Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Rivers of milk and ice banks: who eats ice cream of Russian children

Российское мороженое остается одним из любимых десертов иностранцев. Благодаря чему пломбир завоевывает любовь зарубежных потребителей, in the material ABF "Economics today».

Rivers of milk and ice banks: who eats ice cream of Russian children

More 5,6 тонн холодного лакомства в январе-марте 2021 of the year, согласно данным Федеральной таможенной службы, отправилось в страны Евразийского экономического союза. За счет этого выросли показатели, превысив данные аналогичного периода прошлого года на 13%. Экспортная выручка при этом увеличилась на 61% и достигла 14 million US dollars.

Сколько вешать в тоннах

Показатели выросли за счет отгрузок в страны дальнего зарубежья, в том числе в Соединенные Штаты Америки, куда Россия экспортировала 1,9 тысяч тонн на сумму 4,7 million dollars, what in 3,7 times more, than last year.

Другим любителей российского мороженого оказался Китай. Согласно данным за 2021 year, Поднебесная нарастила импорт этого товара на 43% и приобрела 576 тонн в физическом выражении. В денежном выражении рост по сравнению с аналогичным периодом прошлого года составил 66%, i.e 2,6 million US dollars.

Rivers of milk and ice banks: who eats ice cream of Russian children

Потребители из Китайской Народной Республики в марте 2021 года помогли российским производителям благодаря расширению перечня поставщиков мороженого. Today, по данным Россельхознадзора, 48 предприятий могут продавать продукцию за рубеж.

Самым востребованным в Китае стало мороженое «Кореновского молочно-консервного комбината». Генеральный директор предприятия Игорь Московцев объяснил РИА Новости популярность продукта случайностью, связанной с президентом России Владимиром Путиным.

На потеху иностранным детям

Предприятия Российской Федерации в 2020 году произвели 451 тысяч тонн мороженого, What's on 8% больше показателя предыдущего года. Одновременно с ростом производства увеличился экспорт мороженого: за последние пять лет он вырос в 2 fold, from 13 тысяч тонн в 2015 godu to 26 тысяч тонн в 2020.

Россия несколько лет сохраняет позицию нетто-экспортера мороженого, wherein, напоминает кандидат экономических наук Mikhail Belyaev in conversation with ABF "Economics today», уровень самообеспеченности на протяжении четырех лет с 2015 years before 2019 года превышал 100%.

Rivers of milk and ice banks: who eats ice cream of Russian children

«В Советском Союзе наблюдался парадокс: возникал дефицит различных товаров, но ни разу мороженого. Ни в жару, ни весной, ни осенью, ни в холод. Понятие «парадокс мороженого» вошло даже в учебники, и никто не мог понять эту загадку на фоне провалов в советской экономике.

Российское мороженое сильно отличается от западного, которое состоит из фруктовых соков, менее насыщенного и концентрированного замороженного пюре. По молочному компоненту наше мороженое относится к разряду пломбиров, unparalleled in the world. Это высококачественный продукт и не удивительно, что он востребован в Соединенных Штатах Америки, где потребление мороженого очень высокое», – said the expert.

Как показывает статистика, беспрецедентные объемы уходят только в страны дальнего зарубежья. for example, Казахстан не может похвастаться пылкими чувствами к российскому мороженому – в январе-феврале текущего года физический экспорт сократился на 57%, to 986 tonnes. В денежном эквиваленте спад составил 17%, ie until 2 million US dollars.

Rivers of milk and ice banks: who eats ice cream of Russian children

Среди традиционных покупателей мороженого в последние годы присутствуют еще два государства. Mongolia, куда Россия отправила 559 тонн на сумму 1,4 million US dollars, What's on 54% more, чем в прошлом году в физическом выражении и на 74% в денежном. And Ukraine, нарастившая импорт на 24%, to 260 тонн стоимостью 692 thousand US dollars, What's on 31% больше в денежном эквиваленте.

Общее количество стран-импортеров российского мороженого расширилось с 24 to 35. Список пополнили Канада, Sweden, Denmark, Switzerland, Senegal, Congo, OAE, Cote d’Ivoire.

Пломбир с индивидуальным номером

Беспроблемное производство мороженого в России, считают в экспертном сообществе, могут омрачить новые требования: from 1 June 2021 года вступят в силу нормы по обязательной маркировке товаров.

В ожидании модернизации привычного процесса производители мороженного обеспокоились – около 40% of enterprises, писал «Ъ», рискуют не успеть произвести маркировку мороженного в связи со сложностями при установке необходимого оборудования.

Rivers of milk and ice banks: who eats ice cream of Russian children

На фоне тревожных сообщений Министерство сельского хозяйства Российской Федерации предупредило, что не ожидает роста цен или дефицита сыров и мороженого после вступления в силу новых требований. In the department stressed, что «запасы этой продукции на российском рынке оцениваются как достаточные для удовлетворения потребностей населения».

Замороженный деликатес

Полноценный переход к единой системе маркировки товаров Россия планирует совершить к 2024 year. Маркировка стала обязательной для лекарств, табака, парфюмерии, меховых изделий, обуви и прочего. It is worth noting, что правила не распространятся на молочную продукцию массой менее 30 grams, детское и специальное питание.

Власти планируют поэтапно вводить обязательную маркировку молочной продукции в течение текущего года. FROM 1 июня она будет обязательной для сыров и мороженого. FROM 1 сентября затронет продукцию со сроком годности более 40 days, and with 1 декабря коснется продукции с меньшим сроком годности.

Rivers of milk and ice banks: who eats ice cream of Russian children

Обновление структуры производства и реализации товаров, уверены в Минсельхозе, не создает рисков возникновения дефицита мороженого. Избежать негативных последствий, полагают в ведомстве, получится за счет взаимодействия предприятий отрасли, оператора маркировки Центра развития перспективных технологий и Министерства промышленности и торговли Российской Федерации. Совместные силы организации направят на ускорение процесса по внедрению новой системы, а также структуризацию работы типографий и поставок оборудования.

Между тем практика внедрения обязательной маркировки показывает спорные результаты и оказывает не только положительный эффект на внутренний рынок. Нельзя исключать повторения ситуации, о которой в ноябре прошлого года сообщала «Российская газета».

According to the publication, с полок аптек к концу 2020 года пропали некоторые лекарственные препараты и биологически активные добавки, среди которых антибиотики, витамины, противовирусные и антидепрессанты.

Основными причинами исчезновения, по мнению экспертом, стали высокий спрос, спровоцированный пандемией коронавирусной инфекции, и начало внедрения системы маркировки лекарств.

Rivers of milk and ice banks: who eats ice cream of Russian children

Внедрение новых правил привело к негативным последствиям: компании потеряли возможность поставлять на рынок многие медицинские препараты. Так у предприятий Ассоциации международных фармацевтических производителей не получилось реализовать более 40 млн упаковок по 450 международным непатентованным наименованиям (МНН), в том числе и лекарств из списка жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП).

Проблему отрицали в Центре развития перспективных технологий и Минпромторге, ссылаясь на позитивную статистику фармацевтических компаний. Ведомства настаивали на стабильности и пытались доказать ускорение движения лекарств между дистрибьюторами и аптеками, а также разблокировку «застрявших» препаратов, которые так и не вышли на рынок.

In November 2020 года замглавы Минпромторга Виктор Евтухов расшифровывая официальную позицию государственного ведомства, He explained, что «маркировка никак не могла влиять на доступность 85% лекарств, а после перехода на упрощенный порядок работы не влияет на скорость поставок и оставшихся 15% препаратов».

Экономист Михаил Беляев поясняет, что прямой корреляции в данном случае хоть и нет, но исключать что-то похожее не стоит. Of course, лекарственный рынок по базе компонентов весьма ограничен, поэтому при повышенном спросе сложно нарастить дополнительные объемы или моментально адаптироваться производство под новые требования.

Но сравнивать направления можно, ведь молочная промышленность не уступает фармацевтической по сложности архитектуры и развитию. Несмотря на особенности производственного процесса, и в СССР и в России не наблюдался дефицит отечественного пломбира. The expert is confident, что при угрозе дефицита предприятия смогут сыграть на сырьевой базе ради стабильности на внутреннем рынке.

Alexander Melnik

A source