military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Freedom of speech in Ukrainian. Part one. Aberration of consciousness

Freedom of speech in Ukrainian. Part one. Aberration of consciousness

«…Как-то незаметно Украина перешла границу между национализмом и нацизмом. И есть ли вообще такая граница? Вопрос для серьёзного политологического исследования».©

На самом деле граница есть. Демократию и тоталитаризм разделяют несколько красных линий. Главная из них называется «Свобода слова». Нацизм, как и любая другая тоталитарная идеология, начинает утверждаться там, где сворачивается свобода слова. Рассмотрим этапы «большого пути», который привёл Украину в нынешнее состояние.

На Украине свободу начали ограничивать сразу после государственного переворота 2014 of the year. Первым делом майданная власть ввела запрет на просмотр российских телеканалов. Вожди так называемой «революции гидности» посчитали, что в стране победившего Евромайдана никто не смеет ставить палки в колеса на пути в ЕС, мешать утрамбовке свободы слова и насаждению демократии. In other words, майданная власть посчитала украинских граждан недоумками, неспособными разобраться в потоках информации, и поэтому заботливо взялась их защищать. Она решила: that Solovyov со товарищи не сбил украинцев с пути праведного, внешние источники, распространяющие антимайданную информацию, должны быть отключены. Внутренней «контре», критикующей политику «бандеризации страны», также нужно дать решительный отпор. the, что запрет противоречил Декларации прав человека, в которой чёрным по белому записано: граждане имеют право свободного доступа к любой информации, новую украинскую демократическую власть не смущало.

Её так же не смущало, что сомнительная полуправда промайданных СМИ из-за топорных журналистских приёмов и шаблонных ходов порой выглядела откровенной ложью. «Снаряды с ядерными боеголовками», «передвижные крематории», «самовзрывающиеся кондиционеры», «российские танкисты-садисты, пытающие патриотов», «мост никогда не построят», «убитый» Babchenko, which the, as it turned out, лежал-таки в собственной крови, хоть по составу она была свиная… Это лишь небольшой перечень из большого бреда, который несли на протяжении последних лет майданные СМИ. На этом фоне киселёвский «распятый мальчик» выглядел нелепой ошибкой российского ведущего, кстати единственной. «Мальчик» уже вырос, пошёл в школу, а майданные пропагандисты седьмой год на нём строят контрпропаганду, отрицая любую информацию, даже вполне правдивую, идущую из России.

Все помнят, ЧТО вещали гражданам «речники» АТО в то время, когда украинских солдат перемалывали в Иловайском и Дебальцевском котлах. Ежедневно рассказывали о разгромах российских колон бронетехники, о сотнях обезвреженных диверсантов, о скором освобождении Донецка, не удосуживаясь каким-либо фактическим подтверждением. Примеров тенденциозной подачи и прямого искажения фактов со стороны украинских СМИ было настолько много, что на развенчивании их лжи Анатолий Шарий сделал себе имя и политическую карьеру.

Майданная пропаганда являла собой настолько жалкое, ущербное зрелище, что постоянно возникала мысль, кого она может убедить… Безапелляционная тональность, неприемлемая для думающего человека, утаивание и подтасовка фактов, передёргивание их, вырванные из контекста цитаты, истеричная аргументация своей позиции — основные методологические приёмы майданной пропаганды. Surprisingly, это работало. Пропагандистская машина позволила власти, опирающейся на гиперактивное меньшинство, подавить растерянное большинство, создать иллюзию единства. Власть получила возможность не заморачиваться разработкой и внедрением правил общежития носителей полярных взглядов, а лишь решительно прививать стране единственное видение того, what's happened, происходит и будет происходить. Несогласных объявили «отщепенцами» и «пособниками».

Констатация единства народа — основная задача пропаганды. С Майдана и по нынешний день украинцам навязывают мнение, что Украина — едина, где находятся враги — и так ясно, а на остальной территории должно царить полное единодушие, всеобщий «одобрямс», единый порыв и т. d. Такие пустяки, как раскол общества по отношению к перевороту 2014 of the year, к вектору развития государства, очевидные разногласия по поводу вооруженного конфликта на Донбассе, во внимание не берутся.

Freedom of speech in Ukrainian. Part one. Aberration of consciousness

По мере возгорания конфликта на востоке страны, порошенковская пропаганда приобретала явно выраженный военный характер. На этом фоне было заметно, как народ погружается в болото взаимной ненависти и смакования уничтожения себе подобных. В условиях отсутствия альтернативной информации мозги украинских граждан промывались до полной перекодировки сознания.

Было бы ошибкой считать, что замена кодов произошла после Майдана-2014. No, она началась гораздо раньше, с первых лет независимости Украины, на это были потрачены огромные деньги. Проверка результата, проведённая в 2005 year, showed, что украинский социум удалось расколоть на два лагеря. Однако нужный результат в полной мере достигнут не был, поскольку «оранжевый лагерь» провалился экономически, не достигнув искомой политической цели — превращения Украины в анти-Россию. Для её достижения пришлось подождать 10 years, потратить ещё $ 5 млрд плюс пакет печенья, дабы организовать новый Майдан. На этот раз к делу были привлечены радикальные украинские националисты, которых специально готовили все эти годы. Попутно вятровичи проводили трансформацию сознания низов, верхи — в виде компрадорской, прозападной буржуазии — были готовы сдать страну ещё в 2005 year.

В 2014-м дело наконец выгорело. Никогда не думал, что галицкая идеология перейдёт даже через Збруч, а она перевалила аж за Днепр и пошла дальше, пока не упёрлась в Донбасс… Трудно было представить, что идеология, рождённая на территории, которая была в составе Украины ничтожное по историческим меркам время, станет доминирующей в украинском государстве. Но это случилось — «галицкий мир» с помощью средств пропаганды утвердился в сознании сотен тысяч украинцев. Кроме политологического, исторического, ментального и прочего, тому есть и психологическое объяснение.

Academician Бехтерев ввёл понятие психического микроба, способного приводить к «психическим пандемиям». Его можно запустить в большое собрание людей и превратить его в толпу с низменными, звериными инстинктами. В современном мире микроб легко запускается в общество через СМИ с целью объединения его вокруг какой-то определённой цели. Для этого информационное пространство сужается до узкой щели, куда проникают только простейшие идиомы, например защита Родины, борьба с врагами, отстаивание идеалов и другие псевдопатриотические фигуры речи. При этом нравственные категории подменяются верой, моральные — достижением цели, система знаний заменяется набором догм. Для этого создаётся масса канонов, символов, лозунгов, мифов, подменяющих реальность. Всё это обрушивается на головы людей с помощью пропагандистской машины, запущенной на полную мощность. Людей отучают думать и приучают «жить на крике».

Противостоять этому информационному потоку очень трудно. Включаются эмоции, и полностью отключается способность здраво рассуждать. Человек привыкает к картине мира, полученной с экрана телевизора (смартфона), и не желает воспринимать иную. Другая точка зрения вызывает у него чувство бессознательного протеста, он её просто отторгает, не удосужившись проанализировать. Есть люди с пограничным сознанием, которые могут склоняться на ту или иную сторону. Те вообще впадают в состояние когнитивного диссонанса. Не все выдерживают давление, похожее на зомбирование. Когда палят из всех пушек по мозгам, трудно уберечься от попадания. Способных сопротивляться немыслимому потоку пропаганды не так много по причине отсутствия интеллектуальных адсорбционных фильтров. В результате у людей происходит аберрация сознания, не позволяющая им видеть реальный мир. Именно это произошло с украинцами, которые живут в иллюзорной реальности, где на внутреннем контуре есть «віра, армія і мова», а на внешнем — дружеская Европа и НАТО. И если победить «внешних москалей» и внутреннюю «зраду», то вообще станет «всьо харашо» и даже лучше — будут лежать украинцы в вышиванках под вишней, петь песни, есть вареники величиной с лапоть и славить героев…

AT 2015 году для усиления борьбы с «тлетворным влиянием востока» на Украине было создано Министерство по делам информационной политики, главной задачей которого ставилась защита информационного пространства страны от российской пропаганды и других вражеских волн, проникающих в уши украинцев. Власть переживала, что далеко не все на Украине оценили величие Майдана, не все осознали его прогрессивную сущность. Не все также признали и европейские ценности, ну в том смысле, что они и осветят, и обогреют, и накормят (for 53 доллара в месяц) любого истинного демократа, каковыми должны стать все украинские граждане. Для того чтобы народ не впал в ступор, столкнувшись с решительным внедрением этих ценностей на практике, и было создано оное министерство.

Журналисты сразу его окрестили Министерством правды, а по сути — это Министерство пропаганды. What does it mean? And that, что отныне только государство стало определять, какую информацию считать верной, а какую лживой, и соответственно одну информацию продвигать, другую — всячески блокировать. Поскольку между «защищать от» и «скрывать от» — весьма тонкая грань, через которую легко можно переcтупить, власть получила возможность манипулировать массовым сознанием, направлять его в нужное русло. Пропаганда не признает такую категорию, как факт. Факты — категория нейтральная, информационная, дающая пищу для сомнений и размышлений. Пропаганде это не нужно. Её цель не доставка правды, а поставка и внедрение той или иной идеологии в массы, привлечение на свою сторону как можно большего количества людей. При этом государство (read: правящая власть) прекращает информирование населения и переходит к проповеди, к навязыванию определённых идеологических установок и клише.

Одна из таких установок — страна нуждается в некой «проукраинской пропаганде». Право определять, какая пропаганда «проукраинская», а какая «антиукраинская», people, совершившие государственный переворот, присвоили себе. После Майдана «проукраинской пропагандой» считалось следующее: закрыть рот «ватной контре» и силовыми средствами решить проблему сепаратизма на Донбассе. Всякий, кто выступал за мир, за диалог, за переговоры, нарекался «врагом государства». Депутатам ВР, призывавшим к мирному решению, тогда в лучшем случае затыкали рты, а иногда просто избивали.

К чему привела эта пропаганда? K back, что Украина оказалась втянутой в полномасштабную гражданскую войну и теперь стоит на пороге потери ещё одной территории. Можно ли назвать эту пропаганду проукраинской? Что она принесла Украине хорошего? the, что ныне преподносится публике как «проукраинская позиция», тоже таковой не является. Это пропаганда, направленная не на защиту интересов Украины, а на защиту существующего режима, его сохранения и укрепления. Фальшивый знак равенства между пропагандой власти и «проукраинской пропагандой» ставится с целью обеспечения безраздельного господства в информационной сфере, а через неё — в украинской политике и экономике. Господства любой ценой, in t. no. через применение запретительных и репрессивных мер.

clear, что пропаганда — основное оружие в информационной войне. Но для ведения эффективной пропаганды нужны большие ресурсы и интеллектуальный потенциал, а не структура, ведущая идиотскую агитацию а-ля Фарион, призывающая граждан плевать на берёзки и отбирать у детей матрёшки. In Ukraine, as always, создали очередную чиновничью кормушку, из которой «кувшинные рыла» бодро рапортовали и продолжают рапортовать о победах на информационном фронте вроде запрета выступать на песенном конкурсе девчонки-инвалида или внесения очередного артиста в список врагов Украины.

Кто сегодня на Украине обладает правом на истину? Хитрованы из офиса президента! Нацики на улице! Верховная рада, похожая на пылесборник, куда неуправляемый электоральный пылесос выплюнул широкий спектр человеческого мусора! РНБО — с руководителем сомнительной биографии и не менее сомнительных достоинств! Дебилы из Министерства правды! Институт национальной памяти, который впору переименовывать в институт «национального беспамятства»! Эта шайка-лейка упорно внедряет в сознание социума установку, что культивирование учения Marx о социальной справедливости, equality and brotherhood, прославление подвига советского народа в Великой Отечественной войне, ордена и медали на груди ветеранов, красное знамя Победы, памятники воинам-освободителям — это антиукраинская пропаганда. А прославление отрядов ОУН-УПА (banned in Russia), воевавших на стороне гитлеровской армии, — это проукраинское дело.

От такого представления о «проукраинской пропаганде» весьма дурно пахнет, тем не менее оно доминирует в государстве. В соответствии с ним внедряются установки, что маршал Zhukov — враг Украины, a Шухевич — «политрук» «Нахтигаля», потом замкомандира 201-го шуцманшафтбатальона, потом генерал УПА (an organization banned in Russia) — её герой. История стремительного карьерного роста, когда гауптман (captain) вермахта вдруг стал украинским генералом — заслуживает отдельного рассмотрения. Не так давно Шухевича объявили антифашистом и защитником евреев. Вот-вот ему и Бандере вернут звание Героя Украины. more precisely, дважды Героя, поскольку это звание они уже один раз носили… Не удивлюсь, если в скором времени вояк из дивизии СС «Галичина» запишут в борцы с нацизмом. Ну а ОУН, likely, объявят правозащитной организацией, боровшейся «за соблюдение прав человека». Такая вот украинская версия свободы слова.

Кондрат Пидпильник

To be continued.

A source

Comments