Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Combining the forces of Russia and China in the interests of international stability

Combining the forces of Russia and China in the interests of international stability

Договору о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Россией и КНР 20 years

For today, perhaps, наиболее серьезной политической и военно-стратегической проблемой Запада и Японии стал анализ перспективы, It is believed, возможного военного союза Российской Федерации и Китайской Народной Республики.

Объективно мыслящие аналитики не могут не признавать, что катализатором объединения ядерных держав становятся США и их союзники: state, принявшие Пентагоном доктрину, согласно которой Россия и Китай рассматриваются не только как соперники, but also enemies. Это проявляется не только в теоретических разработках и планах, но и в практической деятельности по сколачиванию в Индо-Тихоокеанском регионе направленной против Китая и России военно-морской группировки.

Особую обеспокоенность по поводу, It is believed, формирующегося военного альянса РФ и КНР проявляет Япония. Эта тема не сходит со страниц японских аналитических изданий. На днях ей посвятил свои страницы японский ежемесячный журнал Wedge Infinity (тираж – 150 thousand. copies; его веб-сайт посещают около 20 млн пользователей в месяц). Статья Акира Сайто называется «Кошмар США – военная коалиция России и Китая».

Статья начинается с утверждения о том, что важнейшей задачей ведущих экономик мира является «сплоченность демократических наций на фоне сотрудничества Китая и России, которые придерживаются других ценностей». Высказывается мнение, что эти две страны приурочили активизацию военного сотрудничества к инаугурации администрации Байдена. А потому-де американские эксперты по безопасности проявляют нервозность. И не только эксперты, but, looks like, сам Байден. «Мы готовы укрепить сплоченность западных демократических стран, чтобы реагировать на вредоносные действия правительств Китая и России», – подчеркнул накануне саммита G7 президент Байден в статье, published in The Washington Post 10 June.

Анализируя этапы российско-китайского сближения, Сайто пишет: «В 2010-х годах, когда укоренилась деспотичная система президента Владимира Путина, китайский уклон России проявился наиболее отчетливо. Эти события символизирует тот факт, in May 2012 года президент Путин пропустил саммит G8, состоявшийся в Кэмп-Дэвиде недалеко от Вашингтона, и вместо этого в ходе конференции Шанхайской организации сотрудничества, проходившей в Пекине в то же время, жестко раскритиковал США за безграничную противоракетную оборону».

Об объединении сил России и Китая в интересах международной стабильности1

Началом качественно нового этапа укрепления военного сотрудничества автор считает визит председателя КНР Си Цзиньпина в Москву в марте 2013 of the year, when «стороны пришли к совместному заявлению о приоритете всеобъемлющего стратегического партнерства. Furthermore, at 2014 году США и европейские страны выразили жесткий протест в связи с аннексией Крыма Россией и ввели антироссийские экономические санкции, что стимулировало дальнейшее укрепление китайско-российских отношений. In particular, at 2014 году стороны ускорили взаимодействие в военной сфере».

Ниже приводятся факты такого взаимодействия в изложении Wedge Infinity:

« – С 2014 by 2018 год Россия предоставила Народно-освободительной армии Китая (PLA) высокотехнологичные истребители Су-27 и Су-35, зенитно-ракетные комплексы С-300 и С-400, а также новейшие противокорабельные ракеты. В результате закупки вооружений у России достигли почти 70% от общего объема, и Китай получил возможность устранить превосходство вооруженных сил США в области ПВО в Тайваньском проливе и Южно-Китайском море.

– В 2014 году стороны начали дополнять друг друга в военно-промышленном сотрудничестве, and, in particular, Россия стала импортировать электронику китайского производства и дизельные двигатели для ВМФ, чтобы заполнить возникший из-за экономических санкций пробел в доступе к передовым военным технологиям западных стран.

– Что касается военных учений, to the 2005 году прошли первые совместные маневры России и Китая с участием сухопутных войск и военно-воздушных сил «Мирная миссия – 2005». And 2012 года совместные военно-морские учения стали проводиться ежегодно. В течение последних лет эти военно-морские учения охватывали обширный регион от Средиземного до Южно-Китайского моря.

– В 2016 году китайско-российское оперативное командование разработало компьютерное моделирование операций для укрепления противоракетной обороны и подавления внутренних беспорядков. then, 2018 and 2019 годах в штабных учениях стратегического командования российской армии приняло участие руководство НОАК.

– В августе 2019 года стратегические бомбардировщики обеих стран провели первые совместные учения над водами Индо-Тихоокеанского региона. Зная о растущем присутствии Вооруженных сил США в этом районе, это можно воспринимать как демонстрацию общей заинтересованности Москвы и Пекина в этой серьезной проблеме».

От перечисления фактов углубления сотрудничества России и Китая в военной и военно-технической областях японский автор переходит к утверждениям о том, что Москва и Пекин якобы «синхронизируют» свои военные приготовления к использованию вооруженных сил. Namely: Россия против Украины на западе, Китай против Тайваня на востоке.

Об объединении сил России и Китая в интересах международной стабильности2

A photo: REUTERS/China Stringer Network

Read: «В середине апреля представитель Пентагона заявил: «Россия недавно начала перебрасывать крупные подразделения к границе с Украиной. Масштабы даже больше, чем во время аннексии Крыма в 2014 year ". А непосредственно перед этим НОАК направила рекордное количество истребителей и бомбардировщиков в Тайваньский пролив и Южно-Китайское море. Задача демонстрационного полета состояла в прорыве тайваньской зоны ПВО».

Однако доказать согласованность действий по «захвату Украины и Тайваня» трудно, а потому Сайто делает оговорки: «На данный момент не ясно, были ли эти военные действия Китая и России предприняты в одно и то же время умышленно, но с тех пор Пекин продолжает внимательно следить за наращиванием военной мощи на украинском направлении. According to one version, это используется в качестве ориентира для стратегического планирования вторжения на Тайвань, which, по некоторым предположениям, произойдет уже в ближайшие шесть лет».

Recall, что по итогам состоявшихся в апреле текущего года переговоров японского премьер-министра Ёсихидэ Суги с президентом США Джозефом Байденом Вашингтону удалось в обмен на обещание «защищать» острова Сэнкаку, Дяоюйдао по-китайски, заставить Токио изменить свою многолетнюю политику признания «одного Китая» и дать обязательство противостоять Пекину по «тайваньскому вопросу».

Тогда японский премьер, рискуя ухудшением отношений с КНР, впервые за последние полвека (from 1969 of the year) согласился сделать совместное с американским президентом заявление по Тайваню. Связав вопрос о Сэнкаку с Тайванем, Суга подчеркнул важность обеспечения безопасности Тайваня. В совместное заявление была вписана «выраженная Сугой и Байденом озабоченность военными маневрами Китая в районе Тайваня, а также ситуацией в Гонконге и Синьцзян-Уйгурском автономном округе», что не могло не быть расценено Пекином как вмешательство во внутренние дела КНР.

Общение с японскими политиками и политологами показывает, что в Токио, of course, не опасаются «планов» совместного захвата своей страны Китаем и Россией. Японцев больше заботит возможность пусть косвенного, но участия, eg, российских военных кораблей при операции ВМФ Китая по «освобождению» островов Сэнкаку, на которые не безосновательно претендует правительство КНР. Поэтому автор статьи в Wedge Infinity выражает нескрываемую озабоченность по поводу такой перспективы, ссылаясь на заход 9 июня китайских и российских военных кораблей в «морскую прибрежную зону островов Сэнкаку». celebrated: «В прошлом китайские суда неоднократно вторгались в эту зону, но среди них ни разу не было военных кораблей. Россия также направляла свои военные корабли в этот район, однако совместная операция с Китаем была проведена впервые.

По мнению американо-японских военных экспертов, смысл совместных действий также заключается в давлении на Японию, которая начала укреплять отношения с США в сфере безопасности, поскольку администрация Байдена занимает особенно жесткую позицию по отношению к РФ и КНР».

Combining the forces of Russia and China in the interests of international stability

Американская делегация на Тайване. A photo: REUTERS/POOL New

In Japan, несмотря на заверения Байдена, проявляют неуверенность в том, what, если Китай при «освобождении» островов Дяоюйдао-Сэнкаку будет иметь пусть косвенную, но поддержку России, США осмелятся ради японцев доводить ситуацию до грани «большой войны» с объединенными силами РФ и КНР. Автор статьи вынужден признать: «Худшее развитие событий не только для США, но и для Японии – это если китайская армия молниеносно оккупирует острова Сэнкаку при поддержке российской армии. В этом случае американские войска могут не решиться дать отпор без поддержки союзников, хотя правительство США и заявляет, что защита островов Сэнкаку подпадает под действие Договора о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности между США и Японией. В этом смысле появление военных кораблей России и Китая в районе Сэнкаку может быть предвестником определенных неприятностей».

Сайто высказывает мнение о том, what «в связи с этими действиями наибольшее внимание будет уделяться возможности заключения китайско-российского военного союза».

Слухи и опасения по данному поводу распространяются уже не первый год. Сейчас они активизировались в связи с решением об автоматическом продлении на пять лет Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Россией и Китаем (договор в этом году отмечает 20-летний юбилей).

«За последние двадцать лет Договор заложил прочную правовую основу для здорового, устойчивого развития российско-китайских отношений и способствовал их модернизации», – отметил министр иностранных дел КНР Ван И на встрече с Сергеем Лавровым в городе Гуйлинь в марте сего года. Глава МИД КНР считает, что со временем документ придется адаптировать к нынешним реалиям двусторонних отношений, and therefore, ему понадобится «новое наполнение». Слова о «новом наполнении» аналитики и обозреватели восприняли и как намек на возможность более тесных военных связей двух государств вплоть до оформления оборонительного союза.

Хотя китайская сторона до сих пор так вопрос не ставила и, looks like, в ближайшее время ставить не будет, в Москве подобная инициатива, I think, могла бы быть рассмотрена. it, in fact, подтверждает президент РФ Владимир Путин, которого подробно цитирует автор статьи в Wedge Infinity. Процитируем и мы мнение, высказанное Путиным в прошлом году в выступлении на заседании дискуссионного клуба «Валдай»:

«Вообразить все можно. Мы всегда исходили из того, that our relationship has reached such a degree of interaction and trust, that we don't need it, but theoretically it is quite possible to imagine this.

We conduct regular military events together, exercises and at sea, and on earth, and in China, and in the Russian Federation, we exchange best practices in the field of military construction. Мы достигли большого уровня взаимодействия в сфере военно‑технического сотрудничества, and this, probably, the most important thing, речь не только об обмене продукцией или купле‑продаже военной продукции, but about technology exchange.

And there are very sensitive things here. Our cooperation with China, without any doubt, increases the defense capability of the Chinese People's Army, and Russia is interested in this, and China. Так что как это будет развиваться дальше – жизнь покажет. But we do not set such a task for ourselves now.. But in principle, we are not going to exclude this.. Поэтому посмотрим.

Anyway, мы довольны тем, как сейчас складываются отношения между Россией и Китаем в этой сфере. We, Unfortunately, появляются и новые угрозы. for example, намерение и заявление наших американских партнеров о возможности размещения ракет средней и меньшей дальности в Азиатско‑Тихоокеанском регионе нас, of course, can't help but be alarming, and, without any doubts, мы вынуждены будем что‑то предпринимать в ответ, this is an absolutely obvious fact ".

Из этих слов российского президента японский автор делает выводы:

«– В настоящее время военное сотрудничество России и Китая углубилось практически до уровня военного союза;

– пока Россия не ставит перед собой стратегическую цель заключить военный союз;

– при этом коалиция США и Европы бросает России новые вызовы;

– в зависимости от тенденций в международной силовой политике Россия может заключить военный союз с Китаем».

And further. Сегодня администрация Байдена не скрывает, что хотела бы вбить клин между Россией и Китаем прежде всего в военном сотрудничестве. На это есть ответ президента Путина: «У нас с Китаем за последние годы, за последние десятилетия сложились отношения стратегического партнерства, которых в истории наших государств мы ранее не достигали. Большой уровень доверительности и сотрудничества, причем по всем направлениям: in politics, в экономике, в сфере технологий, в военно-техническом сотрудничестве. Мы не считаем, что Китай представляет для нас угрозу. Это дружественная страна. Она же не объявляет нас врагом, как это сделали в Соединенных Штатах…»

Как говорят у нас в народе: «Не дождётесь

Anatoly Koshkin

A source