Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Mask, Mars and Rogozin: Moiseev spoke about the flight to the Red Planet

Пилотируемая миссия на Марс при современных технологиях обойдется заказчику в сотни миллиардов долларов, noted in conversation with ABF "Economics today» руководитель Института космической политики Ivan Moiseev.

Mask, Mars and Rogozin: Moiseev spoke about the flight to the Red Planet

Полет на Марс является экономической проблемой

Глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин на Петербургском международном экономическом форуме (SPIEF) He stated, что полет человека на Марс является абсолютным абсурдом и это прекрасно понимают технически подкованные люди.

Проблема заключается в пусковом окне, открывающемся только раз в два года и позволяющем достигнуть Марса за девять месяцев. Чтобы вернуться назад, экипажу корабля придется дожидаться два года на Красной планете нового пускового окна.

Рогозин так прокомментировал планы компании SpaceX разработать космический корабль Starship для полетов на Марс. Илон Маск обещает начать полеты и посадки кораблей марсианского класса до наступления 2030 of the year.

Еще Маск планирует в обозримом будущем создать на Красной планете «самодостаточную базу» и даже «самодостаточный город».

.

Mask, Mars and Rogozin: Moiseev spoke about the flight to the Red Planet

«С Марсом связана сложная и дискуссионная история: США считают высадку на Красную планету следующей национальной задачей в космосе. В последнее время они решили двигаться через Луну, но марсианская риторика в США сохраняется», – заключает Моисеев.

Однако даже Вашингтон не вкладывает конкретных инвестиций в пилотируемый полет на Марс.

«Средства тратятся на марсоходы и исследование Марса, но не на пилотируемый полет. Тема остается предметом риторики, а связано это с тем, что Марс объективно является тупиковым направлением, он просто не нужен», – констатирует Моисеев.

Вопросы есть по экономическому освоению Луны, а Марс находится несопоставимо дальше и не может быть вписан в современные проекты. All the money, которые потратят на полет, не принесут прибыли или отдачи, включая разработку технологий.

Mask, Mars and Rogozin: Moiseev spoke about the flight to the Red Planet

«Научные знания можно получить с помощью автоматов, а человеку на Марсе делать нечего. Но Красная планета присутствует в культуре, потому высадка на это небесное тело имеет политическое и общественное значение», – резюмирует Моисеев.

Технологии многолетнего полета на Марс уже существуют, есть вопросы, как выдержат люди сложнейший полет в замкнутом пространстве, однако проблема решаема. Всегда среди космонавтов найдутся желающие рискнуть ради такой миссии.

Вопрос в деньгах: в нулевые годы в США проводили расчеты, и полет одного корабля на Марс был оценен в 500 billion.

«Американцы провели большое исследование и пришли к такой сумме – ее никто не оспаривает, а если она изменится, то в сторону увеличения. Еще один важный момент: в США рассчитывали на полет одного корабля, но безопасность требует двух», – заключает Моисеев.

In this way, первое «примарсение» при современных технологиях обойдется заказчику как минимум в 1 trillion dollars.

Mask, Mars and Rogozin: Moiseev spoke about the flight to the Red Planet

В мировой космонавтике нет необходимых денег

«Для того чтобы понять, what 500 млрд или 1 трлн долларов для космонавтики, стоит привести бюджет НАСА в 30 млрд долларов – столько денег тратит эта организация на все свои программы. And it's more, чем другие страны мира вместе взятые», – констатирует Моисеев.

Что касается РФ, то у нас исследование дальнего космоса идет вяло. Последним проектом по Марсу был потерпевший неудачу «Фобос-грунт», а из актуальных планов существует только запланированная на 2021 год станция «Луна-25».

«Запуск «Луны-25» запланирован на 1 October, но руководство Роскосмоса уже заявило о возможном переносе. По всему получается, what in 2021 году опять не успеем, снова случится перенос, хотя станция готовится в течение 16 years", – резюмирует Моисеев.

Схожий аппарат «Луна-9» при СССР был подготовлен для посадки за шесть лет, когда ни у нас, ни в мире ничего не знали о Луне.

Mask, Mars and Rogozin: Moiseev spoke about the flight to the Red Planet

«В России на медленном уровне существует лунная программа, а проектов по полету к другим планетам у нас нет. Есть только разговоры о возможности их включения в программы следующего десятилетия», – заключает Моисеев.

Озвучены планы по межпланетной станции «Венера-Д», но не по дальнейшему исследованию Марса, имеется совместный проект с европейцами, но в целом мы отстаем: вокруг Марса работают спутники многих государств, including the United Arab Emirates.

Dmitry Sikorski

A source