Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Russia is not raw: what can we offer the world

Russia is not raw: what can we offer the world

Интересную статистику опубликовал Российский экспортный центр (РЭЦ). Объем несырьевого неэнергетического (то есть не только нефть, газ и уголь, но и горючие продукции из них, в первую очередь бензин) экспорта из нашей страны в 2020 I have made 161,3 billion US dollars, about 4% more, than in 2019 and 2018 years. Result, of course, удивительный — прежде всего тем, что достигнут в год, когда международная торговля испытала сильнейший удар из-за эпидемиологических ограничений. Михаил Мельников разбирает суть этого феномена.

Слабое место глобализации

Никакого чуда тут, of course, no. В ситуации распада налаженного глобального разделения труда на огромном количестве рынков появляется дефицит — экспорт сокращается или прекращается вовсе, запасы тают, а местные производители не успевают или в принципе не могут занять освободившиеся ниши. Дефицит — это практически всегда рост цен, и те государства, которые не приостановили производство, не прекратили отгрузку товаров, оказываются в явном выигрыше.

Так произошло и с Россией, которая сполна воспользовалась мировым ростом цен на металлопродукцию и продовольствие — воспользовалась даже с несколько излишним энтузиазмом, подзабыв о необходимости насыщать и внутренний рынок. И все же эта сверхсметная выручка оказалась очень важным подспорьем на фоне беспрецедентного весеннего падения цен на энергоносители (порой производители были вынуждены доплачивать покупателям, лишь бы те забрали нефть и сжиженный газ, которые стало буквально негде хранить): удар по российской экономике оказался менее значимым, than, eg, по рынкам стран Евросоюза. China, true, вообще ухитрился оказаться в плюсе, но нельзя забывать, что эти товарищи работают по формуле 996 (с девяти до девяти шесть дней в неделю), тогда как в России снова обсуждают варианты перехода на четырехдневку.

При этом китайский успех отчасти обусловлен как раз бесперебойной поставкой российской продукции: more 10% нашего несырьевого экспорта приходится именно на эту страну (16,5 billion). Без наших металла, машин и, of course, нефти Китай не поднялся бы, работая даже 11/7. На втором месте по объему несырьевых закупок в России Казахстан (12,3 billion), на третьем — Белоруссия (9,4 billion).

Russia is not raw: what can we offer the world

Точки роста

Раз уж мы заговорили о нашем экспорте, было бы логично понять: а что от нас вообще нужно миру, кроме топлива и леса? В чем состоит тайное экспортное лицо России, до поры до времени заслоняемое нефтяными и газовыми потоками?

Согласно данным РЭЦ, основной частью структуры несырьевого неэнергетического экспорта стала металлопродукция (20,8%) и продукция машиностроения (17,7%). Interesting, что по итогам первых 10 месяцев года по этим направлениям мы были еще в минусе, после чего последовал стремительный рост спроса, цен и, Consequently, поставок. Далее следуют продовольствие (17,3%) и химические товары (16%). We understand, что химия — это во многом нефтехимия (большую прибавку дали, eg, полиэтилены), но все же речь идет о продуктах глубокой переработки с высокой добавленной в России стоимостью. Что же до продовольствия, here, of course, сыграл роль рост цен на пшеницу, семена подсолнечника и изготовленное из них масло. Правительству даже пришлось вмешаться, setting in 2021 году вывозные пошлины, чтобы экспортный азарт не обескровил внутренний рынок. Зашли мы и на глобальный рынок кормовых трав: экспорт вырос сразу в шесть раз.

Технологии ощутимые и виртуальные

Of course, нам хочется, чтобы наш экспорт был высокотехнологичным. Здесь определенные успехи есть по четырем направлениям.

At first, это военная техника, так называемый скрытый раздел экспортных таблиц. На него в отдельные месяцы приходится до 20% несырьевого экспорта.

Secondly, это оборудование для атомных электростанций — здесь Россия, certainly, находится среди мировых лидеров.

Thirdly, это космические запуски. У нас наконец прервалась череда поломок, запуски проходят в штатном режиме, но все же определенный кризис российской космонавтики отрицать невозможно — тут предстоит еще очень много работы, about what, perhaps, имеет смысл рассказать в отдельном материале.

Fourth, это программные решения. И если первые три направления монополизированы государством, то здесь мы видим простор для частного бизнеса, поэтому стоит остановиться поподробнее. Российские программисты — это сильнейший гражданский профессиональный бренд страны. Компаний мирового уровня у нас много, а если бы не активная скупка умов более богатыми конкурентами, могло быть в разы больше. Unfortunately, долгое время власть фактически не обращала внимания на эту точку роста — лишь в 2020 year, после смены главы правительства, дело сдвинулось с мертвой точки и IT-компании получили достойные налоговые преференции.

Самый известный в мире бренд из этой сферы — Kaspersky: So, at 2010 году антивирус “Kaspersky Labs” занимал первое место на рынке США. Решения компании ABBYY, интернет-сервисы “Yandex”, VK, Telegram при всей сложности его происхождения — это визитная карточка России, особенно актуальная после сброса личины нейтральности американскими социальными сетями.

Russia is not raw: what can we offer the world

Офис российской компании ABBYY в США

Большие бренды

В целом же самым дорогим российским брендом считаетсяСбер”, но это все-таки благодаря не столько международным успехам, сколько колоссальной рыночной силе внутри страны. And here “aeroflot”, не раз признававшийся сильнейшим авиационным брендом планеты, достиг значительных успехов в международных перевозках, на равных конкурируя с самыми серьезными соперниками. По интересному пути пошел “Gazprom”, ставший крупнейшим в России спонсором спортивных соревнований и существенно повысивший тем самым свою узнаваемость; however, это сырьевая компания, а мы говорим об альтернативных путях развития экспорта.

Питаться по-русски

Пшеница и подсолнечник — это, of course, OK, но ведь, in fact, они тоже лишь сырье для конечной продукции, причем добавленная стоимость тут исключительно велика.

Очень высоко ценится русская пища в Юго-Восточной Азии (ЮВА) — недаром GastroWeeks Российского экспортного центра до пандемии проводились главным образом в этом регионе. Если на Западе главными потребителями отечественной продукции являются эмигранты из стран экс-СССР, то в Китае, Vietnam, Indonesia, Корее и среди местного населения велик спрос на нашу кондитерскую продукцию: мороженое, шоколад (притом что какао-бобы мы в той же ЮВА и закупаем), конфеты уходят влет. Это очень важное направление, по которому надо продолжать давить, распространять пониманиерусское — значит, вкусное”.

Russia is not raw: what can we offer the world

Российский шоколад в КНР

Популярен в мире и российский алкоголь — как недорогие вина, and, understandably, “национальный продукт” vodka, один из самых известных и устойчивых наших брендов. Ничего зазорного в этом нет: Франция гордится коньяками, Мексика текилой, ирландцы виски, а у нас самые чистые дистилляты, ничего лишнего.

Мягкая сила

Хотя в статистике РЭЦ говорилось об экспорте товаров, а не услуг, не могу не сказать про наболевшую тему, про поле непаханое для развития — наш въездной туризм, непозволительно скромный для самой большой страны мира. Чемпионат мира 2018 of the year, true, показал широту наших возможностей, 2019 год выдался весьма неплохим, но закрепить успех, Alas, помешала пандемия, напрочь закрывшая границы. Так что придется все начинать заново.

However, иностранцы часто проникаются русским духом и не выходя из дома: So, eg, Федор Достоевский сделал для популяризации России в мире больше, чем тысячи культурных мероприятий современности. Русская литература XIX века (помимо Достоевского, за рубежом известны в первую очередь Толстой и Чехов) до сих пор остается мощнейшим брендом, высоко ценимым в среде западных интеллектуалов, that, in its turn, пользуются существенным влиянием в центрах власти.

Нам и сейчас есть что предъявить миру в русле “soft power”, каковой, Alas, стала ныне культура. true, в XXI веке мы обращаемся уже к совершенно другой целевой аудитории. Если советская мультипликация была популярна на Востоке, в первую очередь в Японии, the “Лунтик”, “Смешарики” and, of course, Маша с ее медведем покорили и Запад тоже. Образ Маши знаком более чем половине детей по всему миру — грандиозный успех. Пока авторы полнометражных анимационных фильмов зачем-то создают очередные клоны диснеевских блокбастеров, российские сериалы растят новое поколение детей с пониманием того, что Россия — это не страшный монстр, а большая добрая, в чем-то мудрая, в чем-то наивная и, the main thing, очень интересная страна.

* * *

of course, это лишь краткий пунктирный перечень, причем перечень достижений настоящего, тогда как точки будущего роста могут появиться в самых неожиданных отраслях; ясно лишь, что туризм просто обязан быть среди них.

Я далек от иллюзий, что успех 2020 года повлечет за собой один за одним все более успешные годы. Излишняя монополизация экономики, зарегулированность экспорта не способствуют быстрому и стабильному росту — тут еще многое предстоит сделать российскому правительству. Besides, уважаемые партнеры будут стараться подрезать санкционными мерами любую нашу экспортную да и вообще промышленную активность — тут, looks like, предстоит война на десятилетия. Well, of course, хочется пожелать самим экспортерам не забывать о том, что главное для нас — повышение уровня жизни в самой России. Первым делом внутренние рынки, ну а внешние все-таки потом. Но это тема уже совсем другого разговора — в первую очередь о росте покупательной способности россиян, то есть нас с вами.

A source