Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Decay phase: the front line stabilized in the battle for Marib

Decay phase: the front line stabilized in the battle for Marib

О текущем ходе битвы за Мариб и проблемах хуситов с продвижением к столице провинции рассказывает автор Telegram-канала Сolonelcassad Boris Rozhin.

Первая половина апреля 2021 года стала периодом окончательной стабилизации линии фронта в Марибе.

Наступление одной из группировок движения «Ансар Аллах» на столицу провинции, начавшееся 8 February 2021 of the year, completed. За указанный период хуситы добились определенных тактических успехов. Они вышли на ближние подступы к столице провинции (на текущий момент авангарды повстанцев стоят в 8–10 километрах от юго-западных окраин Мариба) и взяли под частичный огневой контроль участок трассы N7 к югу от города.

Decay phase: the front line stabilized in the battle for Marib

Тем не менее силам «Ансар Аллах» не удалось взломать линию фронта войск саудовской коалиции и перерезать их ключевые коммуникационные линии, которые использовались для переброски резервов в Мариб из Южного и Восточного Йемена.

Уже с середины марта наступление хуситов представляло собой набор фрагментарных прямых действий, которые в случае успеха приводили лишь к оттеснению, но не к окружению или разгрому противника.

Стабильность линии фронта

В результате боевых действий в течение двух месяцев возникла новая относительно стабильная линия фронта, оказавшаяся ближе к столице провинции. В силу растянутого характера она создала предпосылки для возобновления наступления на ряде направлений после необходимой группировки и пополнения потрепанных в сражении частей.

Так как обе стороны не имеют достаточно сил, чтобы равномерно прикрывать линию фронта на всем его протяжении (частично эта проблема решается выставлением завесы из легких сил), ключевым вопросом является сохранение оперативной инициативы, которой пока что владеют хуситы.

Decay phase: the front line stabilized in the battle for Marib

Попытки вернуть инициативу

Как показало сражение к югу от Таиза, командование саудовской коалиции совсем не прочь попробовать вернуть себе оперативную инициативу, но на текущем этапе войны не в состоянии этого добиться: первоначальные успехи, которые оказали влияние на ход битвы за Мариб, сменились серией неудач после контрудара войск хуситов.

Развить успех саудовская коалиция не смогла, достаточно быстро свернув активное наступление. Точно так же она действовала и в Марибе, где контрудары использовались для достаточно утилитарных задач, связанных с удержанием линии фронта (как это было с контрударом к северу от плотины Мариб в районе Джабал-аль-Балак) и его стабилизацией.

One side, несмотря на возникавшие в ходе сражения кризисы, в целом оно развивалось достаточно неспешно, и итоговые результаты выглядят ограниченными с учетом затраченного времени, человеческих и материальных ресурсов.

Decay phase: the front line stabilized in the battle for Marib

On the other hand, движение «Ансар Аллах» демонстрировало, что оно сохраняет оперативную инициативу и способно в течение нескольких месяцев вести активные наступательные операции, то есть продолжать те тренды, которые были заложены кампаниями 2019 and 2020 years.

Сейчас уже никого не удивляет, что вторгнувшаяся в 2015-м в Йемен саудовская коалиция, имевшая технологическое и численное преимущество, с некоторых пор была вынуждена перейти к обороне на большинстве направлений. Но она так и не сумела разгромить движение «Ансар Аллах» и сделать Мансура Хади полновластным правителем всего Йемена. Даже в нескольких захваченных провинциях провинций саудовская коалиция вынуждена бороться с силами Южного Переходного Совета, который оспаривает власть Хади.

Возможности хуситов

Тем не менее наступление в Марибе стало достаточно показательным в плане оценки возможностей хуситов на начало 2021 of the year. Despite, что они владеют оперативной инициативой, сил для полномасштабного наступления на широком фронте в течение длительного времени им пока что не хватает.

Уже после нескольких недель наступления прослеживалась тенденция к сокращению полосы продвижения, а также выделение ряда приоритетных направлений, которые и накачивались подходящими резервами. За счет этих резервов удавалось сохранять наступательный порыв и компенсировать достаточно высокие потери.

Decay phase: the front line stabilized in the battle for Marib

Когда же саудовская коалиция предприняла ряд ударов на других направлениях с целью оттянуть резервы хуситов от Мариба, наступление фактически начало «выдыхаться». Оказалось невозможным одновременно поддерживать и высокоинтенсивные действия в Марибе, и контрнаступление к югу от Таиза, и контрудар у границы с Саудовской Аравией на северо-западе.

Вторая половина февраля

Besides, во второй половине февраля и начале марта хуситы передислоцировали достаточно крупные силы к Ходейде, где ожидалось возобновление интенсивных боев к югу от города и в районе Аль-Дуррайхима.

В итоге хуситам не хватило сил, чтобы вести сразу несколько операций в течение длительного времени, чем и были обусловлены ограниченные результаты наступления на Мариб, где были достигнуты тактические, но не оперативно-стратегические цели. Хадисты же вполне могут записать себе в актив успешную оборонительную операцию, даже в условиях территориальных, людских и материальных потерь.

Несмотря на фактическое торможение генерального наступления, где главной задачей было именно взятие столицы провинции, в апреле хуситы продолжали локальные атаки с целью прощупывания линии обороны хадистов и улучшения своих позиций.

Из них можно отметить следующие:

1. Попытка обойти линию обороны хадистов на границе провинций Аль-Джавф и Мариб для прорыва к трассе N-5, которая была достаточно уверенно отражена хадистами.

Командование саудовской коалиции еще в феврале осознало стратегическую угрозу с этого направления и за прошедшие два месяца смогло создать к северу от трассы достаточно надежный заслон. Он препятствует просачиванию тачанок с мотопехотой к ключевой дороге, по которой снабжается марибская группировка.

Decay phase: the front line stabilized in the battle for Marib

2. Атаки в районе Джабал-аль-Балак — продолжение попыток полностью овладеть ключевым горным районом, опираясь на который можно было развернуть наступление в направлении южных территорий города, и скопления фермерских хозяйств между ним и Марибской плотиной.

Хадисты прочно вцепились в Джабал-аль-Балак, understanding, что здесь уступать никак нельзя. В итоге с конца февраля хуситы так и не смогли полностью взять под контроль , в результате чего наступление на Мариб с юго-запада постепенно «сдувалось» и сейчас свелось к позиционной борьбе.

Это же касается и наступления к югу от Марибской плотины. Despite, что трасса N-7 находится под частичным огневым контролем, полноценно перерезать ее хуситы не смогли. После удачного прорыва в марте к юго-востоку от озера силы «Ансар Аллах» здесь фактически были вынуждены перейти к удерживанию занятых поселков и высот после серии контратак резервов хадистов.

Тем не менее положение на фронте на этом участке дает хуситам выгодную возможность возобновить наступление после проведения перегруппировки, которой препятствует слабая дорожная сеть на данном направлении.

Decay phase: the front line stabilized in the battle for Marib

3. Попытки взлома фронта на линии Талат-аль-Хамра также не принесли особого успеха хуситам. Лишь в период с 8 by 12 апреля им удалось добиться некоторого продвижения к северу от ключевой высоты, вокруг которой построена оборона хадистов на западном направлении.

Без взятия этой высоты прорыв к городу с запада представляется проблематичным, так что борьба за нее безусловно еще не закончена.

4. К северо-западу от Мариба хуситы продолжали попытки просачивания легкими силами к лагерю Канаис и продвижения через горные районы вдоль трассы N-5. Подвижки здесь также минимальны: за прошедший месяц хуситы продвинулись всего на 3–5 километров.

Generally, налицо все признаки того, что наступление в прежней группировке «выдохлось». Однако по политическим соображениям хуситы не хотят объявлять об оперативной паузе, поэтому на фоне перегруппировки, осуществляемой к западу и юго-западу от Мариба, на ряде направлений продолжаются атаки на хадистов, которые показывают, что наступление продолжается.

Decay phase: the front line stabilized in the battle for Marib

Важным элементом этого давления служат удары баллистических ракет по полевым лагерям саудовской коалиции в районе Мариба, а также удары БПЛА. В отличие от ударов по Саудовской Аравии, узел ПВО Мариба (если его так вообще можно назвать) весьма слабый, и удары наносятся в условиях низкого противодействия.

Саудиты отвечают в том же стиле, сохраняя высокую интенсивность авиаударов к западу и юго-западу от Мариба (в среднем до 70–90 атак в неделю). Обе стороны заявляют о больших потерях оппонентов в результате таких нападений, but, usually, никаких фактических доказательств не приводят.

Положение Хади

Само же сражение, даже в текущем полузатухшем виде, влияет на позиции правительства Мансура Хади. Несмотря на существование коалиционного правительства, действующего в рамках заключенных в Эр-Рияде соглашений, продолжаются спорадические конфликты на Сокотре, в Адене, в Абьяне.

Полевые командиры и функционеры Южного Переходного Совета оспаривают власть Мансура Хади. Они стремятся закрепить за собой право осуществлять непосредственное административное и военное руководство на местах, вытесняя чиновников и силовиков, ориентированных на Хади.

Decay phase: the front line stabilized in the battle for Marib

OAE, naturally, закрывает на это глаза, попутно продолжая поддержку сил Южного Переходного Совета. Необходимость переброски сил из южных провинций в Мариб ослабила возможности противодействия хадистов сепаратной политике Совета.

Иностранные боевики

Именно эта проблема провоцирует закулисные переговоры Саудовской Аравии и Турции на предмет отправки в Йемен пушечного мяса из Сирии, которое Эрдоган уже «продавал» Азербайджану и Ливии.

Пока что нет доказательств непосредственного присутствия боевиков из Сирии на фронте в Марибе, но вряд ли кто-то удивится, если они там появятся.

Эр-Рияд уже показал, что он достаточно неразборчив в вопросах привлечения дополнительной живой силы для войны в Йемене, в результате чего там воевали наемники из Судана, Morocco, Colombia, Израиля и целого ряда других стран.

Furthermore, на некоторых фронтах саудовская коалиция фактически действует на одной стороне с боевиками «Аль-Каиды»1 (banned in Russia) и «Исламского государства»1 (IG1, It banned in Russia), причем первые в ряде боевых эпизодов даже получали авиаподдержку ВВС Саудовской Аравии.

Decay phase: the front line stabilized in the battle for Marib

В условиях некоторого потепления отношений Эр-Рияда и Анкары покупка сирийских наемников представляется вопросом цены. При этом сам факт таких переговоров в очередной раз иллюстрирует переменчивость ближневосточной политики. В прошлом году Саудовская Аравия через подконтрольные СМИ обвиняла союзника Турции Катара в финансировании движения «Ансар Аллах» и попытках вставлять палки в колеса саудовской коалиции.

Теперь же речь идет о покупке у Турции наемников для войны с хуситами, which, как нас уверяли, финансирует Катар.

Decay phase: the front line stabilized in the battle for Marib

1 Organization banned in Russia.

Author: Boris Rozin

A source