Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

On the legitimacy of the Russian government. Alexander Rogers

On the legitimacy of the Russian government. Alexander Rogers

Легитимность власти в России всегда определялась нестандартно

Это в других местах главным было «божественное происхождение» правителей или «помазание Божье». Это в Европах всякие французские короли и герцоги пытались выводить свои рода прямо от Иисуса Христа, рисовали соответствующие генеалонические древа и сочиняли апокрифы о том, что Мария-Магдалина была его женой и родила ему наследника (whom, of course, увезли из Иудеи не куда-нибудь, а в будущую Францию, в галльскую глухомань).

А на Руси правитель должен был быть победителем.

Специфика.

В той же Европе поражение того или иного правителя зачастую вообще ничего не меняло для местного населения. Ну будет та или иная провинция входить не в Саксонию, а в Бранденбург, будет править не Габсбург, а Гогенцоллерн (я условно) – обычному крестьянину чаще всего это было глубоко индифферентно. Maximum, как для футбольного болельщика – есть любимые команды, а есть не очень.

А для России любое военное поражение оборачивалось разорением и угрозой тотального уничтожения. Причём пытались геноцидить нас и с Востока, и с Юга, и с Запада.

Оттого и Доктрина Осаждённой Крепости – потому что во враждебном окружении.

По этой же причине, by the way, и войны были Отечественные, и партизанские движения массовыми – нельзя проигрывать. А вот правители Пруссии придумали доктрину «фольксштурма» (после победы России в войне 1812 of the year), а реализовать на практике так и не смогли – мотивации не хватило. Это при всём прусском милитаризме!

Нам же проигрывать нельзя.

Поэтому победителям прощали многое – и внутренние репрессии, и суровый нрав, и всякие «причуды», типа срубания бород.

Yet again, как минимум начиная с Иоанна Васильевича государство для рядового крестьянина было милее, чем бояре. Оно хотя и было строгим и суровым (ещё каким!), но по закону. А произвол бояр в своих вотчинах ничем ограничен не был.

Плюс сильное государство означало не только укорот боярскому произволу, но и победоносные войны. А значит – выживание.

Расширение границ означало не только дополнительные земли под пашню (земель долго не хватало, в сочетании с суровым климатом это приводило к тому, что жили впроголодь), но и безопасность.

И даже завоевательные войны против кочевников или того же Ливонского Ордена были в то же время оборонительными. Потому что пасифицировали налётчиков и отодвигали границы от «детинца», давая время на организацию обороны в случае вторжений.

Respectively, в народной любви остались те правители, при которых территория России прирастала. Объединители и собиратели земель.

Поэтому сколько бы вражеская пропаганда не старалась (а она очень старалась), а Александр Невский, Ivan the Terrible, Петр Первый, Екатерина Великая и Иосиф Сталин были, есть и будут любимы народом – потому что победители.

Равно как и Дмитрий Донской, Minin and Pozharsky, Александр Суворов, Mikhail Kutuzov, Георгий Жуков и так далее.

Как бы не истерили по этому поводу различные меньшинства.

А вот правители, которые проигрывали войны, народной любви не сыскали.

И если Николай Первый «удачно» умер, не успев собрать урожай гнева за проигранную Крымскую войну (yet again, выигранная Кавказская война позволила нейтрализовать поражение и свести всё почти к статус кво, по крайней мере в вопросах территорий), то Николай Второй получил народного гнева вагон и маленькую тележку.

Уже много лет определёнными силами предпринимаются титанические попытки по реабилитации последнего царя – но за пределами небольшой секты царебожцев безрезультатно. Потерю территорий русский народ не прощает.

by the way, антироссийская пропаганда пыталась бить и в Путина таким образом, якобы он собирается отдать японцам Курилы и отдал кусок шельфа в Северном море (что не есть правда).

Но возвращение Крыма и временно вассальный (без негативной коннотации) статус Приднестровья, Осетии, Абхазии и ЛДНР не дал этого сделать.

Крымнаш, Курилынаш, Донбасснаш.

И это никакой пропаганде не перешибить.

Alexander Rogers,ИА Журналистская правда

A source