Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

What Biden demanded from Putin?

What Biden demanded from Putin?

Посол России в США Анатолий Антонов, который на днях вернулся в Вашингтон, reported, что направил ряд просьб и обращений в различные инстанции США, для того чтобы обсудить, что две страны должны сделать вместе для реализации «позитивного настроя» после женевского саммита президентов России Владимира Путина и США Джо Байдена.

Между тем помощник американского президента по нацбезопасности Джейк Салливан, говоря о недавней встрече Байдена и Путина, He stated, что власти США примерно через полгода-год определят, возможен ли «стратегический диалог» с Москвой.

Означают ли эти слова помощника президента США, что на встрече в Женеве Байден выдвинул ряд требований к России? About, каких тем они могут касаться конкретно, обозреватель «Росбалта» попросил рассказать специалиста по американской политике, главного научного сотрудника Института Европы РАН Александра Шумилина.

— У вас есть какие-то предположения насчет тех требований, которые американский лидер мог озвучить своему российскому коллеге на встрече в Женеве?

- That, что Байден предъявил Путину, достаточно понятно. for example, это список из 16 objects, которые не должны подвергаться кибератакам московских хакеров. In fact, речь идет даже не об объектах, and about 16 секторах американской экономики. Байден донес до своего российского визави, что любые подтвержденные кибератаки по этим целям повлекут за собой возмездие без предупреждения. Это возмездие в виде атак по чувствительным секторам экономики России, прежде всего нефтегазовому, будет жестким.

Это первое и в значительной степени главное предупреждение американцев.

— Что еще мог потребовать Байден от Путина?

— Второе требование касалось Украины. Американский президент естественно выразил поддержку территориальной целостности Украины и указал на недопустимость военного вмешательства в ее дела. В случае прямого военного конфликта между Россией и Украиной американцы окажут украинцам поддержку, хотя прямо вмешиваться в эту войну они не собираются. То есть Украина в любом случае обозначена как одна из «красных линий».

В плане политического урегулирования ситуации вокруг Украины была выражена идея отталкиваться от Минских соглашений (именно отталкиваться, а не базироваться на них). what, с точки зрения Байдена, не исключает перехода к каким-то новым договоренностям в этой области.

Из позитивной повестки — это возвращение послов и начало формирования рабочих групп по стратегической стабильности. Переход же каким-то более плотным формам работы по этим направлениям возможен лишь через три-шесть месяцев или даже год. Provided, of course, что ни одна из прочерченных «красных линий» не будет Россией перейдена.

Нужно также иметь в виду, что все это Байден очертил не только от имени США, но и от всего объединенного Запада в целом.

— Американцы обозначили возможный переход к «стратегическому диалогу» с Москвой примерно через полгода. Почему был назван именно такой срок?

- Because, с точки зрения американцев, отсутствие агрессивных действий со стороны Кремля должно стать нормой. Besides, в течение ближайших трех месяцев, в сентябре должны пройти, in particular, выборы в немецкий Бундестаг, а также выборы разного уровня в других странах Европы.

Для американцев особенно важны германские выборы, поскольку там возможно повторение того, что на Западе называют «кибератаками России». Сентябрьские выборы в Германии могут стать одной из важных, рубежных точек будущих российско-американских отношений. Интерес к этим выборам одинаково велик, как со стороны США, так и со стороны России. In particular, все ожидают, подтвердится ли прогноз победы на них немецких «зеленых», которые выступают против «Северного потока-2».

Besides, примерно через это же время должно завершиться расследование, которое сейчас проводят спецслужбы США по событиям 6 January 2021 года в Вашингтоне (захват Конгресса сторонниками Дональда Трампа).

Но главное — это срок «притирки», «приглядки» Путина и Байдена друг к другу.

Interviewed by Alexander Zhelenin

A source