Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Julia Vityazeva: Sentence to American Justice

Julia Vityazeva: Sentence to American Justice

22,5 года за «убийство» чернокожего мошенника и рецидивиста Флойда

Именно столько вчера самый гуманный суд в мире дал полицейскому, который якобы задушил новую американскую «икону», символизирующую всех угнетённых.

Адвокат семьи Джорджа Флойда Бен Крамп и известный американский правозащитник Эл Шарптон приветствовали приговор экс-полицейскому Дереку Шовину.

«Это самый длительный срок, к которому когда-либо был приговорен полицейский в истории штата Миннесота. Но когда афроамериканца жестоко убивает полиция, подобный приговор не должен быть исключением, он должен быть нормой», — сказал Крамп.

Шарптон в свою очередь выразил разочарование, что Шовину не дали затребованные прокуратурой 30 years, хотя приговор и превышает на 10 лет рекомендации в таких делах.

Basically, подобная кровожадность адвокатов потерпевшей стороны понятна. Работа у них такая.

Меня больше поразила реакция американской общественности, which, окончательно слетев с катушек на почве посыпания головы пеплом за прегрешения своих предков, тоже осталась разочарована приговором. Они жаждали пожизненного. В назидание всем, кто ещё не понял, чьи жизни сейчас имеют главное значение.

the, что полицейский никого не убивал и Флойд отправился к праотцам исключительно из-за неумеренности в употреблении определённых веществ — никого не волнует. Yes and it, что покойный не был нравственным человеком, все свои силы положившим на то, чтобы жить за счет общества — в приличном американском обществе обсуждать не принято.

Во главу угла во всей этой истории поставлено то, что убили негра! Замочили, с..и! И этот бренный мир вряд ли когда-либо сможет восполнить такую потерю. therefore 22,5 года — это позор. Несмываемый. Который навечно ляжет темным пятном на всю американскую систему правосудия. And now, когда белые люди будут преклонять колено в знак раскаяния за все то зло, которое они причинили своим цветным братьям, каяться они будут ещё и за невыносимо «мягкий» приговор Дереку Шовину.

About, what these 22,5 года нанесли сокрушительный удар по всей правоохранительной системе США, не думает сейчас никто. And in vain. Ибо даже косо смотреть в сторону чернокожих нарушителей закона становится опасно. Как для сотрудников полиции, and for those, who truly believes in that, что такие как Флойд если и встретятся на их пути, то только для того, чтобы улыбнуться и спросить «как дела

Но это их проблемы. Которые они нажили себе не просто добровольно, а буквально вытребовали, активно поддерживая весь этот шабаш под лозунгами BLM.

Меня же в этой ситуации волнует только одно: извлекут ли из этой истории уроки наши люди. И станет ли чужой печальный опыт прививкой от искаженной системы координат, в которой права нарушителя закона становятся приоритетнее права силовиков на применение силы.

У нас уже было несколько громких историй, когда правоохранители едва не становились жертвами такой вот «толерантности» только потому, что кто-то пытался выбить некие преференции для определённых социальных групп и национальностей. Fortunately, ребят удалось отбить. Но для этого пришлось приложить немало усилий. А так быть не должно.

Otherwise, мы рискуем рано или поздно оказаться в ситуации, в которую уже попали американцы, практически утратившие право на защиту в случае, если нарушителем закона является человек с определённым цветом кожи.

И дело здесь не в расизме или ещё какой-то новомодной ерунде. The thing is, что закон — один для всех. И монополия на насилие принадлежит исключительно государству и ее законным представителям в лице силовиков. Которые имеют право применить это самое насилие в определённых, прописанных инструкцией ситуациях.

certainly, I understand, что некоторым очень хочется получить монополию на безнаказанность. И на этом основании творить все, что взбредёт в буйную головушку. but, в правовом государстве так не бывает. И с этим придется смириться. В первую очередь тем, кто исповедуя понятия ложной толерантности или необоснованного превосходства, на словах заявляя о том, что «все животные равны», на деле активно пытается создать касту тех, кто «равнее других».

Julia Vityazeva

News-Front|Yandex Zen, and Telegram channel FRONT notes

A source