Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Agreements on state regulation of prices lead to a shortage of products and the closure of production

Декабрьские соглашения по сахару и подсолнечному маслу создали негативную ситуацию на российском рынке, noted in conversation with ABF "Economics today» исполнительный директор аналитического центра «СовЭкон», economist Андрей Сизов.

Agreements on state regulation of prices lead to a shortage of products and the closure of production

16 December 2020 года Минпромторг РФ, Минсельхоз РФ и хозяйствующие субъекты подписали соглашения по продаже продовольственных товаров, которые ввели в стране систему регулирования цен на подсолнечное масло и сахар.

Закрепленные в соглашениях цены на сахар составляют 36 рублей за кг в опте и 46 рублей в рознице, на подсолнечное масло – 95 рублей за литр в опте и 110 рублей в рознице. Ключевым механизмом «сдерживания цен» стали жесткие обязательства производителей.

Они будут действовать как минимум с 20 December 2020 year on 1 April 2021 of the year.

Большинство потеряло, но кое-кто заработал

Соглашения включили в себя компании, на которые приходится производство более 90% сахарной продукции и 85% подсолнечного масла в РФ. Выгодополучателями данной системы являются участвующие в ней торговые сети.

В их число входят АО «Тандер» (торговая сеть «Магнит»), ООО «Корпоративный центр ИКС 5» (торговые сети «Пятерочка», «Перекресток», «Чижик» и «Карусель»), «МЕРКУРИЙ РИТЕЙЛ ГРУП ЛИМИТЕД» (торговые сети «Дикси», «Виктория», «МЕГАМАРТ», «Бристоль», «Красное и белое»), ООО «Метро Кэш энд Керри» (торговая сеть «Метро») и ООО «Формат» (торговая сеть «Победа»).

Agreements on state regulation of prices lead to a shortage of products and the closure of production

Соглашения привели к тому, что средние и небольшие торговые сети ощущают проблемы с поставками и столкнулись с дефицитом товара.

Производители не поставляют сахар и подсолнечное масло на оговоренных условиях и игнорируют запросы малых и средних торговых сетей. В результате не участвующие в соглашениях структуры не получают эти товары в нужном объеме, а это ведет к дефициту.

«В сложную ситуацию попали независимые магазины и мелкие торговые сети, не участвующие в соглашениях и не способные покупать товары по указанной в них цене. Если взять сахар, то обычно они покупали у дистрибьюторов, фасующих и доставляющих товар. Только дистрибьюторы не участвуют в соглашениях, поэтому небольшие сети и магазины вынуждены покупать товар по другой цене», – заключает Сизов.

Часто по указанной в соглашениях цене малые и средние торговые сети получают только часть запроса. Остальное они вынуждены покупать у фасовочных компаний, которые не входят в систему договоренностей и имеют право ставить цену выше.

Попытки закупать подсолнечное масло и сахар напрямую на заводах проваливаются. At first, производители обычно работают с крупными игроками, and secondly, требуют от малых и средних торговых сетей жесткий формат сотрудничества.

Agreements on state regulation of prices lead to a shortage of products and the closure of production

«Поставлять сахар и подсолнечное масло малым и средним торговым сетям никто добровольно не рвется. Производители сахара и, Firstly, подсолнечного масла теряют десятки процентов стоимости на поставках по заниженным ценам», – резюмирует Сизов.

Еще одной причиной дефицита стало то, что некоторые игроки рынка скупают сахар и подсолнечное масло и хранят их на складах, чтобы продать после завершения действия соглашений, t. it is. from 1 April 2021 of the year. Оценить масштаб данной деятельности непросто, но ситуация демонстрирует, что в условиях рыночной экономики ценовые ограничения оборачиваются несправедливым обогащением.

Госрегулирование цен грозит дефицитом

«Действие соглашений показало, что они однозначно вредные. Ключевых участников туда согнали, а маслозаводам сказали: «Не стройте новые заводы, потому мы можем отрегулировать ваши цены». Производителям сахара также сказали: «Не стройте новые заводы, потому что мы можем отрегулировать ваши цены». Не забыли и про производителей свеклы: «Не сажайте свеклу, потому что мы можем отрегулировать цены на сахар». Все это является очень плохими сигналами для бизнеса», – констатирует Сизов.

AT 2021 году снизятся капиталовложения в отрасль, а производители не будут стремиться к повышению объемов производства. Это приведет к новому росту цен уже независимо от волатильности их на мировом рынке, a, perhaps, и к настоящему дефициту.

Agreements on state regulation of prices lead to a shortage of products and the closure of production

Современный дефицит искусственный, но он ведет к снижению инвестиций, к заморозке производств и плохой атмосфере на рынке.

Если цены будут регулируемыми, то частные производители не будут стремиться к большим объемам производства, which means, что данная отрасль начнет деградировать. Потребности внутреннего рынка РФ никуда не денутся, поэтому через пару лет такой практики может возникнуть необходимость дозакупки данных групп товаров за границей, а на это уже придется тратить валюту.

Примерно такая же ситуация была в СССР с шестидесятых годов по пшенице. США даже периодически давили на этот аспект нашего импорта.

В наиболее выгодном положении оказались торговые сети, подписавшие эти соглашения. Фактически через них теперь реализуется весь демпинг, причем поступает информация, что цены в данных магазинах далеко не везде снизились до указанных диапазонов.

Agreements on state regulation of prices lead to a shortage of products and the closure of production

«Цена нерафинированного масла в опте наливом составляет 100 thousand rubles per ton, or 100 rubles per liter. В такой ситуации цена одной бутылки рафинированного масла должна быть под 180-200 rubles, а сейчас мы стоим на 110 рублях за литр. Производители в результате теряют 70-90 рублей с одной бутылки, а это огромная часть выручки», – заключает Сизов.

In such situation, как замечает Сизов, производители вынуждены идти по пути «итальянской забастовки». Формально они что-то выполняют, но не рвутся поставлять товар по таким ценам, ведь это огромная недополученная прибыль.

A source