Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Poland and the Baltics fell into the EU credit trap

Создание Фонда восстановления ЕС изменило бюджетную политику Брюсселя, noted in the comment for ABF "Economics today» профессор МГИМО, руководитель отдела европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрий Данилов.

Poland and the Baltics fell into the EU credit trap

Польша получит кредитное финансирование

Сейм Польши утвердил закон, позволяющий Варшаве начать работу с Фондом восстановления Евросоюза. За ратификацию соглашения проголосовали 290 deputies, against - 33 польских избранника, а воздержались – 133.

Польша получит из нового европейского института 23,9 млрд евро в виде грантов и 34,2 млрд евро в виде кредитов, которые Варшаве затем придется возвращать. Полякам придется инвестировать данные средства в ряд экономических проектов.

Среди них – устойчивость и конкурентоспособность экономики, «зеленая» энергетика и снижение энергоемкости, «зеленая» и интеллектуальная инфраструктура, цифровая трансформация, а также доступность и качество медицинской помощи.

Здесь идет разговор не о восстановлении польской экономики после кризиса, а об отдельных проектах, которые в перспективе прибавят долговой нагрузки Польше и другим государствам-получателям этого финансирования.

Создание фонда в Брюсселе утвердили в июле 2020 of the year, причем с большими проволочками: у многих европейских стран были сомнения по целесообразности оказания такой финансовой помощи, пусть и в условиях «коронакризиса».

Poland and the Baltics fell into the EU credit trap

План восстановления ЕС в 750 млрд евро приняли одновременно с многолетним финансовым планом (бюджетом ЕС на 2021-2027 years) on 1,074 trillion euros. Глава Евросовета Шарль Мишель тогда заметил, что Брюссель никогда так не инвестировал в будущее.

ЕС меняет бюджетную структуру

«Документ является ответом Брюсселя на вызовы «коронакризиса» и социально-пандемические проблемы. В ЕС очень долго обсуждались как программа, так и фонд восстановления объединения, концептуально здесь схлестнулось два подхода», – констатирует Данилов.

Первый из них заключается в том, чтобы все средства фонда были кредитными, а второй – грантовыми, особенно если речь идет о странах, которые сильнее других пострадали от пандемии. Разница существенная: в первом случае это кредиты, а во втором – целевые дотации из общих фондов ЕС. На примере Польши мы видим разделение финансирования по принципу 40 on 60.

«Изначально было ясно, что ни один из этих подходов в чистом виде не победит, поэтому ЕС принял даже не компромиссное, а паллиативное решение, потому что основной спор шел вокруг размера грантовых и кредитных частей фонда», – резюмирует Данилов.

Также были вопросы по методике адресного распределения средств по странам – участникам ЕС.

Poland and the Baltics fell into the EU credit trap

«В итоге получился новый финансовый механизм интеграционного характера, принятый на совместной основе в Еврокомиссии и утвержденный на Евросовете, но пока не ясно, как он будет работать в долгосрочной перспективе», – заключает Данилов.

Создание фонда привело к пересмотру формирования принципов европейского бюджета на 2021-2027 years. Главный финансовый план Евросоюза пришлось составлять с учетом данного фонда и консолидировать между этими институтами помощь конкретным странам.

«Фонд не предоставляет дополнительных финансовых ресурсов, а является пересмотром и реструктуризацией многолетнего бюджета ЕС, что обязательно отложит отпечаток и на разработку следующего финансового плана Брюсселя. Tool, likely, будет сохранен в будущем – не совсем ясно в каком виде, но текущие изменения слишком серьезны», – констатирует Данилов.

AT 2020 ЕС пошел на серьезную реструктуризацию финансовых планов, из-за чего у Брюсселя нет возможностей вернуться к изначальной системе. Новая европейская бюджетная политика продолжит строиться на основе этого.

Poland and the Baltics fell into the EU credit trap

«В будущем будет пересмотрено целевое назначение института. Необязательно, что это будет фонд восстановления – его можно преобразовать в фонд развития или в фонд приоритетного финансирования с учетом новых европейских задач», – заключает Данилов.

В ЕС доминируют идеи «зеленой» энергетики и цифровизации: это видно на примере многих направлений, включая дискуссию по водороду и «Северному потоку – 2». logically, что данные вопросы вошли в целевые задачи нового фонда.

«Необходимо понимать, что после создания фонда объемом в 750 млрд долларов многие бюджетные программы ЕС были пересмотрены в сторону уменьшения, и это касается многих важных для Брюсселя направлений», – резюмирует Данилов.

Секвестру подверглись оборонные программы ЕС, сократились расходы на космос и ряд других вещей. В будущем в Брюсселе увеличат финансирование пострадавших направлений за счет средств фонда, когда пандемия сойдет на нет.

Что касается наших соседей в лице Польши и Прибалтики, продолжающих получать европейское финансирование, то для них появление такой структуры стратегически невыгодно: теперь часть денег им придется возвращать.

Poland and the Baltics fell into the EU credit trap

С этим возникнут серьезные проблемы. Если Польша является дееспособным государством – там присутствует пусть и не самая большая, но относительно самостоятельная экономика, то в Прибалтике этого за рядом исключений нет.

Данное обстоятельство демонстрирует продолжающееся расслоение между государствами Евросоюза.

Dmitry Sikorski

Published: World View Source

Subscribe:

A source