Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

US foreign policy accelerates de-dollarization of the Russian economy

Доминирующее положение валюты США оказалось под угрозой из-за санкций и состояния национальной экономики, I told ABF "Economics today» Senior Researcher, Institute of the USA and Canada, Russian Academy of Sciences, Doctor of Economic Sciences Vladimir Vasiliev.

US foreign policy accelerates de-dollarization of the Russian economy

Исследовательская служба Конгресса Соединенных Штатов Америки предупредила Белый дом о рисках для доллара, исходящих от активной внешней политики Вашингтона. В первую очередь ведомство обращает внимание на экономические ограничения против других государств. Их число уже превысило восемь тысяч, что создает основную угрозу для американской валюты и экономики в целом.

This is due to the fact, что санкции приводят к издержкам для Соединенных Штатов: ограничивают свободу бизнеса, участниками которого могли стать американские юридические и физические лица. Согласно обзору научно-исследовательской службы Конгресса США, state, пострадавшие от санкций, обладают инструментами для снижения зависимости от доллара, а также способностями предпринять ответные меры.

Американская сторона не только получает некоторую выгоду от активного использования валюты в международных операциях, в том числе и низкие проценты по займам, но и превращает доллар в механизм давления на другие государства ради собственных внешнеполитических целей. Его уже пытались применить к Ирану, Венесуэле и Российской Федерации.

US foreign policy accelerates de-dollarization of the Russian economy

«Американская экономика находится в состоянии кризиса и перспектив его преодоления нет. Внешнеэкономические связи в этом случае могут способствовать выходу экономики на траекторию экономического роста, но не устойчивого развития.

Те санкции, которые введены США в отношении Китая, стран Европейского союза и России, ограничивают развитие торгово-экономических отношений. Если американская администрация хочет стимулировать экономику, то стране необходимо вернуться к реализации плана свободной торговли и ослаблять ограничения. Но тогда ситуация спровоцирует рост товарооборота США с Европой и КНР», – прокомментировал заключение исследовательской службы Конгресса США эксперт Владимир Васильев.

Доллар теряет хватку

Сейчас доля доллара в международных торговых операциях не превышает 50%, and, probably, она снизится в ближайшем будущем. So, In November 2020 года европейская валюта впервые за семь лет, согласно данным платежной системы SWIFT, вышла на первое место в глобальных платежах. При этом доля американской валюты составила 37,64%, despite, что она остается резервным средством мировых торговых расчетов.

Такие показатели стали результатом действий Европейского союза, активировавшего механизм INSTEX, призванный упростить законные коммерческие транзакции между регионом и иранскими игроками в обход американских санкций.

US foreign policy accelerates de-dollarization of the Russian economy

«Слабый доллар становится фактором, стимулирующим развитие экспорта, and therefore, и восстановление американской экономики. As of December 2020 года количество денег, обращающихся в Соединенных Штатах Америки, was 19,2 trillion dollars. То есть существующая денежная масса достигла рекорда за всю историю страны.

Американцы фактически накачали национальную экономику долларом и создали эффект слабой валюты. Но санкции против других стран попросту не дают фирмам из США реализовывать внешнеэкономический потенциал. Из-за это получается, что страна наносит вред собственной экономике», - I explained the expert.

Страны находят ответ на политику США

Санкции Белого дома, полагает Владимир Васильев, ограничили американский экспортный потенциал. Поэтому Евросоюз, in particular, намерен продолжать работать на снижение зависимости от доллара и стараться номинировать контракты на поставки товаров в евро, блокировать поглощение зарубежными организациями местных компаний, а также сократить количество американских банков.

Подобный сценарий выбрал и конкурирующий с Соединенными Штатами Америки Китай. Пекин в 2016 году сделал юань резервной денежной единицей Международного валютного фонда по итогам реализации программы интернационализации юаня «Один пояс – один путь».

US foreign policy accelerates de-dollarization of the Russian economy

Параллельно китайская сторона углубляет двусторонние отношения с Российской Федерацией, помогая ей постепенно отказаться от валюты США. Страны уже подписали трехлетнее своп-соглашение на 150 млрд юаней и открыли взаимный доступ к национальным валютам без нужды ее приобретения на открытом рынке. TO 2019 году доля доллара в сделках Москвы и Пекина составила 51%.

Россия разгоняет дедолларизацию

AT 2020 году американская валюта заняла менее 50% в торговле России с КНР, оставшись на уровне 46%. При этом расчеты в национальной валюте Китая и евро выросли до 24 and 30% respectively, достигнув исторического максимума. В экспертном сообществе предсказывают дальнейшее ослабление позиций доллара в торговых сделках между этими странами.

US foreign policy accelerates de-dollarization of the Russian economy

therefore, отмечает Владимир Васильев, в Конгрессе США обеспокоились состоянием доллара. Теперь администрация рассматривает снижение санкционных ограничений против других стран. Однако вероятность полноценной реализации подобной меры не так высока, в связи с чем государства продолжат разрабатывать механизмы обхода многочисленных американских ограничений.

Россия уже выходит на новый уровень снижения зависимости от валюты США. Долларовые транзакции со странами БРИКС сократились до 49% at 2019 year, рублевая доля, conversely, увеличилась до 14%. Особенно это заметно в торговых отношениях с Индией, которая является вторым партнером России после Китая. Показатель перешел границы в 50%, демонстрируя уверенность Москвы повысить уровень дедолларизации национальной экономики.

Alexander Melnik

A source