Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Idle chatter platform

Idle chatter platform

Уже несколько месяцев официальный Киев активно раскручивает тему так называемой Крымской платформы ― международной площадки, которая-де должна помочь Киеву «вернуть» полуостров.

О ней неоднократно говорил Владимир Зеленский, в частности в декабре, в ежегодном послании парламенту: «Мы создаем форматКрымская платформа”. Это координация международных усилий по защите прав крымчан и деоккупации полуострова. Я уже предметно обсудил эту инициативу с представителями Европейского союза, Great Britain, Canada, Турции и другими партнерами. Многие из них готовы присоединиться и принимать в ней активное участие», ― сказал Зеленский.

«Цель ― сформировать коалицию стран, которые присоединятся к нашей инициативе («Крымской платформы». ― Ред.) и будут помогать Украине удерживать наивысший уровень политического дискурса относительно последствий оккупации Крыма», ― заявляла позже первый замминистра иностранных дел Эмине Джапарова.

Глава МИД Украины Дмитрий Кулеба выделил пять приоритетных направлений в деятельности платформы: "First of all, [this] security, включая свободу мореплавания. Secondly, обеспечение эффективности санкционных ограничений против страны-агрессора. Thirdly, защита прав человека и международного гуманитарного права. Fourth, защита образовательных, cultural, религиозных прав. Fifth, преодоление негативного влияния временной оккупации Крыма на экономику и окружающую среду».

As is known, Крым «ушел» из Украины и вошел в состав Российской Федерации в марте 2014 года после государственного переворота в Киеве. Need to admit, what, за исключением воссоединения Германии, когда произошло слияние двух государств, more precisely, полное поглощение одного другим, это действительно единственный случай в послевоенной истории Европы, когда часть территории одного государства вошла в состав другого.

Во всех других аналогичных ситуациях мятежные территории, usually, заявляли о своей независимости, но вопрос о воссоединении с «исторической Родиной» даже не поднимался. Так было и остается по сей день в Косово и Северном Кипре.

Тем не менее реакцию «международного сообщества» (t. it is. Запада) нельзя не назвать чрезвычайно сдержанной. Yes, были обязательные громкие осуждающие заявления, но практически не более того: sanctions, связанные с «аннексией» Крыма, носили сугубо формальный и нечувствительный для России характер (и сейчас на Западе четко разделяют санкции из-за Крыма и более чувствительные из-за Донбасса, обещая снять последние в случае урегулирования).

Известно и то, что тогдашнему и. about. президента Украины Турчинову из Вашингтона прямо запретили оказывать любое сопротивление «вежливым людям». apparently, в западных столицах рассматривали Крым как некую компенсацию Москве за то, что в результате инспирированного Западом майданного переворота материковая Украина превратилось в априори враждебное России государство.

However, на позицию Запада, undoubtedly, прежде всего оказали влияние решительные действия самой России, которая не стала разыгрывать комбинации с условной «Крымской народной республикой», а в считанные дни провела на полуострове референдум о воссоединении с Россией.

it became evident, что это навсегда, что на возврат Крыма Россия не пойдет никогда, а ведь известно, что любые войны, горячие и холодные, как и международные кризисы, когда-нибудь заканчиваются. Так зачем будоражить вопрос, если положительного (для Запада и для Киева) решения все равно не будет? Разумней ограничиться регулярным выражением своей твердой позиции.

Сергей Лавров даже рассказывал, что его тогдашний американский коллега Джон Керри предлагал провести в Крыму еще один референдум «в соответствии с международными стандартами» и закрыть вопрос раз и навсегда.

В контексте «когда-нибудь» глава Офиса Зеленского Андрей Ермак вспомнил принятую более 80 лет назад декларацию Уэллеса, которая заложила основу американской политики непризнания, согласно которому Соединенные Штаты официально никогда не признали оккупацию и аннексию Эстонии, Латвии и Литвы Советским Союзом. «В вопросе Крыма вспомнить об этом очень актуально», ― отметил он.

Но и мы вспомним, что «прибалтийский вопрос» практически никак не влиял на советско-американские отношения и даже вспоминался на официальном уровне крайне редко, разве что существовали ограничения на деятельность американских структур на территории прибалтийских республик (in particular, если не ошибаюсь, туда не заходили корабли под американским флагом).

А независимость прибалты получили не благодаря давлению извне, а в результате известных процессов вместе с прочими советскими республиками, принадлежность которых к СССР никогда никем не оспаривалась.

«Формалисты», Yes, могут припомнить, что из СССР они ушли первыми, указы о признании их независимости Горбачев подписал сразу после августовского путча, когда СССР еще существовал, и даже установил с ними дипломатические отношения. Но понятно и то, что такое решение было просто признанием того, что сохранить их в составе СССР уже никакой возможности не было.

Не поощрял Запад и провокации Киева на крымском направлении. Недавно стала достоянием гласности запись телефонного разговора между Порошенко и Байденом, в которой последний крепко «вставил» украинскому президенту за провокацию с попыткой заброса в Крым украинской диверсионной группы и получил заверения, что больше такого не повторится (при этом Порошенко переводил стрелки на подчиненных).

true, свое обещание Порошенко нарушил, когда затеял прорыв украинских кораблей через Керченский пролив, но можно не сомневаться, что и тогда в закрытом режиме ему крепко влетело от западных «партнеров», ведь цель провокации, заключавшаяся в срыве президентских выборов, на которых у действующего президента было мало шансов, была всем очевидна. От этого «гениального плана» под давлением Запада Порошенко пришлось отказаться.

properly, все телодвижения Порошенко на крымском направлении преследовали в основном сугубо внутренние цели, а порой ему и приходилось на них идти под давлением радикалов, как было с инициированной последними сначала торговой, а затем и энергетической блокадой Крыма.

Чрезвычайно практичный по своему менталитету Порошенко, as it appears, исходил из того, что политика не должна мешать бизнесу, and can, исходил из тех же соображений, что и западные страны: когда-нибудь отношения с Россией войдут в «рабочее русло», прежде всего в сфере экономики и бизнеса (его закулисное сотрудничество с Медведчуком тому подтверждение), and therefore, не стоит излишне педалировать не разрешаемый в принципе «крымский вопрос».

У Зеленского, as we see, совершенно другой подход. И связано это, first of all, с теми же внутренними соображениями: ему нужно продемонстрировать националистическому электорату, что он «больший Порошенко, чем сам Порошенко». allegedly, тот фактически забыл о Крыме, а Зеленский вернул его в международную повестку дня.

«Цель ― сформировать коалицию стран, которые присоединятся к нашей инициативе («Крымской платформы». - Auth.) и будут помогать Украине удерживать наивысший уровень политического дискурса относительно последствий оккупации Крыма», ― заявляла первый замминистра иностранных дел Украины Эмине Джапарова.

Но есть и другие соображения, по которым команда Зеленского стремится «удерживать наивысший уровень». As it appears, и в стратегической перспективе они отказались от планов относительной нормализации отношений с Россией, речь идет о «наивысшем уровне» конфронтации с Россией, который Зеленский будет стараться удерживать всегда.

К этому его подталкивают те же проблемы с националистами, заигрывание с которыми, apparently, признано стратегически необходимым для удержания у власти.

Secondly, интересы украинского бизнеса (and therefore, и всей экономики в целом), у которого есть интерес к сотрудничеству с Россией, ему не столь близки, как Порошенко, исходившему из того, что «Техас должны грабить техасцы», и в меру возможностей пытавшегося этот постулат отстаивать (а еще нужно, чтобы было что грабить, для чего экономические отношения с Россией крайне важны).

Зеленского же вполне устраивает и статус приказчика при зарубежных хозяевах Украины (looks like, в нем ему даже комфортнее), на что указывают его последние действия. Интересы собственно украинской экономики при этом отходят на второй план, но тем не менее жить на что-то нужно.

To paraphrase a classic, «весь мир ― рынок, а люди в нем продавцы и покупатели». Любой субъект, отдельный человек или целая страна, должны предложить свой товар и найти на него своего покупателя.

Таким основным экспортным товаром для стран Балтии и Грузии давно стала русофобия, априори антироссийская политика, под которую у сильных мира сего удается выклянчивать разного рода вспомоществование. As it appears, на эту экономическую модель окончательно переходит и Украина.

This means, нужно не только демонстрировать усердие (как собачонка, надрываясь, лает на соседей, надеясь на поощрительную косточку от хозяина), но и создавать спрос, поддерживая наивысший уровень конфронтации.

Днями истерика вокруг якобы концентрации российских войск у украинских границ помогла Зеленскому дождаться наконец вожделенного звонка от Джо Байдена, and can (we'll see), и подвижек в вопросе кредита МВФ и других коврижек. Этим же целям служит и раздувание крымского вопроса.

Хотя пока особыми успехами на этом направлении Киев похвастаться не может. После того как в сентябре с трибуны Генассамблеи ООН Зеленский объявил об этой инициативе, December, по заявлению Киева, о готовности присоединиться к ней заявили США, Canada, United Kingdom, Turkey, позднее Молдова и Словакия (в последнем случае, подозреваю, дипломат этой небольшой страны просто не сильно вник в вопрос). Еще позже вроде бы пообещали прибалты и Польша (кто бы сомневался).

Понятны мотивы и остальных, особо следует сказать лишь о Турции. apparently, Эрдогану нужно учитывать многочисленную крымско-татарскую общину в Турции, также в многогранных отношениях с Россией ему нужен дополнительный предмет для торга, Well, of course, он рассчитывает на экономическую экспансию на Украину.

But in general,, obviously, негусто: с десяток стран, известных крайне антироссийской позицией. Rest, as it appears, вежливо отказались либо ограничились настолько формальными ответами, что даже киевские дипломаты, известные своим умением выдавать желаемое за действительное, не рискнули их зачислить в присоединившиеся.

This means, что и некоторые сгоряча пообещавшие: Slovakia, Turkey, Moldova, ― посмотрев на общую реакцию, сочтут за благо уклониться от приглашения. Не случайно планировавшийся изначально на февраль саммит «Крымской платформы» перенесли на 18 May, day, когда началась принудительная депортация крымских татар во времена СССР. Но потом дату перенесли на 23 August, приурочив к 30-летию независимости Украины.

Ход хитрый: юбилей планируют отметить с большой помпой, пригласив ведущих западных лидеров, которые-де таким образом продемонстрируют солидарность с Украиной. And there, you look, им будет неудобно уклониться от затеянного хозяевами мероприятия. Но не станет ли для них этот саммит причиной под подходящим предлогом уклониться от приглашения на торжества в целом, ограничившись присылкой второстепенных чиновников?

Даже в лучшем для Киева случае можно прогнозировать, что ничем, кроме очередных громких или не очень заявлений, мероприятие не закончится, а затем «платформа» потихоньку умрет, всеми забытая, опять же в лучшем случае разделив судьбу ГУУАМ.

remind, эта организация, состоящая из Грузии, Ukraine, Азербайджана и Молдавии, была создана с большими амбициями в 1997-м для совместной интеграции в евроатлантические структуры, t. it is. с очевидной антироссийской направленностью. Начала активно, но очень быстро заглохла (вошедший в неё было Узбекистан со временем официально прекратил там свое участие).

Многочисленные попытки её реанимировать, последняя в 2017 year, никакого результата не дали. Лидеры собиралась, принимали красивые декларации, но очень быстро все возвращалось на круги своя. Не помогло даже выделение Ющенко под штаб-квартиру «престижного» (так в документах) здания в центре Киева, на Майдане Незалежности, хотя в нем по-прежнему просиживают штаны делегированные туда чиновники.

No doubt, что еще более незавидная судьба ждет и не интересную никому, кроме страны-организатора, Крымскую платформу.

Dmitry Slavskii,specially for alternatio.org

A source