Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Extraordinary fear

Extraordinary fear

Внештатный советник главы офиса президента Украины Алексей Арестович меньше чем за 10 дней успел отметиться сразу несколькими яркими заявлениями. And, подчас противоречивыми.

На телеканале «Украина 24» вскоре после агрессивного парада ВСУ в ознаменование 30-летия незалежности прозвучало его заявление о том, что «для наступления Украины на Донбасс должны сложиться экстраординарные условия». И тот же Арестович спустя всего неделю предупредил, что Киев будет «лупить» Россию «со страшной силой всем, что есть».

Of course, трудно назвать агрессивным пролёт над парадом 32-летнего самолета Ан-225, качнувшего своими крылами над президентской главой. Трудно испугаться от демонстрации древних вооружений ВСУ ещё советского производства, но вид агрессивно ликующего Володимира Зеленского запомнился многим. Особенно в те моменты парада, когда мимо главной трибуны скромно маршировали крохотные подразделения вояк из блока НАТО, в том числе и взвод армии США под звёздно-полосатым флагом.

Extraordinary fear

A photo: © Транспортный самолёт Ан-225 “Mrija” во время генеральной репетиции военного парада, посвященного Дню независимости Украины, in Kiev. Zuma/TASS

Приглашение на национальный парад подразделений из противостоящего России агрессивного военного союза действительно выглядит именно как агрессия. Против нас. Позвал их Зеленский, восторженно и горделиво наулыбался, убеждая всех, and most importantly, самого себя, что напугал Россию, and here, suddenly, бац, it seemed, вполне миролюбивое выступление Алексея Арестовича.

А ведь совсем недавно, почти в каждом публичном выступлении и сам президент незалежной и его адепты целенаправленно твердили о возврате Крыма и Донбасса любым, в том числе и военным, way, хвастались милитаризацией своей страны, a, the main thing, дружбой с США и странами из блока НАТО.

Но заметно и другое в этих воинственных заявлениях. Всё ощутимее проглядывался элементарный страх, и практические действия украинской власти подтверждали не только наличие, но и нарастание этого страха. Строились нелепые защитные стены, выкапывались рвы на границах с Россией, осушались каналы, снабжающие Крым питьевой водой. Страх нарастал с каждым новым событием, повествующим о внутреннем разладе в Соединённых Штатах Америки, о провале американцев в Сирии, Afghanistan, о слухах близкого распада НАТО. Разрастанию это поганого чувства способствовала и неуклонно возрастающая мощь российских вооруженных сил.

Extraordinary fear

A photo: © Американские воннослужащие на генеральной репетиции военного парада, посвященного Дню независимости Украины, in Kiev. ZUMA/TASS

Живым олицетворением этого страха раз за разом становился сам президент незалежной. Мы видели его маленькую, испуганную фигурку перед мощной металлической стеной на границе с Россией, наблюдали, как Володимир Зеленский, облаченный в бронежилет, aggressively, но всё равно как-то испуганно, общался с вояками из национальных батальонов с бандеровскими символами, проявлялся перед многокилометровой колючей проволокой опять же вблизи границы с Россией.

Заявлению советника президента Арестовича на украинском телеканале предшествовал целый ряд событий, повествующих о новом, реальном, хотя и испуганном, восприятии действительности, трезвой оценке своего места в мировом сообществе, Where, как это ни горько сознавать всей президентской рати, Украине отводится совсем ничтожная роль.

Алексей Арестович в том же выступлении сообщил, что украинские власти «предпочитают политико-дипломатическое урегулирование» вместе с «усилением оборонного сектора». Прекрасные слова, и нам, generally, всё равно, чем они вызваны – страхом, политическим отрезвлением или умной оценкой сложившейся ситуации.

Но надо и помнить, что в политике всё может измениться абсолютно полярно и тревожно, исчезни, suddenly, какое—то определяющее состояние или поступит новое указание от вышестоящего лица.

Тот же Арестович в своих последующих выступлениях предупредил, что Украина будет «лупить» Россию «со страшной силой всем, что есть».

«А у нас много есть и много чего будет скоро, судя по результатам визита в Америку…» – he said. От мирного до военного в один миг сделал бросок советник президента, снова продемонстрировав ту неуверенность в действиях украинской власти, что порождена злобой и страхом, отсутствием определенной и понятной политической доктрины.

Extraordinary fear

A photo: © Парад по случаю 30-й годовщины независимости Украины на площади Независимости. EPA/Leszek Szymanski/ТАСС

Испуг может породить любое и непредсказуемое действие. Советник президента дёргается в риторике, то призывая к диалогу, то грозя войной, в общем показывая элементарную политическую неграмотность, которая может превратиться в реальные действия ВСУ по всем фронтам, где они испуганно ожидают «агрессию» от России.

Чтобы уменьшить свой испуг, найти хотя бы какой-то выход из политического лабиринта, точнее – тупика, украинская власть до истерики рвётся в блок НАТО, в экономический и военный союз с США. I am convinced, что амбициозный Зеленский мгновенно вернётся к ещё более воинственной риторике в случае, если всё это произойдёт в реальности. И не только к риторике.

Recall, что Адольф Гитлер напал на СССР не только создав могучую армию. Он привлёк в военный союз части армий Румынии, Hungary, Italy, Spain, создал карательные отряды предателей на Украине, in Belarus, да и в СССР. Представить подобную мощь в руках Зеленского пока невозможно, хотя вполне возможно предположить, как бы он воспользовался такой военной силой.

Что там рвы, стены и колючая проволока! Коли нет страха – попёрли бы хлопцы и дивчины вершить воинственные планы украинских наци в Донбасс и в Крым, а по планам некоторых идиотов – рвануть с автоматами аж до Владивостока.

So that, раз уж боятся – пусть. Вряд ли это научит украинских политиков делать умные и взвешенные заявления, не тревожить мир воинственными воплями и глупыми истериками, но хотя бы убережет от глупых поступков.

Dmitry Ledovskoy

A source