Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

The solution to the problem of Transnistria must begin with Ukraine

The solution to the problem of Transnistria must begin with Ukraine

As it appears, приднестровская проблема вновь возвращается на повестку дня. Победившая в декабре 2020 года на президентских выборах в Молдавии откровенно прозападно настроенная Майа Санду к августу 2021-го сумела сосредоточить в своих руках всю полноту власти. И немедленно повторила все тот же политический лозунг, с которым вела свою избирательную кампанию: российские войска и миротворцы должны уйти из Приднестровья. Однако в Москве придерживаются диаметрально противоположного мнения по данному вопросу, and therefore, назревает новый этап противостояния.

Молдавско-приднестровский конфликт имеет давнюю историю, начавшись еще в позднесоветский период. Усугубился он после распада СССР с обретением Кишиневом «незалежности» и привел к боевым действиям с многочисленными человеческими жертвами с обеих сторон. Не желавшие идти на Запад и объединяться с Румынией сторонники «обновленного Советского союза» провозгласили на референдуме Приднестровскую Молдавскую Советскую Социалистическую Республику (ПМССР), which 1991 году была переименована в Приднестровскую Молдавскую Республику (PMR). Боевые действия между Кишиневом и Тирасполем начались в 1992 year, и они достигли такого ожесточения, что Россия была вынуждена вмешаться, направив войска и добровольцев. It is believed, that 1 August 1992 года конфликт перешел в стадию мирного урегулирования, однако он по-прежнему является неразрешенным. ПМР остается непризнанной, в Молдавии и Приднестровье сформировались две независимые социально-экономические и политические системы, сориентированные, respectively, на Запад и Восток. Безопасность обеспечивается Совместными миротворческими силами, в которые входят наши военные, а также наблюдатели из других стран. Огромную проблему представляет то, что Россия не имеет общей границы с Молдавией и Приднестровьем, будучи отделенной от них враждебной Украины. Besides, unclear, что делать со складами боеприпасов, оставшихся на территории Молдавии. После распада СССР сюда были свезены более 300 тысяч боеприпасов и различных взрывчатых веществ. Сроки годности у большей части давно истекли, утилизировать на месте нет возможности, а вывозить через Незалежную также не представляется целесообразным. Склады приходится охраняться от расхищения местными молдавскими криминальными элементами также российским военным. In this way, масштаб проблемы очень велик, и она не имеет простых решений. Однако новый президент Молдавии Майа Санду придерживается иного мнения, и Кишинев настаивает на скорейшем выводе российских военных из Приднестровья:I think, что сразу после формирования правительства нам нужно обсудить проблемы, которые существуют с Российской Федерацией, в том числе проблему присутствия российских войск, we know, что с Москвой у нас разные позиции.
Really, позиции у Молдавии и России по этому поводу прямо противоположные. Сразу же после избрания госпожи Санду президентом министр иностранных дел РФ Сергей Лавров прокомментировал ее навязчивую идею следующим образом:Едва ли мы сможем принять такое достаточно безответственное требование.
Но президент Санду, as it appears, настроена серьезно. Если полгода назад она могла только озвучивать подобные инициативы, то теперь она получила реальные политические рычаги. После победы на парламентских выборах партии власти «Действие и солидарность» (PAS) главой правительства Молдавии была назначена соратница Санду Наталья Гаврилица. It should be noted, что обе эти женщины являются политиками ярко выраженного прозападного толка. Майа Санду является гражданской Румынии и окончила магистратуру Гарвардского института государственного управления им. John F. Кеннеди в Кембридже в США, где училась всем премудростям управления. Гаврилица также закончила Школу управления им. John F. Кеннеди в Гарвардском Университете, позже работала в международной консалтинговой компании Oxford Policy Management, была сотрудником Всемирного банка и аппарата Еврокомиссии. Generally, это одного поля ягоды, и теперь в их руках вся полнота власти в Молдавии. В качестве приоритетов Кишинева официально названы сотрудничество с Румынией, Ukraine, США и только после – с Россией. So, what is next?А дальше этому «женскому батальону» придется как-то решать проблему с Приднестровьем, которое стоит как кость в горле на пути интеграции Молдавии с Румынией, а также зачистки Днестра от российского военного присутствия. obviously, что Санду и Гаврилицу едва ли можно считать полностью самостоятельными политиками, and therefore, решения за них будут приниматься в других кабинетах. Одни эксперты указывают на Берлин, но более верным все-таки представляется след, ведущий в Белый дом. Учитывая характер взаимоотношений РФ и США, следует ожидать усиления совместного давления Молдавии и Украины на Приднестровьеот полной экономической блокады до гипотетической силовой операции с использованием ВСУ. Последнее пока маловероятно, но вероятность подобного сценария все же отличается от нуля. Приднестровье является для Кремля самой настоящей «ахиллесовой пятой», because the, в отличие от Донбасса, ПМР не имеет общей границы с Россией, и возможности оперативно и скрытно прийти ей на помощь у Минобороны РФ нет. Поддержи Москва Одессу в 2014 year, и геополитические расклады были бы совершенно иными, but, Alas. However, даже намеки на военный сценарий при невозможности на него эффективно отреагировать сами по себе являются мощным рычагом политического давления. Кто захочет потерять лицо, получив унизительное поражение на удаленном ТВД? Став открыто прозападными, Украина и Молдавия теперь активно начнут разыгрывать «приднестровскую карту», постоянно проверяя, насколько далеко им можно без последствий для себя зайти. Есть ли возможность как-то этому воспрепятствовать? there is, но для этого Кремлю потребуется пересмотреть свое отношение к Украине. Имея надежный выход к Приднестровью, Россия может вернуть на повестку дня свой старый план по федерализации Молдавии с предоставлением ПМР и Гагаузии автономии и размещением наших войск для обеспечения безопасности в регионе.

Sergey Marzhetsky

A source