Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

What are you Russians?

What are you Russians?

Недавно на сайте «Альтернатива» была опубликована статья с несколько режущим слух названием. Смысл заголовка сводился к тому, what do we have (имеются в виду русские, проживающие в РФ) нет братьев в стране манкуртов (тут подразумевается Украина). Сформулирован этот тезис был настолько неудачно, что и сам автор посчитал нужным начать статью с пояснения: they say, в заглавии нет ошибки, а есть «некий маркер», позволяющий делить людей, проживающих юго-западнее теперешней российской границы, «на наших и не очень».

Поскольку далее о «маркере» говорится лишь вскользь, то останавливаться на нём не буду. А вот к самому тексту хотелось бы сделать несколько замечаний.

Go tell: в статье много правильного, this, with what, in my opinion, трудно не согласиться. И от этого статья становится… хуже. Ведь когда читаешь откровенную чушь, быстро понимаешь, what is what, делаешь вывод об авторе и только удивляешься появлению такого материала на авторитетном ресурсе.

Гораздо сложнее, когда правильное в тексте густо перемешано с неправильным, достоверное ― с недостоверным, вполне здравые мысли с… (как бы мягче выразиться?) с некоторой нелогичностью, whether.

Тут уж отделить зёрна от плевел не так просто. Такой текст способен дезориентировать читателя, запутать его, подтолкнуть к неверным выводам. In other words, этот текст может принести больше вреда, чем заурядный бред.

Поэтому и попробую по мере возможности указать на то, what, in my opinion, является в разбираемой статье ошибочным. К тому же и сам автор её отмечает, что «избавиться от опасных и вредных иллюзий самое время». Укажу на основное (всех ошибок перечислять не буду ― их слишком много).

В статье предлагается поделить называемых сегодня украинцами обитателей соседней с РФ страны на западенцев, малороссов и новороссов.

Первые характеризуются автором статьи как «коренные жители Галиции и Волыни, land, которые ещё во времена отца-основателя местной княжеской династии Даниила Галицкого де-факто перестали быть частью Древней Руси». Перестали, breakwater, because, что сам Даниил, «оставаясь формально православным, принял в 1253 году католическую корону» от римского папы и «стал именоваться королем Руси».

«Thereby, ― развивает мысль автор, русский князь задал, как сейчас модно говорить, некий тренд для политической и идеологической самоидентификации всего региона и начала фактической дерусификации Галицко-Волынских земель. После много ещё чего происходило в истории, но Волынь и Галиция боле никогда не ощущали себя в единстве с остальным русским народом».

This is not true. Отношения с римским престолом Даниил Галицкий поддерживал не для «тренда», не из-за каких-то прокатолических симпатий и даже не ради короны. При посредничестве папы он надеялся получить от западных государств помощь в борьбе за освобождение от татарского ига. Ига, под которым стонала тогда вся Русь.

Русский князь принял королевский венец от папы, but, несмотря на настояния последнего, всячески тянул время с заключением церковной унии. Когда же выяснилось, что никакой реальной помощи римский понтифик не предоставит, отношения с ним были разорваны. Галицко-Волынское княжество не перестало быть частью Руси, а местные жители ― русскими.

И сегодня о короне «короля Даныла» вспоминают лишь некоторые украинские свидомые деятели, которым хочется гордиться чем-то таким, что было бы в местной истории и чего не было бы у «москалей». Да ещё, as it turns out, отдельные русские публицисты.

Ничего не доказывает и приводимый автором статьи эпизод (который он почему-то называет «весьма забавным, но показательным»), when in 1648 году войска Богдана Хмельницкого подошли ко Львову, чтобы освободить его от польской неволи, но ворота им не открыли. «Львовяне согласились выплатить казакам отступные, and they, удовлетворившись полученным, оставили “древнерусский” город в покое. Так дорожки униатской Галиции и православной Украины разошлись окончательно. Засим вопрос о национальной принадлежности западенцев можно считать закрытым».

Well, помимо прочих причин, по которым не открыли ворота, стоит упомянуть, что решение в данном случае принимали польские власти города, а не население его. Неправомерно также для того времени называть Галицию униатской. Униатской она стала несколько позже, at 1700 year, после более чем столетнего сопротивления. Стала под сильным давлением всё той же польской власти.

the, probably, мог бы помешать русский царь Петр I, призванный быть защитником православия во всей Руси, а не только в своём государстве. Но царю Петру не хотелось портить отношения с поляками. Они нужны ему были как союзники в затевавшейся войне со шведами. И царь пренебрёг интересами православия ради политической конъюнктуры. Similar, как несколькими веками ранее нечто подобное сделал Даниил Галицкий (being, but, в неизмеримо более тяжёлом положении).

by the way, не возникает желания порассуждать, что тем самым русский царь «задал, как сейчас модно говорить, некий тренд…» (и далее по тексту)? Если не возникает, то правильно. Ибо звучит абсурдно. Царь Пётр просто руководствовался другими соображениями. Но и Даниил Галицкий тоже руководствовался совсем не теми мотивами, которые ему пытаются приписать.

Ещё абсурднее выглядит «окончательное закрытие» автором статьи вопроса о национальной принадлежности галичан. Они были и оставались русскими, по крайней мере вплоть до Первой мировой войны. Тому есть огромное количество доказательств, приводить которые здесь не стану исключительно из-за нехватки места (желающие могут обратиться хотя бы к соответствующим главам моей «Руси нерусской», вышедшей только что в Москве новым изданием). Только геноцид, учинённый в 1914–1917 годах в Галиции австро-венгерскими властями, поставил там вопрос о смене национальной самоидентификации.

А уж пристёгивать сюда волынян (со ссылкой на Даниила Галицкого) ― это уж, excuse me, верх абсурда. By the way, перед революцией 1917 года по количеству православных храмов Волынская епархия была первой в Российской империи. И политическое влияние здесь русских националистов было очень сильным. Сильнее, чем в некоторых регионах Великороссии. Это нерусскость?

Абсурдно и заявлять, what "западенцы имеют такое же отношение к Украине или России, как и закарпатские русины или буковинские румыны». С румынами вопросов нет. Они не русские (I do not think, что это нужно доказывать). А закарпатские русины в большинстве своём ощущали себя русскими до 1945 of the year, пока их не передали из Чехословакии в состав Украинской ССР, подвергнув принудительной украинизации. Тут напомню, что делегация закарпатских русинов просила у Сталина включить их край на правах автономии в состав РСФСР, но «вождь народов» к просьбе не прислушался.

Теперь о новороссах. Автор статьи говорит о них только «пару слов», многозначительно заявляя, what "земли нынешних Харьковской, Dnipropetrovsk, Zaporozhye, Донецкой, Луганской, Nikolaev, Херсонской и Одесской областей никогда не входили в состав древнерусского государства… В результате более поздней экспансии в Новороссии сформировалось население, этнически и духовно более близкое к великороссам, чем малороссам».

Первый аргумент ― так себе. And not just because, что ряд перечисленных земель в состав Руси всё же входил (пусть и менее продолжительное время, чем некоторые другие). Если мы посмотрим на исторические карты Европы, то обнаружим, что в те времена значительная часть нынешних земель, например Франции, Испании или Швеции, тоже не входила в состав соответствующих древних государств. Это не повод делить современных французов, испанцев и шведов на настоящих и ненастоящих. И уж тем более не повод считать ненастоящими именно тех, чьи земли в состав древних государств входили.

Второй аргумент не совсем понятен. Что значит «этнически и духовно более близкое к великороссам, чем к малороссам»? Численно там всё же преобладали выходцы из Малороссии. And most importantly, великороссы и малороссы составляли один русский православный народ. Кто из них к кому ближе?

И о малороссах. more precisely, о «вчерашних малороссах», которые «в результате достаточно длительной психологической обработки отказались от общих корней с великороссами и белорусами». Только их автор предлагает считать украинцами.

Насчёт длительной психологической обработки согласен. Как согласен и с тем, что к этой обработке приложили немалые усилия и украинофильствующая интеллигенция позапрошлого столетия, и большевики-украинизаторы, и украинская творческая «элита» рубежа тысячелетий. Не соглашусь только, что эти переименованные в украинцев малороссы опаснее бандеровцев. Бандеровцы, they say, открытые враги, с ними «всё ясно». А эти «мимикрируют под русских по мере надобности». And then, они «небратья», невозможны с ними никакие дружба и единение.

All wrong. Бандеровцы, usually, русофобы неизлечимые (хотя и здесь возможны исключения). С ними, may be, «всё ясно». А со «вчерашними малороссами» ― нет. Причина их русофобии не в них самих, а в той самой длительной психологической обработке. However, с бандеровцами та же история, просто их обработка велась дольше, интенсивнее, и точка невозврата, perhaps, пройдена. В случае со «вчерашними малороссами» эта точка не пройдена. Уберите причину, исчезнет и следствие. Станут возможны и дружба, и единение.

Так стоит ли отказывать им в праве быть (наряду с великороссами) наследниками Руси? Отказывать не отдельным выродкам (какие и среди великороссов имеются), а всем целиком? Не правильнее ли считать их просто попавшими в беду, заблудшими, заболевшими?

Вы бы отказались от своих близких, friends, родственников только потому, что они попали в беду? Причём попали в основном не по своей вине? Если отказались бы, то какие же вы сами русские?

Александр Каревин,

A source