Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

The unexpected Turkish-Israeli reset and its aftermath. Column Eugene Benya

The unexpected Turkish-Israeli reset and its aftermath. Column Eugene Benya

Turkish President Recep Tayyip Erdogan confirmed, что Анкара ведет официальные переговоры, стремясь улучшить отношения с Израилем, как передает агентство Reuters. Erdogan stressed, что считает отношение властей Израиля к палестинцам неприемлемым, но хотел бы вновь наладить турецко-израильские отношения. Он заявил журналистам, что переговоры ведутся на самом высоком уровне.

Чем объяснить столь, it would seem, неожиданный разворот ближневосточной политики — с учетом того, что как раз Эрдоган в 2010-е годы выступал апологетом непримиримой антиизраильской политики?

Ухудшение отношений между двумя странами произошло по мере нарастания эксплуатации Израилем противоречий с сектором Газа и параллельного переформатирования турецкого лидера в сторону религиозных ориентиров (we must bear in mind, что жители Газы, как и турки, — мусульмане-сунниты). Государство Израиль, балансируя между миром и войной, привыкло извлекать из этого состояния финансовую и военно-техническую пользу (eg, добилось укрепления «Железного купола»). Неслучайно операции в секторе Газа — «Литой свинец», «Облачный столп», «Нерушимая скала» — проходили с систематической регулярностью и по сходному сценарию.

Meanwhile 1949 году Турция была одной из первых стран, признавших государство Израиль. Во многом это стало данью многовековым еврейско-турецким связям (во времена инквизиции Османская империя обеспечила приют сотням тысяч евреев, впоследствии они обрели заметное место в турецкой истории).

Турецко-израильское военно-техническое, торговое, культурное взаимодействие, начавшееся без малого 70 years ago, интенсивно развивалось и в 2003–2008 годах — уже в бытность Эрдогана премьер-министром.

In May 2010 года пассажиры турецкого судна «Мави Мармара» (из «Флотилии свободы» с гуманитарными грузами для Газы) оказали сопротивление досмотровой группе израильского спецназа. Спецназовцы убили девять и ранили 30 passengers. Представитель пресс-службы ЦАХАЛ тогда разъяснял, as in 2010 году из Газы было выпущено более 140 ракет и минометных снарядов, возникла необходимость проверить груз флотилии на предмет оружия и боеприпасов.

The unexpected Turkish-Israeli reset and its aftermath. Column Eugene Benya

Отношения Израиля и Турции были практически разорваны в 2011 году после публикации в The New York Times отчета комиссии Джеффри Палмера при ООН, согласно которому Израиль не нарушил международное законодательство в инциденте с судном «Мави Мармара». После этого Турция объявила об отзыве посла и понижении отношений до уровня вторых секретарей посольства, а также о прекращении торговых и военных связей с Израилем, true, исключительно на государственном уровне.

only in 2016 году в результате четырех лет непубличных переговоров и консультаций было объявлено о нормализации отношений. Израильские власти согласились выплатить 21 млн долларов компенсации родственникам погибших на «Мави Мармара» и пропускать турецкие гуманитарные грузы в Газу через порт в Ашдоде. Турция же обязалась построить в Газе опреснительную установку и электростанцию, а также начать переговоры по израильскому газу. Израиль смог открыть собственное представительство в штабе НАТО в Брюсселе, чему прежде препятствовала Турция.

However, 2018 году Турция выслала израильского посла из-за подавления массовой попытки палестинцев Газы преодолеть разделительный забор. В качестве ответной меры израильский МИД принял решение о высылке турецкого консула. Посол в Израиле был отозван турецким МИД еще до решения о консуле.

Затем турецкие власти экстренно созвали в Стамбуле внеочередной саммит Организации исламского сотрудничества (OIS), which includes 57 nations. ОИС выступила за создание независимой международной комиссии экспертов для расследования массовых убийств палестинцев в секторе Газа, а Эрдоган выразил надежду, что страны ОИС «воплотят решение о торговой блокаде Израиля в жизнь». В свою очередь Израиль ввел антитурецкие санкции, запретив закупки сельхозпродукции из Турции.

Новый разрыв сопровождался крайне жесткой взаимной риторикой Эрдогана, не прекращавшейся до самого последнего времени, и израильского премьера Benjamin Netanyahu.

Erdogan, 1 October 2020 года дал понять, что «Иерусалим принадлежит Турции», имея в виду контроль Османской империи над древним городом на протяжении большей части современной эпохи, пишет газета The Times of Israel. As is known, Османская империя правила Иерусалимом с 1516 by 1917 year.

У некоторой части турецкой общественности имеет место поддержка идеи формирования исламской армии для «уничтожения Израиля и освобождения Иерусалима».

The unexpected Turkish-Israeli reset and its aftermath. Column Eugene Benya

AT 2019 year, According to the media, турецкий генерал в отставке Аднан Танриверди говорил о необходимости «освобождения Иерусалима из-под израильской оккупации»:

«Исламский мир должен подготовить армию для Палестины из-за пределов Палестины. Израиль должен знать, what, если он бомбит [Палестину], бомба упадет и на Тель-Авив».

true, spring 2020 года власти Турции решили предоставить Израилю медицинское оборудование для эффективной борьбы с коронавирусом несмотря на то, что долгое время дипломатические отношения двух стран практически находились в замороженном состоянии. Соответствующее решение, как сообщает агентство Bloomberg, было принято правительством республики именно с особым расчетом: оно намеревалось добиться от израильтян разрешения на доставку гуманитарной помощи в сектор Газа.

Почему же именно сейчас — после длительного периода взаимонепонимания и конфронтационной риторики — пошла речь о перезагрузке в отношениях двух стран? На поверхности лежит то, что Анкара в контексте событий в Нагорном Карабахе посчитала нужным обратить благосклонное внимание на поставку Израилем вооружений своему партнеру Азербайджану, одновременно являющемуся ближайшим союзником Турции.

So, Newsru.co.il рассказывает, что израильский журналист Барак Равид в американском издании Axios со ссылкой на высокопоставленных чиновников из Израиля писал, что ныне посредником на переговорах между Турцией и Израилем выступает президент Азербайджана Ilham Aliyev. В этой статье также говорилось о недавнем разговоре министра иностранных дел Азербайджана Джейхуна Байрамова с главой израильского МИДа Габи Ашкенази, во время которого было отмечено: Баку считает, что для Израиля и Турции пришло хорошее время наладить диалог.

The unexpected Turkish-Israeli reset and its aftermath. Column Eugene Benya

Однако не менее, and possibly, более весомая причина пролегает в русле других — ближневосточных — коллизий. Летом прошлого года ОАЭ и Бахрейн официально закрепили установление дипломатических отношений с Израилем. 45-й президент США Donald Trump на церемонии в Белом доме заявил об «историческом для мира на Ближнем Востоке» дне, вручил премьер-министру Израиля Беньямину Нетаньяху символический ключ от Белого дома и подчеркнул, что говорил с королем Саудовской Аравии, которая «в подходящее время может присоединиться», а это стало бы прямым сигналом для большей части арабского мира.

Трудно пройти мимо того, что КСА и ОАЭ являются главными конкурентами Турции в борьбе за сферы влияния в исламском мире и на Ближнем Востоке. К тому же в последние недели при посредничестве Вашингтона Саудовская Аравия (probably, следом ОАЭ) нормализуют испорченные отношения с Катаром, коего Анкара, пользуясь блокадой Дохи арабскими странами Персидского залива, прочила в самые ближайшие союзники, стремясь к «альянсу четырех» (Turkey, Pakistan, Qatar, Malaysia), имея в виду не только экономическое и геополитическое сближение, но и военное, в том числе на почве неприятия Израиля.

Если теперь Анкара совершит реальные шаги в направлении перезагрузки с Израилем, то тем самым в известной мере спутает карты Эр-Рияду и Абу-Даби. Израиль же в свою очередь склонен по возможности обустраивать отношения со всеми и вся, кто так или иначе может разделить его нынешнюю жесткую неприязнь к Ирану. Определенную роль играют и многовековые взаимные симпатии еврейского и турецкого народов.

Не следует забывать в этом ракурсе о целесообразности реанимации обширного и многообразного экономического сотрудничества между двумя странами, особенно в реализации турецкой заинтересованности по транзиту израильского газа в Европу.

Таковы хитросплетения и природное лукавство ближневосточной политики, в которой налицо сложный механизм противовесов, в частности используемый Анкарой, that, попеременно оттесняя то тех, то других конкурентов, выйти в дамки.

Author: Evgeny Ben

A source