Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

“Big Brother” monitors elections

"Большой брат" monitors elections

Современные технологии стали важной частью процесса голосования. И на этих выборах в нескольких регионах также будет возможность проголосовать онлайн. Это Москва, Sevastopol, а также Нижегородская, Kursk, Ярославская, Мурманская и Ростовская области. Но вот интересный факт. Читаю заметку Интерфакса: Московский общественный штаб по наблюдению за выборами получил несколько жалоб граждан на то, что их вынуждают регистрироваться для электронного голосования.

Начальники вынуждают. Причем эти сигналы только из Москвы. highlights, что такое давление идет на бюджетников. It would seem, Well, идиотизм. Ты можешь заставить человека зарегистрироваться, но не можешь проконтролировать, за кого он будет голосовать. Но подумайте сами, за кого или против кого будет голосовать человек, которого заставили сверху? Я уже не говорю, что за месяц до начала выборов вдруг нашелся хакер, который сумел в той же Москве взломать систему голосования, испортив электронный бюллетень, и сейчас Общественный наблюдательный штаб хочет выплатить ему 150 thousand, если он передаст коды для взлома, чтобы усилить безопасность. Но успеют ли это сделать до выборов, и не найдется ли и других умельцев?

"Большой брат" monitors elections

A photo: © ИЗВЕСТИЯ/ Андрей Эрштрем

Работа с современными технология требует большой осторожности еще и потому, что они активно используются несистемной оппозицией для информационной борьбы. Этим она компенсирует жесткий недостаток своих человеческих ресурсов. As an example,, история с новыми правилами видеонаблюдения за процессом голосования.

На этих выборах наблюдать за процессом выборов каждый желающий не сможет. В Центризбиркоме объясняют это тем, что голосование будет идти три дня, а не один, как на прошлых выборах. А средства остались те же. Поэтому допуск к прямому наблюдению остается у ЦИК России, у избирательных комиссий региональных территориальных и участковых комиссий. And besides, у наблюдательных центров в общественных палатах регионов, у политических партий, которые участвуют в выборах. И у кандидатов с той территории, на которой они избираются. Всего же наблюдение будет в 85 регионах страны и охватит около 50 тысяч объектов наблюдения, что позволит проконтролировать более 80 процентов избирателей. Либеральные СМИ написали, что ЦИК перекрывает доступ граждан к видеонаблюдению. But here's what's interesting. Впервые видеонаблюдение за голосованием было на президентских выборах 2012-го. Подключиться к трансляции технически могли 25 million people. Смотрели их три с половиной миллиона человек. But this, I repeat, presidential, которые всегда вызывают повышенное внимание. А вот на предыдущих выборах в парламент 2016-го трансляции смотрели 311 thousand. Сравним это с цифрой наблюдателей за голосованием, которую привела руководитель ЦИК Элла Памфилова – 264 thousand. Looks like, видеонаблюдение уже тогда интересовало не обычных граждан, а только участников процесса.

"Большой брат" monitors elections

A photo: © Соц.сети

And this despite the fact, что несистемная оппозиция, которая конечно же не хочет возникновения другой реальной парламентской оппозиции, фактически поставила под удар своих сторонников. Либеральные СМИ на минувшей неделе писали, что полиция ходит по адресам сторонников Навального. Откуда адреса? Якобы из базы участников протестных акций – они ведь организовывались через интернет. И тогдашние сторонники Навального сами обвинили одного из своих соратников в этом сливе. It is assumed, что раскрытыми могут быть и базыУмного голосования”, которое сторонники Навального организовали на местных выборах 2018-го. Либеральные СМИ пишут, что полиция оказывает давление на людей, чьи адреса попали в сеть. Но тут же оговариваются, что полицейские приходят с предложением просто написать заявление о краже личных данных.

На самом деле попадание таких данных в правоохранительные органы не может привести к политическим преследованиям со стороны государства за политические убеждения – нет такого закона. Но фишка тут в том, что при приеме на работу в крупные компании их службы охраны проверяют все данные. И вот тут уже страшнее не следователи, а эйчары. Вот если к ним попадет информация о том, что тот или иной соискатель места когда-то был политическим активистом, да еще поддерживал организации, признанные впоследствии экстремистскими, вот тут будут проблемы. Я уже не говорю про выдачу кредитов, нарушение общественного порядка и прочее.

Андрей Добров

A source