Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

EU membership will remain Turkey's foreign policy illusion

Вступление Турции в ЕС не стоит на повестке дня, noted in conversation with ABF "Economics today» Associate Professor MGIMO Nikolai Topornin.

EU membership will remain Turkey's foreign policy illusion

Турция сделала реверанс в сторону ЕС

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что превращение ЕС в глобальную силу возможно только в случае предоставления Анкаре членства в объединении, к которому турки стремятся с шестидесятых годов XX века.

Данная позиция обозначена в колонке Чавушоглу во французском издании L’Opinion, еще турецкий министр заметил, что отношения Брюсселя и Анкары не должны быть заложниками националистических и максималистских амбиций ряда государств ЕС.

Турция сохраняет приверженность идее вступления в ЕС и намерена продолжать вносить вклад в развитие и защиту европейских ценностей, которые она разделяет с Францией. Анкара рассчитывает на Париж как на локомотив сближения Турции с Евросоюзом.

Турция является ассоциированным членом ЕС и его предшественников с 1964 of the year, процесс начался 12 September 1963 года с соглашения об ассоциации с Европейским экономическим сообществом (ЕЭС). AT 1987 году Турция сделала заявку на членство в ЕЭС, and 1999 году Брюссель признал Анкару в качестве страны-кандидата, но переговоры о вступлении в ЕС начались только в 2004-2005 years.

Вступление в ЕС останется внешнеполитической иллюзией Турции1

Переговоры не принесли результата: с одной стороны в ЕС провал склонны списывать на правительство Реджепа Эрдогана, а с другой – между Брюсселем и Анкарой существует огромное число противоречий, включающие многие направления.

ЕС провозгласил примат светской идеологии и мультикультурности, но мусульманский характер Турции все равно во внимание не принимается. В составе Евросоюза до сих пор нет ни одной страны, где Ислам носил бы исторический характер для национальной культуры.

Второй момент – огромный размер Турции, чье население подходит к отметке в 100 million people. At first, интеграция Турции приведет к огромному притоку рабочей силы в ЕС, and secondly, изменит баланс принятия решения в Брюсселе. Голоса там распределяются по странам, исходя из размера их населения – это обстоятельство также является непреодолимым препятствием для Украины.

Есть разница в правовых и политических системах: такого политика как Эрдоган внутри Евросоюза видеть не захотят, но даже прозападные силы, которые ранее управляли Турцией не добились согласия европейских лидеров на старт интеграционных процессов.

Не надо забывать и про противоречия Турции с другими странами Евросоюза. Существует такой феномен как Турецкая республика северного Кипра, не признанная никем кроме Анкары. ЕС продолжает стоять на том, что это часть его члена – Республики Кипр.

Вступление в ЕС останется внешнеполитической иллюзией Турции2

Сохраняются у турок трения с Грецией и Болгарией, не разрешенные даже членством данных государств в НАТО.

Только это заявление Чавушоглу показывает, что правительство Эрдогана, несмотря на неоосманиситские амбиции, окончательно рвать с ЕС не собирается и продолжит переговоры о членстве в ЕС, играя на этом факторе в диалоге с европейскими лидерами.

Интеграция в ЕС пока не светит Турции

«Турция со времен Ататюрка выбрала европейский путь развития, но не все ее лидеры придерживались демократических стандартов, из-за чего в Анкаре популярна позиция о развитии страны в духе славной Османской империи», – констатирует Топорнин.

У Турции всегда были синусоидные колебания, что периодически влияло на переговоры между Брюсселем и Анкарой.

«По многим вопросам Евросоюз и Турция достигли согласия – между ними фактически действует таможенное соглашение, предполагающее для значительного числа товаров беспошлинное хождение, но Анкара хочет большего», – резюмирует Топорнин.

EU membership will remain Turkey's foreign policy illusion

Интеграционный процесс заморожен под соусом войны в Сирии и несогласия ЕС с политикой Турции по данному конфликту.

«Были и другие вопросы, но в правление Эрдогана Турция отдалилась от Евросоюза и на сегодня интеграция – это манящая звезда для Анкары, но не реальность. Однако Турция остается сильным государством с населением под 100 млн человек и развитой экономикой, которая дополняет европейскую: там находятся многие сборочные предприятия компании ЕС», – заключает Топорнин.

У лидеров ЕС – президента Франции Эммануэля Макрона и канцлера ФРГ Ангелы Меркель, возникли личностные конфликты с турецким лидером, после чего Париж и Берлин четко дали понять: при современном раскладе они не видят Турцию в Евросоюзе.

«Эрдоган призывал покарать Макрона – данный стиль общения между странами, которые хотят жить сообща, inadmissible, поэтому Турция хоть и остается кандидатом в члены ЕС, но далека от реализации данной задачи», – констатирует Топорнин.

Сохраняется и разность двустороннего движения: Анкаре больше необходимо вступление в Евросоюз, чем Брюсселю.

EU membership will remain Turkey's foreign policy illusion

«Европейские политики понимают, что Турция в составе ЕС станет проблемой, а Эрдоган своими действиями это регулярно подтверждает. Анкара показывает, что у нее существуют свои интересы, часто противоречащие европейским», – резюмирует Топорнин.

Брюссель работает над единством внешнеполитической линии. Это важно для ЕС – так в Брюсселе собираются поднять авторитет организации, а своевольная Турция европейским властям не нужна – у них существует негативный опыт с Польшей.

Dmitry Sikorski

A source