Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Where is the industry and infrastructure of Russia heading?

Where is the industry and infrastructure of Russia heading?

В экономическом плане Россию многие на Западе считают страной-бензоколонкой, а в Англии ее недавно назвали ослабевающей страной, способной лишь поставлять углеводороды и навсегда отставшей в высоких технологиях. При этом там парадоксально не устают твердить об угрозе со стороны России и ее военной мощи.

It would seem, с чего бы это. Как сказал Путин, если Россия такая слабая, что же вы так ее боитесь, conversely, радоваться должны. Причина вся в том, что на Западе отлично видят непрерывно возрастающую в последние годы промышленную и военную мощь России, and this, naturally, их пугает.

После всеобщего развала 90-х и засилья во власти компрадорской элиты для этого были веские основания. Почти весь технический потенциал Советского Союза под корень был уничтожен, it seemed, что Россия уже никогда не поднимется с колен и навсегда останется сырьевым придатком Запада.

Этого не произошло, в среде российской элиты нашлись люди, поставившие целью возрождение мощи и влияния России. При колоссальном сопротивлении врагов РФ внутри и извне началось медленное возрождение, и результаты не замедлили сказаться.

Основные силы были брошены на восстановление мощи армии и сохранившихся предприятий ВПК, обладающих критическими технологиями мирового класса. Оставшиеся ведущие кадры позволили обеспечить технологический рывок, создать более совершенные виды вооружений и опередить на многие годы Запад, что обеспечило гарантированную защиту страны.

Наукоемкая гражданская промышленность возрождается с трудом, на всё сил и средств не хватает. Упор был сделан на становление промышленности по переработке ресурсов и развитие отраслей, обеспечивающих жизнедеятельность страны. К ним можно отнести производство так необходимых стране, особенно для развития микроэлектроники, цветных и редкоземельных металлов, bilion- и газохимическую переработку углеводородов с производством конечной полимерной продукции, создание мощностей по строительству гражданских и промышленных объектов, дорожной и энергетической инфраструктуры, производство стройматериалов и строительных изделий, а также переработку сельхозпродукции.

По перечню этих направлений видно, что значительная часть инвестиций связана с переработкой ресурсов, поскольку необходимо было решать задачу не их экспорта за рубеж, а получение из них внутри страны конечного продукта, готового к употреблению. После развала 90-х пришлось начинать с создания базы для новой индустриализации на иной технологической основе, без чего возрождение России невозможно.

Несмотря на разразившийся кризис, в РФ ежегодно запускается порядка 200 of enterprises: в 2018-м ― 216, в 2019-м ― 219, в 2020-м ― 169 новых производств, вводятся они и в 2021 year. Куда вкладываются средства? Объектов много и разных: от мировых гигантов до небольших заводов и производств, выпускающих востребованную продукцию. It should be emphasized, что вокруг этих производств строятся новые и расширяются старые города с современной транспортной и городской инфраструктурой и комфортабельным жильем.

Для оценки масштабов промышленного строительства часто в качестве примера приводят около двух десятков создаваемых по всем современным требованиям промышленных гигантов мирового уровня в разных отраслях промышленности. Некоторые уже полностью или частично работают, на других продолжается строительство следующих очередей. Совокупные инвестиции только в эти производства составляют порядка 6 trillion rubles (85 billions of dollars), и реализуются проекты не только за счет бюджета, но и российских и зарубежных инвесторов.

Что это за объекты?

Два мощнейших газохимических кластера: Балтийский в Усть-Луге (Leningrad region) и Амурский в Свободном (Амурская область), крупнейшие в мире комплексы по переработке углеводородов. Следует обратить внимание на дислокацию кластеров: один на западе, другой на востоке страны, ― и это не просто так, идет диверсификация производств.

Балтийский газохимичекий кластер включает в себя сразу три завода, завязанных в единый производственный цикл: GPP (газоперерабатывающий завод, ГХК (газохимический комплекс) и завод СПГ (по производству сжиженного природного газа). Стоимость проекта оценивается в 2,5 trillion rubles, инвестором является «Газпром».

Сырьем для заводов будет «жирный газ» с Тамбейского месторождения на Ямале, насыщенный разного рода смесями, в том числе очень ценным этаном. Комплекс расположен недалеко от входа в газотранспортную систему «Северный поток ― 2».

Газ будет поступать на газоперерабатывающий завод мощностью 45 миллиардов кубометров в год и на завод СПГ мощностью 13 million tonnes per year. После переработки газа выделенный этан поступает на газохимический комплекс производительностью 3,8 миллиона тонн этана. Оставшийся после переработки природный газ (about 19 миллиардов кубометров метана) будет направляться в газотранспортную систему «Газпрома». Из этановых фракций будут производиться полиэтилен и товарная полимерная продукция. Ежегодная выручка от продажи продуктов комплекса оценивается в 4 billion. На этот комплекс, apparently, направят основные мощности Белорусской АЭС.

Строительство комплекса началось в марте 2021 of the year, ввод в эксплуатацию первой очереди намечен на 4-й квартал 2023 of the year, второй очереди ― на 4-й квартал 2024 of the year.

Амурский газохимический кластер включает в себя два завода: ГПЗ и ГХК, ― завязанных в единый производственный цикл. Стоимость проекта оценивается в 1,5 trillion rubles, инвестором в ГПЗ является «Газпром», а в ГКХ ― «Сибур».

Сырьем для заводов является «жирный газ» с Чаяндинского и Ковыктинского месторождений, насыщенный разного рода смесями и поставляемый в Китай по газопроводу «Сила Сибири».

Газ с месторождений поступает на газоперерабатывающий завод (недавно Путин принимал участие в пуске первой очереди завода) power 42 billion cubic meters of gas per year, который станет вторым по мощности газоперерабатывающим производством в мире и крупнейшим в мире по производству гелия (to 60 million cubic meters per year). По мнению западных аналитиков, Амурский ГПЗ может стать основным мировым поставщиком гелия, обладающего весьма ценными свойствами и использующегося в аэрокосмической, электронной, медицинской и других отраслях. Очищенный от примесей после переработки природный газ (энергетический метан) будет поставляться в Китай по газопроводу «Сила Сибири». То есть в Китай поступает газ, уже очищенный от ценных примесей.

Из природного газа на ГПЗ будут выделяться этан, пропан, бутан и пентан-гексановые фракции, являющиеся исходным сырьем для ГХК. Амурский ГХК станет одним из самых больших в мире предприятий по производству базовых полимеров: полиэтилена и полипропилена ― мощностью 2,7 million tons per year, необходимых во многих секторах промышленности и медицине.

Строительство Амурского газохимического кластера началось в 2015 year, две первые линии должны ввести в эксплуатацию в 2021 year, а в полном объеме ― в 2024 year. Этот кластер имеет принципиальное значение для развития Дальнего Востока и Амурской области. В поселке Свободный уже строится новый комфортабельный микрорайон на 5000 human, расширяется и совершенствуется в регионе транспортная и энергетическая инфраструктура, готовятся кадры для работы на сложном и наукоемком производстве.

На продукции этих двух объектов стоит остановиться подробнее, поскольку их строительство и запуск в эксплуатацию является колоссальным рывком отечественной химической промышленности в этом наукоемком и высокотехнологичном секторе экономики. Сегодня Россия ― третья страна в мире по производству газо- и нефтехимической продукции, покрывающей все внутренние потребности и экспортирующей значительную часть за рубеж. В природном газе содержится не только энергетический метан, но и этан, пропан, бутан и пентан-гектан, выделяемые на ГПЗ из газа по низкотемпературным технологиям и являющиеся продуктами высокой степени переработки для производства различных полимерных изделий, производимых на ГХК путем пиролиза при разной степени нагрева исходных продуктов.

Из этана производят полиэтилен, этиловый спирт, стирол, уксусную кислоту, дихлорэтан (винил). У полиэтилена множество разновидностей, и в зависимости от его плотности он является материалом для пластиковых бутылок, сырьем для фармакологии и косметики, производства мыла и моющих средств, тормозных жидкостей, растворителей лаков и красок, предметов домашнего обихода, нетканых материалов, электроизоляционных материалов, а также боеприпасов объемного взрыва.

Из пропана производят массу растворителей и пропеллентов в качестве всевозможных аэрозольных баллончиков, а также полипропилен, используемый для производства плёнок, тары, pipes, деталей технической аппаратуры.

Бутан ― исходное сырье для синтетических каучуков, после вулканизации становящийся шинами автомобилей, велосипедов и самолетов, используется он и в качестве хладагента в холодильных установках вместо фреона.

Исходя из широкого применения продуктов переработки природного газа, вокруг газохимических кластеров может появиться множество предприятий по производству разнообразной конечной полимерной продукции, пользующейся спросом на рынке и особенно на быстрорастущем рынке Китая.

Помимо этих гигантов, в Тобольске построен ГХК «Запсибнефтехим» по производству из попутного нефтяного газа 1,5 миллиона тонн этилена и 500 тысяч тонн пропилена в год, а также производство различных марок полиэтилена и полипропилена совокупной мощностью 2 million tons per year, пригодных в том числе для производства труб и спецпластиков. Инвестор проекта ― «Сибур», объем инвестиций ― 650 billion rubles.

В Иркутской области строится Усть-Кутский ГПЗ по производству 520 тысяч тонн в год пропана и 400 тысяч тонн бутана. Инвестор ― «Иркутская нефтяная компания», объем инвестиций ― 170 billion rubles.

На Крайнем Севере, на Ямале, реализуются два проекта: «Ямал СПГ» и «Арктик СПГ-2» ― по производству сжиженного газа мощностью 26,4 million tons per year. С реализацией этих проектов Россия собирается занять 20 процентов мирового рынка сжиженного газа. It's real, поскольку сжижение газа производится по российской технологии при низких северных температурах, в связи с чем он на газовом рынке значительно дешевле, его даже покупают американцы и перепродают в Европу.

Инвестор проекта ― НОВАТЭК, объем инвестиций ― 900 billion rubles. Строительство началось в 2018 year, ввод в полную эксплуатацию ― до 2025 of the year. При этом весь газ от «Арктик СПГ-2» уже продан на 20 years ahead. В рамках проектов серьезно развивается местная инфраструктура, строится многофункциональный порт Сабетта и аэропорт международного класса.

Помимо заводов по переработке углеводородного сырья, развернуто строительство заводов по производству цветных металлов ― Богучанского алюминиевого завода (Krasnoyarsk region) по производству 600 тысяч тонн алюминия в год и Тайшетского алюминиевого завода (Иркутская область) по производству 430 тысяч тонн алюминия. Инвестор ― РУСАЛ, объем инвестиций ― 280 billion rubles.

На Чукотке развернуто строительство Баимского горно-обогатительного комбината мощностью 70 миллионов тонн руды в год на базе медно-порфирового месторождения Песчанка с целью получения концентратов, содержащих медь, молибден, gold, серебро и редкоземельные материалы. Объёмы месторождения оцениваются в 1,3 миллиарда тонн, considered, что оно крупнейшее в мире по запасам меди и золота. Инвестор ― горнодобывающая компания «Баимская», объем инвестиций ― 500 billion rubles. Строительство начато в 2020 year, завершение в 2026 году и в 2028 году выход на полную мощность.

В Забайкалье развернуто строительство Удоканского горно-металлургического комбината на Удоканском медном месторождении (третьем в мире по запасам меди) power 12 миллионов тонн руды в год. Инвестор ― Байкальская горная компания, объем инвестиций ― 76 billion rubles. Строительство началось в 2020 year. Ввод в эксплуатацию ― 2022 year.

Из промышленных гигантов, помимо производств по переработке сырьевых ресурсов, в Приморском крае развернуто строительство мощного судостроительного комплекса «Звезда», крупнейшей в России верфи, предназначенной для строительства всех типов морских судов и добычных платформ для работы на российском шельфе. Основное назначение верфи ― строительство ледоколов, газовозов ледового класса и буровых платформ для Крайнего Севера. Инвесторы ― «Роснефть», «Роснефтегаз» и Газпромбанк, объем инвестиций порядка 200 billion rubles. Строительство началось в 2016 year, срок ввода в эксплуатацию ― 2024 year.

Компания НОВАТЭК также возводит свою верфь в Белокаменке (Murmansk region) для строительства плавучих железобетонных платформ, транспортируемых к месту базирования на плаву и погружаемых на дно за счёт собственного веса. Платформы предназначены для монтажа заводов по сжижению и перегрузке природного газа. Инвестор ― НОВАТЭК, объем инвестиций ― 180 billion rubles.

При таких темпах строительства восстанавливается еще не все необходимое, основной упор сделан на переработку собственных ресурсов, чем и богата Россия, и строительство объектов с высокой добавленной стоимостью, способных производить конечную продукцию, пользующуюся спросом внутри страны и за рубежом.

Пока нет сил и средств для подъема разрушенного в 90-е гражданского авиастроения, а некоторые факты его уничтожения и забвения просто поражают. for example, в Москве Тушинский машиностроительный завод, с 30-х годов производивший авиационную технику, а в 80-е в его цехах строился космический челнок «Буран». Сейчас он в полуразрушенном состоянии, где обитают десятки фирм и фирмочек и проживают нелегалы. Его цеха и уникальное оборудование оказались никому не нужны. Когда проезжаешь мимо громадного цеха, из которого выкатывают летные и макетные образцы «Бурана», больно становится, что даже память о таких свершениях не смогли сохранить.

При этом база для авиации медленно возрождается. В Перми создано уникальное производство двигателя ПД-14 для среднемагистрального МС-21, на этой базе разрабатывается ПД-8 для оставшегося без французского двигателя «Суперджет-100» и ПД-35 для широкофюзеляжного CR929, создаваемого вместе с китайцами.

Отстаем мы пока что в производстве микроэлектроники. На Западе и в Китае производят изделия на электронной базе 7–10 нм, а мы только осваиваем 60–90 нм. Научный центр микроэлектроники в Зеленограде никак не может встать на ноги, для этого необходимо освоение новых технологий, громадные средства и время.

Хотя есть и серьезные прорывы в области нанотехнологий. So, в новосибирском Академгородке были изобретены графеновые нанотрубки, принципиально меняющие свойства многих материалов и необходимые для металлургической, химической и электротехнической промышленности. В Новосибирске построена промышленная установка по синтезу 50 тонн графеновых нанотрубок в год, позволяющих изготавливать материал, обладающий прочностью в 150 раз выше стали. Никто в мире не может серийно производить такую продукцию, и новосибирская фирма OCSiAl является монополистом в этой отрасли!

Перечисленное ― основные гигантские производственные объекты, введение в строй значительной части которых направлено на освоение Сибири и Дальнего Востока. Besides, сотни не таких гигантских предприятий строятся по всей стране. Это предприятия по производству бытовой техники, дорожной, строительной и сельхозтехники, кабельной продукции, комплектующих для авиационной и автомобильной техники, аккумуляторов, метизов, plumbers, тканей и нетканых материалов, полимерных изделий. Запускаются новые и реконструируются старые нефтеперерабатывающие предприятия, фармацевтические фабрики, строятся солнечные электростанции.

Серьезно развивается строительный комплекс, запускаются заводы по производству строительных материалов и смесей, фанер различного класса, упаковочных материалов, древесно-полимерных плит, пластиковых оконно-дверных блоков, стекла, пенобетонных изделий и конструкций, деревообрабатывающего оборудования.

В сельском хозяйстве и перерабатывающей промышленности настоящий бум: строятся элеваторы, заводы комбикормов, комбинаты по производству удобрений, мясомолочные комбинаты, птицеводческие и животноводческие комплексы, консервные и рыбоперерабатывающие заводы. Новые объекты можно перечислять до бесконечности, они построены, функционируют и выпускают продукцию по всей стране.

Много можно рассказывать о развитии транспортной инфраструктуры, один только Северный морской путь чего стоит. А начиналось не так давно с очистки Арктики от массы пустых бочек и их утилизации, создания арктической гражданской и военной техники, строительства военных городков и аэродромов для защиты Арктики, логистических и энергетических центров, строительства заводов по производству СПГ, гигантских ледоколов, gas carriers, контейнеровозов и кораблей ледового класса. Сегодня уже говорят о возможной конкуренции южному пути через Суэцкий канал, и ни у кого это сомнений не вызывает.

Сколько сил военных железнодорожников брошено на модернизацию БАМа и превращение его в двухколейную магистраль, способную конкурировать с Транссибом и перебрасывать грузы из Китая! При таких темпах, convinced, скоро встанет вопрос о возрождении Приполярной магистрали вдоль Крайнего Севера, которую строил Сталин, заброшенной после его смерти.

Дорожная инфраструктура ― это отдельная «прекрасная песня»! Мне приходилось видеть великолепные автобаны в Европе, а в конце 90-х в Париже я был потрясен дорожной эстакадой и развязкой, которая «парила» над городом. It seemed, it's fantastic, теперь же в Москве на всех основных трассах двух- и трехуровневые развязки, эстакады и туннели, исключающие пересечение автомобильных потоков, и строятся они невероятно быстро. Технологии настолько отработаны, что конструкции собираются как в детском конструкторе.

Of course, Москва не вся Россия, но могу поделиться впечатлениями о дорогах и в других регионах. Несколько лет назад я наблюдал, как под Клином, более чем в ста километрах от столицы, строился участок скоростной трассы Москва ― Петербург. В чистом поле из вагончиков в два этажа был сооружен городок строителей, свои мобильные железобетонный и асфальтовый заводы, завозились горы щебня и песка, масса дорожной техники, работа кипела круглосуточная. Saw, как рабочие возводили мост на развязке, все отточено до мелочей, даже на откосы, чтобы не сползал грунт, устанавливали железобетонные решетки, а зимой от снега накрывали полиэтиленовой пленкой. Таких участков на трассе, maybe, dozens of. Через несколько месяцев строители завершили его и переехали на следующий участок, а скоростная трасса в сжатые сроки была завершена.

В прошлом году был в Перми, 1400 км северо-восточнее Москвы, ездили по трассе Пермь ― Екатеринбург. Километров сто от Перми была великолепная трасса, не уступающая московским, потом она резко сужалась, и дальше шла старая советская узкая дорога с неизбежными пробками. Реконструкция пока что не во все точки дошла и ждет своей очереди, сразу все сделать невозможно.

С детства помню первый советский «автобан» Москва ― Симферополь, теперь только до Белгорода, дальше тупик ― Украина. Эту трассу в 1950 году построили военнопленные немцы, запомнился даже их лагерь в городе, при мне он использовался как склад продукции консервного завода. По тем временам трасса была шедевром, с годами она изнашивалась и не могла обеспечить необходимую пропускную способность. Десятилетиями ее пытались латать, не проводя реконструкции. За последние несколько лет она просто преобразилась: ее реконструируют отдельными участками с многополосными и разнесенными потоками, развязками и мостами, объездными дорогами вокруг городов и отличным покрытием, разметкой и освещением.

Поражало строительство объездной дороги в районе Тулы, где засыпали овраги глубиной 10–15 метров и делали дорогу без спусков и подъемов, на равнинных участках полотно дороги поднимали на несколько метров над поверхностью для ее прочности. Это же сколько труда и средств в это пришлось вложить! Когда я еду по этой трассе, вспоминаю, какой она была еще не так давно, и вижу, что европейские дороги давно уже для нас не пример.

Изложенное мною говорит о возрождении промышленности и инфраструктуры России, о системности и продуманности комплексных программ восстановления на новом технологическом уровне утерянного в 90-е советского промышленного потенциала. Насколько способна сейчас Россия на сталинский рывок 30-х, выведший страну в сверхдержавы и одержавший победу над фашизмом, time will tell. По крайней мере для этого все есть: громадные ресурсы, фундаментальная наука, грамотное и трудолюбивое население и опыт возрождения во вражеском окружении. Сейчас в очередной раз придется пройти этот путь и доказать способность Русской цивилизации возрождаться и развиваться, независимо от действий недругов.

Yuri Apukhtin,

A source