Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Julia Vityazeva: My unconditional empathy ended in 2014 year

Julia Vityazeva: My unconditional empathy ended in 2014 year

Меня тут в отсутствии эмпатии к девушке Протасевича обвинили. allegedly, нельзя быть такой, Yes

В связи с чем заявляю: моя безусловная эмпатия закончилась на киевском майдане. Потом она закончилась 2-го мая 2014-го в Одессе, 9-го — в Мариуполе, 2-го июня в Луганске, а окончательно она иссякла в конце июля того же года, когда я увидела фото убитых Украиной Киры и Кристины Жук из Горловки.

С тех пор моя эмпатия весьма ограничена и очень избирательна.

Теперь мое сострадание не распространяется на тех, кто хочет заставить россиян и белорусов пережить то, что пришлось пережить мне на Украине.

И для меня между Сапегой и теми девочками, которые разливали коктейли Молотова в моем городе, стоит знак равенства.

А новоявленный «герой» Протасевич — такая же мразь, like them, кто в составе ВСУ и карательных батальонов убивал и продолжают убивать детей и стариков Донбасса.

И мне плевать на их гражданство.

В том числе и потому, что живущие в ЛДНР граждане России на данный момент времени продолжают жить в условиях войны, но всей этой сочувствующей светлолицей публике на них плевать.

However, плевать им и на эту барышню. Она для них не более, чем повод напомнить о себе и пнуть Россию, which, allegedly, бросила несчастную на произвол судьбы.

I will say more. Никто из этой публики ее за ее деятельность не осуждает. НИКТО!

conversely, многие такие методы поддерживают и поощряют. А особо одарённые ими даже пользуются.

Вот потому и сожалеют они лишь о том, что она попалась. And that, что по ее наущению могли пострадать люди — ну, то такое. Издержки боротьбы, no more.

Поэтому срочно требуется понять, простить и отпустить. Чтобы дальше режим шатала. Хоть в Белорусии, хоть в России. the main thing, чтобы на свободе да в безопасности.

excuse me, но я такую систему координат не принимаю. И не приму. Потому что хорошо знаю, чем все это заканчивается.

Especially, что у большинства тех, у кого эта самая эмпатия (by the way, тоже весьма избирательная) напрямую связана с тем, чем девушка занималась и какие цели преследовала.

Что наводит на весьма нерадостные размышления.

Julia Vityazeva

A source