Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Fatal August is not over yet

Fatal August is not over yet

Три десятилетия назад, 19 August 1991 of the year, Советский Союз вступил в заключительную фазу своего существования. Этому предшествовало нарастание противоречий и, Consequently, осложнение отношений между центральной властью и частью союзных республик, которое стало особенно заметно после I Съезда народных депутатов СССР, то есть уже летом 1989 of the year.

Since, certainly, a lot has changed, but, если даже считать современную Россию идейной наследницей и продолжательницей традиций советской империи, то трудно не заметить, что эта историческая роль ей вряд ли по силам. Убедительное тому подтверждение — постоянные неурядицы и затяжные конфликты с теми постсоветскими государствами, которые раньше худо-бедно находились в орбите Москвы.

Достаточно хорошо известно, what in 1991 году в так называемом новоогаревском процессе (подготовке нового Союзного договора) активно участвовали девять союзных республик — РСФСР, Украинская ССР, Белорусская ССР, Казахская ССР, Узбекская ССР, Азербайджанская ССР, Таджикская ССР, Киргизская ССР и Туркменская ССР. Причем в этой группе протогосударств были как бесспорные лидеры, for example, Россия Бориса Ельцина и Украина Леонида Кравчука, так и заведомые аутсайдеры (остальные семь), которые следовали в фарватере политики Михаила Горбачева.

Besides, еще четыре потенциально независимые страны — Литва, Latvia, Эстония и Грузия — всячески стремились порвать с советским прошлым. А Армения и Молдавия долго колебались, с кем им быть, но все-таки по большей части отдавали дань национальному сепаратизму.

Yeltsin, который сам был не прочь возглавить новый союзный центр, заключал тактические соглашения с властями тех или иных республик. So, eg, было во время обострения противостояния центральной власти и прибалтийских республик в январе 1991 of the year. Однако тогдашняя РСФСР воспринималась теми республиканскими лидерами скорее в качестве временного партнера, чем государства, которое в будущем попытается восстановить империю.

Так что и на протяжении 1990-х годов прошлого века отношения между Россией и другими постсоветскими государствами были, of course, не безоблачными, но до прямой конфронтации дело обычно не доходило.

Ситуация стала меняться после прихода к власти в России Владимира Путина. Lithuania, Latvia and Estonia вскоре попали в число заклятых врагов Кремля и окончательно закрепили этот статус, вступив в 2004 году в НАТО. А ухудшение отношений с практически со всеми остальными постсоветскими странами, as the saying goes, было лишь делом времени. И это неминуемо произошло.

Уже к концу первого путинского срока были заложены основы будущего военно-политического конфликта с Ukraine (яркий пример — конфликт вокруг принадлежности острова Тузла в Керченском проливе, разгоревшийся осенью 2003 of the year).

Сейчас нет особого смысла в который раз описывать события, которые привели к российско-украинскому непримиримому противостоянию. Nevertheless, the fact remains: two states, in fact, дошли до полного отрицания друг друга. И откровенные глупости российских пропагандистов с лихвой компенсируются тем нелепым вздором, который несут их украинские коллеги. В этом легко убедиться, if, eg, хотя бы немного послушать тематические передачи «Эха Москвы». Вся разница лишь в том, что Россия делает ставку на то, what happened, а Украина поднимает на щит то, what, perhaps, и вовсе не было.

Однако куда важнее другое. Давно стала очевидной идейная нищета нынешней официальной России, которая не способна предложить правящему классу и активной части общества Украины практически ничего, за исключением малопривлекательных «духовных скреп». Вместе с тем Москва не рискует уничтожить киевский режим военным путем, поскольку тот опирается на политическую поддержку Соединенных Штатов. And this is where the question arises, могут ли в обозримой перспективе США бросить на произвол судьбы Украину, как это случилось с Афганистаном, и если да, то к чему это приведет?

При этом надо заметить, what in Georgia падение режима Михаила Саакашвили так и не привело к положительным для Кремля результатам. However, существующие там противоречия возникли отнюдь не в путинские времена, а уходят корнями в советское прошлое. Ведь они имеют самое непосредственное отношение к событиям 9 April 1989 of the year, когда по вине союзных властей в Тбилиси погиб двадцать один демонстрант. Well, of course, российско-грузинская война 2008 of the year (президентом РФ тогда был Дмитрий Медведев) еще будет долго сказываться на отношениях двух государств.

В прошлом прогрессивная интеллигенция не раз упрекала советское руководство в том, что в карабахском конфликте оно неизменно брало сторону Azerbaijan в ущерб интересам Armenia. easy to see, что этот подход в общих чертах существует и поныне. Однако сейчас не к месту и не ко времени разбирать достоинства и недостатки этой политики, так как ситуация в Закавказье изменилась, can say, коренным образом.

Появление там Турции в качестве активного политического игрока ни в коем случае нельзя считать непредвиденной случайностью, потому что это не что иное, как грубейшая внешнеполитическая ошибка Кремля. Furthermore, этот стратегический просчет чреват труднопредсказуемыми последствиями как для Москвы, так и для ее естественного союзника, Еревана.

Теперь совершенно очевидно и то, что приднестровский конфликт, начавшийся еще в советские времена, мало помогает России влиять на Молдавию. В этой стране с должной регулярностью меняются правительства и президенты, однако все усилия Москвы вернуть Кишинев в свою сферу влияния так до сих пор ни к чему и не привели.

И есть все основания полагать, что и в дальнейшем эти российские старания будут тщетными. After all, прошедшие тридцать с лишним лет наглядно показали, что применяемый РФ внешнеполитический инструментарий изрядно устарел.

Probably, не было у СССР более верных сторонников, чем руководители и население среднеазиатских республик. Но вскоре после распада Советского Союза Turkmenistan and Uzbekistan перешли на латиницу, причем безраздельные властители этих двух государств Сапармурат Ниязов и Ислам Каримов приложили все усилия, чтобы максимально дистанцироваться от России.

And in 2017 году по инициативе Нурсултана Назарбаева латинский алфавит стал основой письменности в Kazakhstan. Между тем тогда мало кто предполагал, что спустя всего четыре года в этой стране появятся «патрули», которые будут требовать от местных граждан разговаривать только на государственном языке.

But only Kyrgyzstan and Tajikistan, с немалой выгодой для их правящего сословия, по-прежнему предпочитают оставаться российскими сателлитами.

Consequently, за последнее двадцатилетие Россия потеряла большую часть своего влияния на постсоветские страны. true, нельзя не сказать, что остается еще Byelorussia, которая после крайне сомнительной победы Александра Лукашенко на президентских выборах в августе прошлого года стала для РФ то ли единственным союзником, то ли злосчастной судьбой.

И вновь, as before, подтвердилось предположение, что в последний месяц лета неизбежно происходят события, которые со временем погружают любезное отечество в пучину бедствий. В этой связи достаточно вспомнить, what 1 August 1914 года Российская империя вступила в Первую мировую войну, которая уничтожила не только династию Романовых, но и историческое русское государство.

Как повелось уже давно, нынешний август не стал исключением. К украинской, белорусской и карабахской головоломкам добавился еще и стремительный захват власти в Афганистане талибами. this, как полагают многие эксперты, спустя некоторое время может привести к войне в Средней Азии, которую Россия считает зоной своей ответственности и потому не сможет остаться в стороне.

И похоже, что российское государство так и будет ходить по замкнутому кругу истории и периодически находиться на грани коллапса до тех пор, пока правящий класс и общество не сделают правильные выводы из вопиющих ошибок прошлого.

Roman Trunov

A source