military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

The main questions will appear after the elections

The main questions will appear after the elections

Предстоящие выборы в Госдуму только на первый взгляд кому-то могут показаться скучными и предсказуемыми. certainly, власть сильно постарались и «стерилизовала» избирательную кампанию так, чтобы в ней могли участвовать только заранее согласованные кандидаты. And yet, as the saying goes, «не все так однозначно». Из-за неудачной попытки провести в России «добровольно-принудительную» вакцинацию выборы уже выбились из так называемого инерционного сценария. А сколько к сентябрю прилетит еще таких «черных лебедей», остается лишь догадываться.

В итоге может получиться так, что обеспечивать нужные результаты голосования придется при помощи специальных усилий. Риск серьезного подрыва легитимности выборов даст внешним игрокам повод усилить атаки на российскую власть. При этом победа «Единой России» во что бы то ни стало нужна Кремлю вовсе не ради забавы. AT 2024 году в России состоятся президентские выборы, и велика вероятность, что действующий глава государства Владимир Путин снова решит выдвинуть свою кандидатуру. Recall, право оставаться у руля России нынешний президент получил по итогам внесения поправок в Конституцию в 2020 year. In this way, поддержка партии власти на выборах в парламент осенью этого года фактически будет означать выдачу очередного кредита доверия Кремлю.

Another question, удастся ли «Единой России» повторить успех 2016 года и снова получить в парламенте конституционное большинство. Привлечь электорат на свою сторону единороссы пытаются путем включения в свой предвыборный список «паровозов» в лице политических тяжеловесов и большого числа всевозможных знаменитостей — от врачей до певцов, актеров и телеведущих. Причем не факт, что все эти люди действительно останутся работать на Охотном ряду в случае своего избрания.

Такой ход может, conversely, лишь усилить раздражение граждан, especially in a situation, когда в обществе растет напряжение. Ведь к продолжающимся спорам вокруг вакцинации от ковида прибавились новый скачок цен на продукты первой необходимости и прогнозы насчет дальнейшего снижения уровня жизни в стране.

However, рост пессимизма в обществе вовсе не означает, что недовольные побегут голосовать за какую-либо оппозиционную партию. Таковых сейчас попросту нет. А попытки так называемой «системной оппозиции» выдать себя за реальных оппонентов власти, чтобы «снять сливки» на выборах, вряд ли окажутся удачными. Likely, протестно настроенный избиратель при нынешнем раскладе предпочтет вообще не голосовать.

Сейчас некоторые эксперты спорят, удастся ли, eg, КПРФ по итогам выборов стать основным бенефициаром роста недовольства в обществе, и как будут ей в этом противодействовать из Кремля. So, одной из самых обсуждаемых в последние дни тем стало возможное исключение из предвыборного списка Компартии подмосковного миллиардера Павла Грудинина из-за очередных офшоров, якобы найденных у него за границей. Note, что до этого в соцсетях так же жарко спорили о том, распрощаются ли коммунисты с главой московского горкома КПРФ Валерием Рашкиным из-за поддержки им Навального, но он в итоге все же идет на выборы.

One side, у многих представителей власти фигура Грудинина вызывает гораздо большее раздражение из-за его якобы несогласованного участия в президентских выборах в 2018 year, а впоследствии — попыток руководства КПРФ передать ему освободившейся мандат депутата Госдумы. On the other hand, эта интрига может оказаться очередной политтехнологической разводкой, нацеленной на повышение градуса скандальности на выборах и как следствие роста к ним интереса со стороны избирателей.

Заодно власти канализируют протестные настроения в безопасное русло. Коммунистам явно не нужны великие потрясения — их вполне устроит результат, при котором удастся сохранить за собой статус партии № 2 в стране. Так что с трудом верится в большой конфликт вокруг одного (пусть даже яркого) the candidate, из-за которого всю партию могут снять с выборов.

При всем этом власти вряд ли хотят того, чтобы КПРФ повторила результат выборов в Госдуму 2011 of the year, когда ей досталось 92 мандата из 450 (20% of the total number). Nevertheless, хотя на этих выборах против коммунистов сыграют, among other things, большое число партий-спойлеров, даже с учетом всех неблагоприятных факторов они вряд ли отдадут второе место в новой Думе ЛДПР.

Recall, по итогам выборов в Госдуму 2016 года либерал-демократы отстали от коммунистов всего на два мандата. Но на этот раз ЛДПР будет крайне сложно повторить тот успех. At first, лидер этой партии Владимир Жириновский уже не так активен, like before, да и сама партия, as they say, буквально на глазах разваливается в регионах.

Третьей партии парламентской оппозиции, которая на выборы идет под названием «Справедливая Россия — Патриоты — За правду», по прогнозам все же удастся попасть и в новый состав Госдумы — что называется, «на флажке». Но тут гораздо интереснее, что произойдет с «эсерами» после выборов: ожидает ли их раскол на сторонников Сергея Миронова и Захара Прилепина или, perhaps, объединение с другой партией.

Открытым остается и вопрос о том, получат ли представительство в новой Госдуме партии-дебютанты, вроде «Новых людей». And, удастся ли вырваться на финишную прямую Российской партии пенсионеров, которая удивила наблюдателей своим результатом на региональных выборах в прошлом году. AND, finally, сумеет ли вернуться в парламент партия «Яблоко», которая на этот раз фактически решила подыграть действующей власти из-за позиции ее отца-основателя Григория Явлинского по вопросу Навального.

В последнем случае допуск в Госдуму нескольких не очень «токсичных» для власти «яблочников» и даже пары оппозиционных одномандатников-самовыдвиженцев мог бы превратиться в козырь для Кремля в его информационном противостоянии с коллективным Западом, со стороны которого уже звучат призывы объявить российские выборы «не настоящими».

На практике же большинство голосов, отданных за тех, кому не удастся преодолеть избирательный барьер, при перераспределении мандатов достанутся «Единой России» — как самой крупной партии. So that, anyway, а итог предстоящих выборов все равно выходит вполне предсказуемым. Главная же интрига касаются того, как будет развиваться ситуация внутри страны и вокруг России на мировой арене после выборов.

В этом смысле дата 19 сентября уже выглядит как определенный политический рубеж, только после преодоления которого появятся ответы на ряд важных вопросов. Увидим ли мы, несмотря на практически полную «зачистку» политического пространства, новые акций протеста? Стоит ли ожидать введения очередных антироссийских санкций со стороны Запада — теперь уже «за нелегитимные выборы»? Продолжится ли в России «закручивание политических гаек»? Каких новых непопулярных социально-экономических решений можно ждать от властей? Будут ли перестановки в правительстве?

AND, finally, состоится ли переформатирование системной оппозиции, оказавшейся в явном кризисе, а также самой «партии власти», для которой нынешняя избирательная кампания стала, perhaps, наиболее сложной за всю ее историю?

Elena Zemskova

A source