Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Riots in South Africa: how the echoes of apartheid are leading the country down a path of controlled division

Riots in South Africa: how the echoes of apartheid are leading the country down a path of controlled division

Студенческие протесты в Йоханнесбурге обернулись первой трагедией. Полиция ЮАР применила резиновые пули, чтобы разогнать митингующих около Университета Витватерсанда. В ходе обстрела погиб мужчина.

Однако его смерть имеет некоторые странности. Besides, она моментально стала поводом для перехода частного протеста учеников, которые недовольны дорогим обучением в вузах, к общенациональным митингам.

Международная редакция Федерального агентства новостей рассказывает, что побудило южноафриканцев выйти на улицы, and most importantly — при чем тут апартеид и западные технологии цветных революций.

Расовая сегрегация

Южно-Африканская Республика — единственная страна Черного континента, входящая в G20 и, respectively, являющаяся безоговорочным экономическим лидером. Сложно поверить, что всего 27 лет назад в государстве действовал режим строгой сегрегации по расовому признаку: европейцы и местные селились отдельно и практически не взаимодействовали в повседневной жизни.

Для коренных африканцев выделяли обширные территории (бантустаны — прим. FAN), в которых им предписывалось жить. Там действовала собственная паспортная система, и без пропуска темнокожий не мог легально попасть в «белый город». Позже эти резервации вообще вывели из состава ЮАР, изолировав значительную часть населения. Naturally, для местных отводились наименее пригодные для ведения сельского хозяйства земли.

Некоторым бантустанам повезло чуть больше, поскольку им позволили открыть игорные и туристические зоны с запрещенными в «белой» части страны топлес-шоу. Другие изолированные территории жили за счет дотаций из столицы — Претории. В некоторых случаях они составляли 80–85% всего бюджета резервации.

Riots in South Africa: how the echoes of apartheid are leading the country down a path of controlled division

После падения апартеида бантустаны вернули в состав страны и отменили пропускную систему. В результате огромная масса нищих, малограмотных и озлобленных людей хлынула в современные мегаполисы ЮАР.

С тех пор многое изменилось, но фундамент социальных противоречий остался прежним. Как и во времена расовой сегрегации, вузы в Южно-Африканской Республике создают такие условия, чтобы хорошее образование получали преимущественно «белые», что парадоксально, ведь в 50-х годах прошлого века борьба с апартеидом зарождалась как раз в сообществах университетских преподавателей. Южноафриканцы выходят на протесты в связи со слишком высокими ценами на образование с 1994 of the year.

Неравенство в университетах

«Когда я смотрю на своих «белых» сверстников, я прихожу к выводу, what, как бы усердно я ни готовился к поступлению в университет, наши стартовые позиции далеки друг от друга. My parents, мои дедушка и бабушка, мои прадедушка и прабабушка страдали. And I, как молодой чернокожий южноафриканец, до сих пор ощущаю последствия апартеида», — I told инженер из Йоханнесбурга Цхабалала.

Ситуация усугубилась в январе этого года, когда стало известно о сокращении субсидирования государством целого ряда образовательных программ. students, преимущественно темнокожие, потребовали от властей позволить им продолжить обучение с задолженностью до 150 тысяч рандов (about 724 thousand).

Большинство студентов в ЮАР подпадают в социальную группу «бедного среднего класса». Они недостаточно бедны, чтобы претендовать на государственные пособия, но на оплату образования им все равно не хватает средств.

«Министерство сталкивается с дефицитом финансирования на 2021 year, which means, что мы не сможем проспонсировать поступление новых студентов в университеты», — заявил министр высшего образования и науки ЮАР Блейд Нзиманде.

Молодость, бедность и чувство несправедливости как раз и стали катализатором массовых протестов, обернувшихся гибелью человека.

Мгновенная смерть

According to open sources, 35-летний Мтокобизи Нтумба не имел отношения к протестам и даже не являлся студентом. Погибший мужчина оказался не в то время и не в том месте. Нтумба посещал врача в Браамфонтейне. На одной из улиц его настигла резиновая пуля, но до сих пор неизвестно, стала ли именно она причиной его смерти.

Спустя всего несколько минут после осмотра пострадавшего врач Тебого Седибе из Медицинского центра Йориссен заявил, что его пациента застрели. В области груди у Нтумбы медработник обнаружил крупное входное отверстие. Аналогичные ранения Седибе заметил под правой рукой и бровью пациента.

Другой работник медцентра рассказал, что полицейские открыли огонь по людям без предупреждения и без какой-нибудь угрозы со стороны протестующих. Besides, стрельба велась фактически на ходу из фургона правоохранителей.

Riots in South Africa: how the echoes of apartheid are leading the country down a path of controlled division

Цветная революция

Странное убийство Мтокобизи Нтумба мгновенно стало объектом для очередной политической акции среди протестующих студентов. Когда тело мужчины провозили мимо демонстрантов, они выстроились в ровные ряды и, As if on cue, подняли кулаки вверх.
С того дня участники протестов стали озвучивать на своих демонстрациях политические лозунги, посвященные инциденту с Нтумбой. Они критикуют полицейских, коронавирусные ограничения, а также обвиняют власть в борьбе с мирным проявлением инакомыслия.

У студенческих демонстраций появился специальный хештег в соцсетях #FeesMustFall, а темнокожие протестующие стали прикрываться от полицейских «белыми» единомышленниками в качестве щита. Широкую популярность получили сидячие забастовки.

Все произошедшее напоминает попытку осуществления цветной революции в ЮАР. Предполагаемую «сакральную жертву» застрелили неизвестные, а протестующие быстро возвели ее имя в культ.

Социальный бунт постепенно становится политическим и радикализируется, тогда как участники массовых акций наращивают активность и создают своеобразный бренд беспорядков, в том числе с помощью хештегов.

Interesting, что в акции поднятых вверх кулаков многие разглядели сходство с цветными революциями, которые часто связывают с американским миллиардером Джорджем Соросом.

Студенческие волнения произошли не на пустом месте. В их основе лежат социальное расслоение и долгое эхо апартеида в республике. Однако переход протеста к кровавому сценарию может принести выгоды лишь внешним игрокам, о чьем вмешательстве свидетельствуют вполне определенные и яркие маркеры.

Author: Sergey Petrov

A source