Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

War of the worlds for cyberspace

War of the worlds for cyberspace

Взаимопроникновение миров — реального и цифрового — в ушедшем году естественным образом продолжало нарастать. Эта развивающаяся тенденция привела к тому, что даже устоявшиеся демократии все чаще вторгались в киберпространство, стремясь установить там свои порядки. Что уж тут говорить о традиционных автократиях.

Without any doubt, государственные регуляторы стали обращать самое пристальное внимание на криптовалюты. Also in 2019 году Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) посчитала Gram, цифровую валюту Павла Дурова, незарегистрированными ценными бумагами и подала судебный иск. Суд Южного округа штата Нью-Йорк поддержал надзирающий орган и в 2020 году запретил выпуск этих виртуальных денег.

The most interesting thing, как судья обосновал свое решение. В вердикте было сказано, что анонимность Gram не позволит отличить американских инвесторов от зарубежных. And besides, по той же причине будет невозможно воспрепятствовать продаже этой криптовалюты гражданам США на вторичном рынке. Дуров, naturally, He was forced to retreat, призвав, but, гром и молнии на головы властей Соединенных Штатов.

Между тем этот запрет был только началом. В минувшем декабре Сеть по борьбе с финансовыми преступлениями США (FinCEN) предложила новые регулятивные меры, касающиеся криптовалютных кошельков частных лиц. Without going into details, should say, что эта инициатива направлена на борьбу с анонимностью пользователей криптовалют. for example, по новым правилам при переводе суммы, exceeding $3 thousand., владелец цифровых денег будет обязан подтвердить свою личность. При этом необходимо иметь в виду, что юрисдикция Соединенных Штатов практически не имеет границ.

Все остальные предложения выдержаны в том же духе. Поэтому это начинание вызывает обоснованные опасения у правозащитников из Фонда электронных рубежей (EFF), уверенных что американское государство желает знать слишком много. Although, of course, цели провозглашаются самые благородные: борьба с отмыванием денег, финансированием терроризма и тому подобными нехорошими вещами.

Излишняя подозрительность в отношении криптовалют присуща, with a few exceptions, вроде Эстонии, не только государствам, но и международным организациям. При этом в основе такого недоверия лежат две основные причины. Первое обвинение четко сформулировала в бытность свою директором-распорядителем МВФ Кристин Лагард, назвавшая цифровые валюты угрозой для глобальной финансовой системы. А второе опасение связано с тем, что виртуальные деньги очень удобны для использования в криминальных целях. И об этом кто только ни говорил, но особенно настойчиво — юридические власти США, даже выпустившие специальный отчет.

Of course, бессмысленно отрицать привлекательность цифровых денег для разного рода преступников. But, though, нельзя все сваливать в одну кучу, как это часто делают политики и функционеры. In particular, эксперты SWIFT утверждают, что для отмывания денег криптовалюты используются довольно редко, так как финансовые махинаторы предпочитают проверенные временем способы — подставные фирмы, казино, денежных мулов.

By the way, главная беда 2020 of the year, COVID-19, весьма своеобразно сказался на подпольном рынке виртуальных денег. Специалисты компании Chainalysis, отслеживающей транзакции с криптовалютами, приводят следующие любопытные цифры. С февраля по октябрь на 38% уменьшилось количество торговых площадок, продающих незаконные товары и услуги в даркнете. Однако оставшиеся на плаву магазины принесли своим владельцам рекордный доход в размере $1,5 billion.

Российские власти, само собой разумеется, копируют западный опыт. true, с привычным для себя запретительным уклоном. С этого года действует закон, который разрешает сделки с цифровыми финансовыми активами (ЦФА), но запрещает в России криптовалюты как средство платежа. Frankly, звучит диковато, но в духе времени. И что удивительно, сажать начнут не сразу, а чуть погодя.

А до этого неприятного момента ЦФА можно покупать, продавать, обменивать и отдавать в залог. Определять признаки цифрового финансового актива станет Центробанк. Собственно же криптовалютой теперь называется совокупность электронных данных в информационной системе, которые могут быть приняты в качестве средства платежа, но не как денежная единица России.

Однако заполучить это цифровое чудо имеют право лишь квалифицированные инвесторы. А неквалифицированные инвесторы-физлица, как некогда советские командированные, будут вынуждены довольствоваться определенной суммой. В общем говоря, «шаг в сторону — расстрел на месте».

Виртуальные деньги, Despite this, по-прежнему живут своей жизнью. Сегодня в этом невидимом мире обращается порядка шестисот наименований криптовалют. Первая и главная из них, bitcoin, то взлетает, то падает, но тем не менее вот уже более десяти лет прекрасно обходится без какого-либо государственного вмешательства. И есть все основания думать, что и россияне, that, by the way, являются одними из наиболее активных пользователей криптовалют на Земле, в конечном счете сумеют противостоять властям, постоянно покушающимся на их права и свободы.

Роман Трунов

A source