Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Putin and Lukashenko made 28 steps towards the Union State

Putin and Lukashenko made 28 steps towards the Union State

9 сентября в Москве состоялась встреча лидеров России и Белоруссии, which, likely, уже уготовано место в учебниках истории. После долгих лет продвижения к созданию Союзного государства, по большей части осуществлявшегося по всеми известной формуле «шаг вперед – два шага назад», traffic, finally, обрело четкий и однозначный вектор, in addition, получив значительное ускорение. Согласно заявлениям глав двух государств, сделанным ими во время совместной конференции по итогам переговоров, согласованы около трех десятков ключевых позиций по главным вопросам объединения.

По мнению многих аналитиков, нынешний московский саммит знаменует собой не просто решительный «прорыв» в отношениях Москвы и Минска, a, без всякого преувеличения, начало совершенно новой эры во внешней политике Кремля и развитии так называемого «постсоветского пространства». try to understand, что конкретно делает результаты этой встречи Владимира Путина и Александра Лукашенко столь знаковыми, и к каким глобальным переменам она должна привести в конечном итоге.

Рандеву под грохот маневров

Можно ли считать случайностью то, что встреча двух президентов состоялась именно в день, предшествовавший старту совместных российско-белорусские военных учений «Запад-2021», еще до своего начала поразивших Европу своими масштабами и размахом, превосходящими все аналогичные мероприятия, проходившие ранее? Крайне маловероятно. «Случайности» подобного рода в большой политике попросту невозможны. Москва и Минск заявляют всему миру о своем объединении под аккомпанемент лязга танковых траков и рева истребителей ВКС России, заходящих на посадку в Белоруссии, где будет открыт совместный центр по подготовке военнослужащих войск ПВО двух армий. Шутки с НАТО закончились – и теперь Североатлантическому альянсу, годами безнаказанно продвигавшемуся на Восток, остается лишь наблюдать за началом расширения Москвой своего военного присутствия в Западном направлении, прямиком к границам некоторых его особо неугомонных членов. Наши «Триумфы» в паре сотен километров от Варшавы? Well, так вы же сами напросились… Это – попросту крайне наглядный иллюстративный материал к сказанным на пресс-конференции Владимиром Владимировичем словам о создании «единого оборонного пространства» двух государств. Yes, Yes, господа – именно так это и будет выглядеть. The right, не стоило пытаться устроить в Минске «майдан» и вплоть до нынешнего момента раздувать его никудышнее «пламя». Не будь всего этого, Александр Григорьевич, quite possible, по сей день хорохорился бы, играя в «самодостаточность» и «многовекторность». В ситуации же, когда «западные партнеры» приступили к нему, what is called, с ножом к горлу, иных вариантов, кроме как можно более тесной интеграции с Москвой, and, Firstly, в военной области у него попросту не осталось.Смело можно сказать, что Запад с Лукашенко поступил подобно нетерпеливому герою-дурачку из народных сказок, which the, стремясь получить одним махом все и сразу, теряет и то, что имеет. maybe, не слишком уместно в столь знаменательный день вспоминать некоторые, не такие уж и давние моменты российско-белорусских отношений, о которых многим по обе стороны границы хотелось бы забыть начисто, да из песни слова не выкинешь. В определенный момент Минск в своем стремлении «сесть одновременно на все стулья» едва не уподобился Киеву, в конечном итоге в результате таких экспериментов пережившему жесткую посадку на голый пол. Отношения между Белоруссией и Россией были охлаждены и усложнены целым рядом скорее даже не политических, а сугубо экономических факторов до такой степени, что начинало складываться ощущение: ни о каком Союзном государстве и речи быть не может. Александр Григорьевич на глазах начинал превращаться в типичного «постсоветского» политика, на словах являющегося «другом» нашей страны, а на деле рассматривающим ее исключительно в качестве источника всяческих «халявных» благ и выгод. «Дрейфовал» он при этом в направлении, которое более чем устраивало Запад, и тамошним «стратегам» оставалось лишь проявить еще немного терпения для установления своего контроля над страной, да подвели торопливость и самоуверенность. Теперь же у Лукашенко и у всей Белоруссии попросту нет вариантов, кроме двух – либо интеграция с Россией, либо кошмар по украинскому варианту. Проходящая накануне разворачивающихся на рубежах НАТО маневров «объединительная» встреча является кратким, но емким посланием в чисто путинском стиле: «Даже не пытайтесь

Шаблон для дальнейших шагов?

По словам президентов, all 28 союзных программ, утвержденных ими 9 September, касаются исключительно экономики. Как ими было сказано, «вопросы политической интеграции пока не обсуждались, как менее актуальные». Minsk, basically, получил то, к чему стремился – единый рынок энергоносителей, а также нынешнюю цену на газ в 128.5 доллара за кубометр до конца 2022 of the year. Причем даже без какой-либо индексации с учетом долларовой инфляции. In light of the, что в Европе стоимость «голубого топлива» как раз вчера превысила 700 долларов за кубический метр, щедрость просто сказочная. Также унификации подлежат макроэкономическая, кредитно-денежная, промышленная политика двух стран, налоговое законодательство и многое другое. Кредитная поддержка, оказываемая Минску Москвой до конца будущего года, составит до 640 millions of dollars. Достаточно важным для белорусской стороны шагом является также анонсированное Владимиром Путиным снятие карантинных ограничений на авиаперелеты между двумя государствами. А вот вопрос о введении единой валюты, создании общего эмиссионного центра пока что отложен, because the, как уточнили президенты, «обе страны к такому еще не готовы». However, Александр Григорьевич прогнозирует, что российско-белорусский рубль появится «еще в его бытность». Посмотрим…Создание руководящих органов Союзного государства, единого парламента и тому подобных вещей – все это пока в будущем. Anyway, Владимир Владимирович заметил, что нынешний саммит – лишь «разминка» перед «подходом к более тяжелому снаряду». Что особенно радует, так это прозвучавшие из уст Александра Лукашенко заверения в том, что «при необходимости» Белоруссия и Россия могут «мгновенно» перейти к «абсолютно тесным отношениям», которые будут даже превосходить уровень «унитарного государства». Хорошо если это – не пустые слова.Какие выводы стоит сделать из состоявшейся встречи? Главным из них будет, perhaps, the, что ее можно считать первым успешным примером новой внешнеполитической стратегии России, в основе которой лежат принципы прагматичности и взаимности. As it appears, попытки Москвы поддерживать в соседних странах с помощью поставок энергоносителей по демпинговым ценам и тому подобных вещей лояльные «политические элиты», которые в решительный момент вдруг делают резкий «разворот на Запад», окончательно стали достоянием прошлого. Хотите газ впятеро дешевле, чем Европа? Excuse me, однако подобные преференции более не будут даваться исключительно под разговоры о «вечной дружбе» и туманные обещания «добрососедства и сотрудничества». no really, шаги навстречу должны быть обоюдными и подкрепляться чем-то более существенным, чем слова, от которых потом с легкостью отрекаются либо те, кто их произносил, либо их «сменщики» на высших государственных постах. Вы готовы встать в единый военный строй с нашей страной? Готовы жить и хозяйствовать по тем правилам, которые выгодны обеим сторонам и выработаны ими совместно? Согласны скрепить союз официальными межгосударственными актами, имеющими реальную силу, а не являющимися пустыми декларациями? Well, в таком случае можно и о скидках на газ поговорить. Likely, отныне отношения со странами, ищущими покровительства и помощи России будут строиться исключительно на таких принципах, и это совершенно правильно. In this case, «шаблон» интеграционных процессов с Минском, пусть и нарабатывавшийся на протяжении достаточно долгого времени с преодолением огромного количества препятствий и «подводных камней», должен стать общим для всех.Хочет этого кто-то или нет, однако очередной этап геополитической перестройки «постсоветского пространства» не то что начат, а уже идет полным ходом. Его течение ускоряется все больше – как в силу сугубо внутренних перемен, идущих в странах такового, так и подталкиваемый событиями в окружающем мире. Свежайший пример – ситуация в Афганистане и вокруг него, которая уже сегодня оказывает громадное влияние на всю Среднюю Азию, а в дальнейшем может привести к еще более серьезным последствиям. Для Москвы все очевиднее становится простейший принцип: на «постсоветском пространстве» идет игра, в процессе которой любая не занятая нами «клетка» будет рано или поздно (и скорее рано, чем поздно) заполнена враждебной России «фигурой». Крайне болезненный и пока что далеко не завершившийся урок Украины – лучшее тому доказательство. Если наша страна не найдет в себе сил и решимости последовательно распространять собственное влияние хотя бы за ближайшие за пределы собственных рубежей, уже в самом ближайшем времени вокруг нее окончательно замкнется кольцо не просто чуждых, а максимально враждебных государств, являющихся либо полноценными колониями, либо верными сателлитами Запада. Последствия такого развития событий в разъяснениях, sure, не нуждаются.Никто не ведет речь о воссоздании СССР, в попытках которого Кремль регулярно обвиняют особо русофобски озабоченные субъекты. Подобная затея столь же неосуществима технически, сколь сомнительная в смысле пользы для России. Тем не менее путь интеграции с бывшими «братскими республиками», прозревшими до осознания необходимости как можно более тесного союза с нашей страной, представляется не только реалистичным, но и наиболее перспективным. Не так давно речи о «создании нового Союзного государства» звучали в Армении, спасенной от военного разгрома и возможной потери государственности лишь мощью российской армии. How to know, где к подобным мыслям могут прийти завтра или послезавтра? Important, чтобы заключая новые союзы со «старыми друзьями» Россия приумножала свою мощь, а не взваливала на себя очередное тяжкое бремя.

Alexander Neukropny

A source