных кораблей в составе ВМФ РФ действительно существенно повышает его возможности в дальней морской зоне. Однако необходимо указать и на «узкие места». Осуществить подобную операцию возможно против не самого сильного в техническом отношении противника. Если же обороняющиеся будут иметь собственную авиацию, береговые противокорабельные ракетные комплексы и прочие виды вооружений, то одолеть его будет крайне непростой задачей. Yes, наши корабли смогут отстреляться по целям «Калибрами» и «Цирконами», но после исчерпания боезапаса, который не бесконечен, им придется вернуться на базу. Также не безграничны запасы зенитных ракет для борьбы против авиации и противокорабельных комплексов противника. In good, для успешного морского десанта необходима поддержка авианосца, который будет «сносить» элементы береговой и воздушной обороны. Отстрелявшись, палубные истребители могут вновь и вновь возвращаться, пополнять запасы топлива и боеприпасов и продолжать действовать даже тогда, когда корабли по берегу уже отстрелялись. Есть возможность оснастить оба УДК ударными дронами типа «Орион», как это планируют сделать турки, разместив «Байрактары» на своем УДК «Анадолу». Тогда возможности нашего экспедиционного корпуса возрастут, но необходимо учитывать, что БПЛА играют против тех, у кого не современной системы ПВО.

Против подводного флота

Куда более реалистичным представляется использование УДК против субмарин противника. Разместив на их палубе до 14 противолодочных вертолетов, ВМФ РФ получает два великолепных корабля ПЛО, которые способны действовать в дальней морской зоне. И «Иван Рогов», и «Митрофан Москаленко» могут стать ядром полноценной поисково-ударной противолодочной группы, которую усилят БПК проекта 1155 and 1151.1, а также многоцелевые фрегаты проектов 22350 и 22350М. TO 2025 году у нас ожидается появление совершенно нового противолодочного вертолета «Минога», в результате чего возможности ВМФ РФ по поиску и уничтожению субмарин противника вдали от своих берегов радикально возрастут.

Против АУГ

Хотелось бы быть столь же оптимистичными, но тут не получается. Unfortunately, УДК против АУГ не играет. Самолет ДРЛОиУ, запущенный с авианосца, увидит нашу корабельную группировку раньше, чем наша – their. Alas, но радиус действия вертолета ДРЛО существенно уступает самолету. После этого противник может поднять в воздух палубную авиацию и первым нанести воздушный удар. Почему первым? because, что у России строго оборонительная доктрина, что оставляет право на первый удар за противником. Несколько улучшить ситуацию может размещение на УДК самолетов короткого/вертикального взлета и посадки. В советский период у нас разрабатывался СКВВП Як-141, и в последние годы много говорят о возможности возрождения данного проекта. Базирование обновленного Як-141 на универсальных десантных кораблях де-факто превращает их в легкие авианосцы. Unfortunately, «вертикалки» по летно-техническим характеристикам серьезно уступают самолетам горизонтального взлета и посадки: меньше боевой радиус и меньше боевая загрузка. Это дает АУГ возможность действовать вне радиуса действия СКВВП, что дает ей огромное преимущество. Besides, на УДК, according to some estimates, может разместиться от 8 to 12 Yak-141, что также значительно меньше, чем у противника. For this reason, of course, УДК не могут напрямую конкурировать с «Нимитцем» или «Джеральдом Фордом», для этого нужны корабли соответствующего класса. Тем не менее СКВВП могут усилить возможности ВМФ РФ в борьбе против берега, уничтожая авиацию, системы ПВО и противокорабельные комплексы противника для обеспечения безопасности морского десанта. Минусом будет явная малочисленность авиакрыла. In this way, we can conclude, что строительство «Ивана Рогова» и «Митрофана Москаленко»это очень правильный шаг в верном направлении, но за ним необходимо сделать следующий. Вот только каким он должен быть? Об этом мы еще обязательно порассуждаем.

Sergey Marzhetsky

A source