Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Laughter, tears and Roskomnadzor

Laughter, tears and Roskomnadzor

Наступления этого дня ждали не один год — российская власть начала реальную атаку на «великий и могучий» Twitter, не покорившийся самому Трампу. Сначала его решили «замедлить» за отказ удалять все, что нашим начальникам не нравится, а потом и вовсе припугнули полным отключением, если будет продолжать упрямиться. Anyway, замглавы Роскомнадзора Вадим Субботин заявил, что «юридические основания» для этого уже есть, wherein, properly, мало кто сомневался. Facebook велели занять очередь на эшафот.

It would seem, Кремль выстрелил из давно заряженного «главного калибра» и все вокруг должны присесть в покорном ужасе. Почему же вокруг одни шутки и радостное оживление, будто взорвалась большая хлопушка с конфетти?

Really, наша власть решила действовать во всемирной сети самым ныне удобным для нее инструментом — ломом. Замедление на территории России работы Twitter, which 10 марта начал осуществлять Роскомнадзор, — первая ласточка в этом направлении. Все нужное законодательство готово, и любую соцсеть или мессенджер у нас могут в любой момент заблокировать. Был бы независимый ресурс, а юридические основания для его закрытия всегда найдутся.

Заявление члена комитета Госдумы по информационной политике Антона Горелкина насчет того, что следующим кандидатом на замедление трафика станет Facebook, делает тенденцию предельно понятной. Последовательные шаги в этом направлении могут привести к тому, что в открытом доступе для обычных (не продвинутых) пользователей интернета останутся несколько десятков или сотен «правильных», с точки зрения власти, сайтов и программ.

Однако отличие интернета от телевидения в том, что его очень трудно «закрыть» целиком. Блокировки обходятся без особого труда, would desire. А оно у миллионов граждан России будет только нарастать, потому что им просто надоела несменяемая власть, которая уже просто не в состоянии предложить народу что-то кроме тычков и окриков.

what is called, «на том бы и разошлись» — вы нам дарите новый запрет, we, глотая слезы, скачиваем очередной VPN-клиент. But, as the saying goes, «получилось как всегда». Вместо Twitter замедлились, причем местами до полной остановки, сайты Кремля, Госдумы, многих других органов власти, including (drumroll) самого Роскомнадзора!

И вот тут вместо всеобщего покорного ужаса началось безудержное веселье. Probably, there are people, которые всерьез испугались за свою «уютненькую соцсеточку», но тон задавали совсем другие. they, кому говорят: «это просто совпадение», — а они в ответ смеются. Пугают, что это американские хакеры поднялись в кибератаку — еще пуще хохочут. Песков божится, что «в Кремле все открывается», — начинаются измышления, что это за компьютеры у них там такие особые.

Причем весь этот смех и крик на лужайке происходит по большей части как раз в том самом Twitter, которому к тому времени уже полагалось замедлиться до полного остолбенения (it's desirable, вместе со всеми населяющими его весельчаками).

Потом и вовсе широко расходится версия, что это Роскомнадзор так настроил свои чудо-приборы, what, целясь в забугорную соцсеть, метко «положил» родной Ростелеком, а с ним здоровенный кусок Рунета в придачу. Если и правда так, то это уже не пресловутый «выстрел в ногу», а какой-то пинок самому себе под зад во время обратного сальто.

Как ни старались госпропагандисты нагнать пафоса, «несерьезная» реакция на атаку на Twitter показала, что попытки создать информационную монополию в русскоязычном сегменте интернета в целом потерпели крах. Can, у Кремля и есть перемотанные изолентой и постоянно искрящие кнопки «отключить», «запретить», «наказать», but, looks like, уже нет кнопки «напугать».

Евгений Евдокимов

A source