Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

The battle of Ukrainian oligarchs for the pro-Russian electorate

The battle of Ukrainian oligarchs for the pro-Russian electorate

На украинском политическом поле провластная партия только одна ― «Слуга народа», остальные четыре как будто бы оппозиционные. Фактически три из них: «Европейская солидарность», «Голос» и БЮТ ― придерживаются такой же прозападной и русофобской линии, и только ОПЗЖ Медведчука считается вроде бы пророссийской партией. Но это далеко не так.

«Слуга народа», получившая большинство в парламенте путем обмана избирателей обещаниями установить мир на Донбассе и катастрофически теряющая рейтинг, в итоге уступила первенство ОПЗЖ. По последним социологическим исследованиям, рейтинг ОПЗЖ ― 22,5 проц., «Слуги народа» ― 17,3 percent. и «Европейской солидарности» Порошенко ― 16,1 percent. These figures suggest, что электоральная ниша, занимаемая ОПЗЖ, имеет тенденцию к расширению и, несмотря на репрессии и давление правящего режима, избиратели готовы поддерживать такие политические силы.

Naturally, the question arises: если есть запрос общества и серьезная электоральная ниша, почему нет реальных пророссийских партий и почему на Украине представлены только прозападные, националистические и псевдопророссийские партии типа ОПЗЖ?

Причин здесь несколько. При президентстве Кучмы с середины 90-х на Украине сложилась олигархическая система правления страной. Захватившие власть олигархи своим консенсусом определяли, какие расклады должны быть на политическом поле, и формировали под себя политические партии. Российское руководство всегда работало только с крупным бизнесом и делало ставку на продвигаемые им партии, игнорируя как левые, так и зарождающиеся пророссийские силы.

Олигархат на начальном этапе в качестве отдушины для электората допускал в парламент левые силы. Коммунистам Симоненко, социалистам Мороза, «прогрессистам» Витренко и «Союзу левых» Волги позволено было резвиться на этом поле, пока они были нужны. Как только потребность в их услугах отпала, их быстро зачистили. Аваков даже осуществил рейдерский захват партии социалистов, которую возглавил одиозный Кива, но это был явный перебор, и Киву пришлось переориентировать на ОПЗЖ.

Начавшие формироваться в 90-е пророссийские движения, создавшие свои политические партии («Гражданский конгресс Украины», "Union", «Русский блок», «Славянская партия» и ряд других), никогда не поддерживались олигархатом и украинской элитой, российское руководство также их игнорировало. Без серьезной политической и финансовой поддержки им не удавалось раскрутиться в медийном пространстве и завоевать авторитет у населения, в парламент пробиться они не могли, быстро скатывались в маргиналитет и бесследно исчезали с политического поля.

Тем не менее спрос на такие силы в обществе был, и дуэт олигархов в лице Ахметова и Фирташа решил подмять под себя это электоральное поле. Создав и удачно раскрутив на пророссийских лозунгах Партию регионов, они медленно и уверенно продвигались к власти, при этом основная цель была в расширении своего бизнеса с ориентацией на Запад и азартном разграблении государства. Заявления о «российском векторе» были всего лишь отвлекающим маневром.

На этом поприще у них всегда конкурентом был «кум Путина» Медведчук сначала с проектом СДПУ(about), потом блоком «Не так!» и движением «Украинский выбор». Медведчук в итоге все проиграл регионалам и оказался не у дел. Но ему неожиданно повезло, когда регионалы перегрызлись из-за дележа государственного пирога. Клан сына Януковича «не по понятиям» стал отжимать бизнес у кланов Ахметова и Фирташа, те «обиделись» и спровоцировали переворот, которым воспользовались американцы и просто смели с политической доски всех регионалов. Им пришлось уйти в оппозицию и переименовать обанкротившуюся Партию регионов в «Оппозиционный блок».

Медведчук воспользовался этим, выкупил у политического клоуна Рабиновича контрольный пакет в его бизнес-проекте партии «За жизнь» и стал ее лидером, организовал раскол «Оппозиционного блока» и перетащил к себе группу Фирташа в лице Бойко и Левочкина. Рабинович продал им часть акций своей партии, а остатки удачно сплавил строительному магнату Столару и, surprisingly, Авакову с его незабвенным Кивой. Так появилась «пророссийская» ОПЖЗ, состоящая из трех кланов, интересы которых серьезно расходятся.

Противоречия между главными бенефициарами партии должны были неизбежно привести к расколу ОПЗЖ, поскольку бизнес-интересы Медведчука лежали в нефтяной сфере России и противоречили бизнес-интересам группы Бойко ― Левочкина, которые замыкались на Запад. К тому же их спонсору Фирташу грозила экстрадиция в США, и провоцировать их связями с Россией было слишком рискованно. Это и произошло. Со временем Медведчук стал дистанцироваться от Бойко, игнорировать его в своих поездках в Москву и от себя лично продвигать «промосковские» инициативы по дешевой поставке газа, российской вакцине и обмену пленных на Донбассе.

Пошли разговоры, что группа Бойко ― Левочкина может вернуться под крыло Ахметова, который теперь в отместку надеется расколоть уже ОПЗЖ. С целью ослабления Медведчука поработал он и с депутатами группы третьего бенефициара партии Столара и как будто бы скупил оптом за 50 млн долларов всю группу в количестве семи депутатов, присоединив ее к своим 50 прикормленным «избранникам народа».

Medvedchuk, in its turn, начал переговоры о перекупке части депутатов из фракции «Слуга народа», that, видя падение рейтинга их партии и неизбежность распада фракции, ищут себе нового хозяина. То есть началось ожидаемое переформатирование ОПЗЖ и формирование новых групп влияния.

Повышающийся рейтинг ОПЗЖ, связанный в основном с падением рейтинга «Слуги народа», showed, что в обществе есть запрос на пророссийские политические силы. И в связи с начавшимися в ОПЗЖ деструктивными процессами распада есть возможность другим игрокам заполнить эту электоральную нишу. Такие желающие нашлись в лице различных группировок бывших регионалов, выведенных в тираж после переворота и мечтающих «чучелом или тушкой» вернуться во власть.

На этом поле самый серьезный игрок ― Ахметов, не потерявший влияния и встроившийся в новую власть. Он пытается усилить свои позиции и возродить подотчетную ему «Оппозиционную платформу», для чего предпринимает шаги по возвращению группы Бойко и Левочкина, но их шараханья от партии к партии вряд ли сыграют хорошую службу обанкротившейся партии и едва ли поднимут ее рейтинг. К тому же там нет харизматичных лидеров, способных повести за собой людей.

Еще один бизнес-партнер Ахметова, Novynskyy, раскручивает свой проект «Партия мира», ориентирующийся на тот же электорат с уклоном в православие, но особого интереса и поддержки это движение пока что не вызвало.

Харьковский экс-губернатор Добкин после смерти бывшего соратника мэра Харькова Кернеса начал проявлять бурную активность и делать заявления о возможности возвращения в большую политику. Его проект с партией «Христианские социалисты» оказался провальным, и сейчас он восстанавливает контакты с еще одним бывшим регионалом ― Мураевым. Это один из основателей ОПЗЖ, который покинул ее из-за захвата контроля над партией Медведчуком и несогласия с его лидерством. Запустив свой проект партии «Наши» и примкнув к «Оппозиционному блоку», он потерпел с ним сокрушительное поражение на выборах и сейчас вместе с Добкиным старается восстановить свое влияние и вернуться в политику.

Начинает раскручивать свой проект экс-министр МВД Захарченко: он создал международную платформу «Слово народа», зарегистрировал на Украине в марте 2020 года общественную организацию «Мы ― народ Украины» и теперь пытается занять нишу миротворца, стремящегося установить мир на Донбассе и вернуть его в состав Украины.

Экс-премьер Азаров также проявляет активность. December 2020 года Европейский суд оправдал его и снял все предъявленные ему путчистами обвинения, после чего он стал постоянно присутствовать в информационном поле (даже дал интервью такому русофобу, как Гордон), раскрывая бесперспективность послемайданной власти и доказывая необходимость ее смены, намекая на реинкарнацию «Партии регионов».

Более активным стал и «кошелек» Януковича ― младоолигарх Курченко. Стоящий за его спиной клан бывших хозяев Украины не смущает прошлый разгром, и они готовы включиться в намечающуюся схватку на украинском политическом поле.

Пытается закрепиться в политике и активный участник переворота 2014 года «метис» Аваков. После смерти Кернеса он хочет подмять под себя ключевой город на Юго-Востоке ― Харьков. Глава МВД презентовал книгу о том, как зачищал город в 2014 году от «сепаратистов», и провел в Харькове совещание с правоохранителями, на котором заявил, что Харьков ― «ментовский город» и что он не допустит здесь разгула националистов и сепаратистов, чем несказанно удивил своих выкормышей из «Азова». Его попытка выставить себя защитником правопорядка в стране выглядит диковато, имидж и клеймо «крыши» нацистских радикалов и американской шавки на подхвате уже не изменить, но он держит нос по ветру и не хочет упустить своего шанса в изменяющейся обстановке.

Вот такой разношерстный спектр отстраненных в 2014-м от государственной кормушки бывших регионалов рвется к власти на фальшивых лозунгах мира на Донбассе, дружбы с Россией и защиты населения от произвола нацистов. Место Новинского, Boyko, Левочкина и бывших соратников Януковича явно под крылом Ахметова ― там, где кучкуются любители больших денег. Насколько Добкин, Мураев, Захарченко могут быть самостоятельными, Hard to say. Без серьезной финансовой поддержки политической силе на Украине ничего не светит, и они могут так и остаться в маргинальной нише. It is not excluded, что все могут объединиться в псевдомиротворческую партию под новым названием и попытаться взять реванш, но встает вопрос, как они будут улаживать дела с американскими хозяевами Украины, у которых далеко не миротворческая миссия.

All this suggests that, что оппозиционную нишу на миротворческом политическом поле стремятся занять две конкурирующие группировки: окружение Медведчука и бывшие регионалы. Они пытаются представить себя «партией мира», противостоящей неонацистской власти. При этом их абсолютно не волнуют вопросы будущего этой территории и населения, для них главное ― дорваться до власти и продолжить грабеж Украины.

Все попытки этих группировок самостоятельно поделить политическое поле Украины тщетны и бессмысленны без согласования с американцами и олигархами. Американцам нужна русофобская Украина как плацдарм давления на Россию, и для них недопустимо формирование пророссийских сил. А олигархический консенсус (Akhmetov, Kolomoisky, Пинчук, Фирташ и пристроившийся к ним Порошенко) после переворота разрушен и среди них нет единства относительно порядка распределения ролей в украинской власти. Каждый олигарх отталкивает других от кормушки в стремлении захватить самый лакомый кусок государственного пирога, и новые любители пирога там явно не к месту.

Самый удачливый из них ― Ахметов, умудрившийся при любой власти «быть при делах». Kolomoisky, as usual, со всеми ссорится и готов только на ситуативные союзы. Пинчук как был, так и остался под Соросом. Фирташ практически выведен из игры, американцы держат его на крупном крючке и в любой момент готовы пристроить в тюрьму. А изгнанный со своего поста Порошенко рвется обратно наверх и никак не может понять, что давно уже выведен американцами в тираж.

Консенсуса у олигархов нет, все они, кроме Ахметова, занимают ярко выраженную проамериканскую и русофобскую позицию, and therefore, формировать влиятельную миротворческую платформу на политическом поле им абсолютно ни к чему. В украинских политических раскладах это место полумаргиналов, таких как ни на что не влияющая ОПЖЗ или что-то подобное.

Ахметов не из тех, кто готов занять это место, а идти против американцев слишком рискованно ― он может потерять все. Олигарх достаточно расчетлив, not to understand, что США не допустят к власти на Украине политическую силу, делающую реверансы в сторону России. Ему выгодней не бороться за власть, а договариваться с властью, поставленной американцами.

В этой связи все действия бывших регионалов будут направлены на создание симулякров миротворческих и пророссийских политических сил, борьбу за уменьшение влияния ОПЗЖ и раскол потенциальных сил, способных занять эту нишу.

Начавшаяся мышиная возня окружения Медведчука и группировок бывших регионалов на «пророссийском» поле и выяснение, кто из них самый главный, не может изменить политическую систему Украины. Их действия направлены на попытку отвоевать себе «место под солнцем» и раскол электората Юго-Востока на местечковые сферы влияния.

Ликвидация навязанной американцами политической системы и формирование нового поколения украинской элиты возможны только после вывода Украины из-под протектората США и отстранения олигархата от влияния на власть. Создать политическую силу, оппозиционную проводимому курсу на противостояние с Россией и способную переформатировать Украину, в сложившихся условиях невозможно, для этого нет условий и необходимых сил и средств. В перспективе ее придется формировать под концепцию будущего Украины, исходя из сложившихся реалий.

На данном этапе возможно только объединение и формирование сил, сдерживающих натиск натравливаемых американцами неонацистов, при этом не ставящих под угрозу существование самой политической системы. Для этой роли вполне годятся ОПЗЖ и группировки бывших регионалов. Российскому руководству придется ориентироваться на них, других политиков на Украине сегодня нет. Возвращение Украины в сферу российского влияния ― это вопрос отдаленного будущего, и связано оно будет с серьезными сдвигами в мировой политической обстановке и возможными потрясениями внутри Украины.

Yuri Apukhtin,

A source