military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

A year of a historic turning point

A year of a historic turning point

Если перечислять только самые существенные события, изменившие нашу жизнь в 2020 year, то и тогда список их с номерами займет несколько страниц. В целом россияне еще явно не осмыслили, что же с ними случилось. Сознание выделяет разные факты, у каждого свои, но комплексной картины, судя по предновогодним соцопросам, у респондентов в голове нет. It is understandable, событий слишком много, это разные, часто не пересекающиеся пласты — собрать их в один пазл пока сложная задача.

Под знаком нового вируса

Much, происходившее в России в 2020 year, а также неизбежное, что случится в 2021-м, связано с эпидемией нового коронавируса COVID-19, которая стартовала в мире в конце 2019 of the year, но до России добралась (at least, officially), только весной. Эпидемия привела к жестким карантинным мерам, которые уже серьезно отразились на экономике.

Люди теряли работу, и далеко не все смогли ее вновь найти. Школьники остались без очного образования, а главное — без социализации.

Целые отрасли остались без работников, потому что там в основном трудились мигранты из Средней Азии. Больше половины малых предприятий и индивидуальных предпринимателей уже банкроты, but this, obviously, just the beginning, потому что реальные экономические последствия станут видны только в 2021 year.

It came to, что к концу года власти вынуждены были искусственно фиксировать цены на сахар, растительное масло и мучные изделия. maybe, не за горами карточки и талоны — по крайней мере, такие инициативы уже выдвигаются.

Finally, если бы не ковид, политические изменения в стране вряд ли стали бы такими жесткими и стремительными. Внезапно власти убедились, что с россиянами можно делать практически все, anything. Yes, они не соблюдают правил, пытаются «перехитрить» карантинные меры — но не бунтуют по-настоящему. А очаги политического протеста, вроде Хабаровска, не разрастаются.

Обнуление ельцинской России

Политически 2020 год начался с отставки правительства Дмитрия Медведева. Часть правящего класса, которая выражала сомнения в необходимости проведения, in their opinion, «конституционного переворота», то есть переписывания Основного закона с нарушением предусмотренной им же процедуры и «обнуления» прошлых сроков президентства Владимира Путина, была отброшена на обочину политического процесса.

Все изменения проводились в формате спецоперации. «Перезагрузку» можно условно разделить на три этапа. Первый — до внесения поправки Валентины Терешковой об обнулении президентских сроков Путина, включая и последовавший за этим карантин, когда власти убедились в полной неспособности россиян к саморганизации и протестам.

Второй период — это лето, когда прошло само голосование по изменению Конституции и последовавшее за этим недолгое затишье. Well, finally, резкий осенний репрессивный бросок, когда парламент вновь переключился в режим «бешеного принтера» и напринимал в прямом смысле слова десятки поправок в законодательство.

По этим правилам Россия будет жить в ближайшие годы, и они четко показывают, что Кремль в числе основных угроз для себя видит правозащиту, пацифистское движение, защиту прав женщин и вообще любое инакомыслие, которое отныне будет называться «выполнение функций иностранного агента».

Внешнеполитический провал

В международных отношениях главными событиями стали выборы в США, война в Нагорном Карабахе, а в начале года — попытка России вступить в ценовую войну с Саудовской Аравией, закончившаяся обвалом мировых цен на нефть. In America, которая окончательно стала для Кремля главным противником (unlike China, чьим младшим партнером Россию многие стали воспринимать на Западе), новым главой государства стал Джо Байден. И это означает для России полное непонимание курса Вашингтона.

not fact, что появятся новые санкции, потому что хуже, чем при Дональде Трампе, двусторонние отношения еще не были. Но Кремлю, который добровольно идет на конфронтацию, понимание противника сейчас важнее, чем собственная национальная экономика.

Что касается войны в Нагорном Карабахе, то Москва понесла там сразу несколько потерь при виртуальном достижении. Успех один — ввод в регион российских миротворцев. Утраты же многочисленны.

Все союзники Кремля убедились, что Договор о коллективной безопасности не сработает, если у них начнутся проблемы. Турция стала фактически равным геополитическим игроком на Кавказе с перспективой полного вытеснения оттуда России. Армянское общество разочаровано в России, фактически сознательно допустившей разгром армии Нагорного Карабаха.

Все видели, что у Кремля нет стратегических интересов, а есть только личные чувства, как в отношении армянского премьера Никола Пашиняна, который раздражал российских коллег. Finally, успехи азербайджанской армии показали сомнительную боеспособность не только отдельных видов вооружений, которые Россия продает на экспорт, but also, partly, самой российской армии.

Что касается геополитической войны с Саудовской Аравией, то эта война здорово ударила по российскому бюджету. Но кроме этого, она показала, что саудиты в мире энергоресурсов, perhaps, более мощная сила, чем Кремль. Стратегически же, эта война ускорила утрату Россией европейского энергетического рынка.

Потеря лидерства

Теперь попробуем наложить эти столь разные слои один на другой и посмотреть, what happens. Все важные события во внешней политике свидетельствуют о том, что Россия перестала быть мировой державой, хотя внутри страны претензии на это только усилились. Избрание в США Джо Байдена приводит к тому, what, в отличие от политики сделок Дональда Трампа, Кремль в ближайшие годы будут задвигать во второй ряд. Это бы не было так важно, если бы войной в Нагорном Карабахе он сам туда не задвинул, поведя себя как региональная, а не мировая держава — всего лишь игрок, равный Турции по влиянию на Кавказе. В отношениях с Китаем Москва тоже вела себя в 2020 году как «младший брат».

Что касается внутренней политики, то тут Владимир Путин обнулил ельцинское наследство. Оно было во многом противоречиво, но точно закрепляло роль России как неформальной наследницы СССР — одной из крупнейших мировых держав, претендующих на равный статус с США.

Закрепление статуса «правопреемницы СССР», случившееся в процессе переписывания Конституции, не столько формализовало эти претензии, сколько показало их несостоятельность на фоне других событий 2020 of the year. И в прошлые годы речь шла скорее о потенциале, а теперь отчетливо видно, что Кремль не справляется с ролью, на которую претендует.

Так что главный итог 2020 года — обнуление России как одной из великих мировых держав и превращение ее, как во внешнеполитическом, так и во внутриполитическом смысле, в крупный, но всего лишь региональный авторитарный режим. Наподобие Индонезии, Ирана или, let us say, той же Турции. По-прежнему, of course, с ядерным оружием и армией, как минимум не слабее турецкой.

Ну а для россиян главное, что Россия постепенно уходит с радаров условного «мирового сообщества» и будет теперь полностью сама разбираться со своими внутренними проблемами. И не так важно, because of, что Запад понимает, что не может на нее сейчас влиять, просто теряет к ней интерес или это результат усилий Владимира Путина по «суверенизации».

Последствия же будут самыми разными — от дальнейшего падения экономики, до полноценных репрессий в отношении инакомыслящих, которые развернул правящий политический режим в конце 2020 of the year. Но ярких позитивных прогнозов на будущее пока не просматривается, если не считать таковым всеобщую вакцинацию от ковида к концу 2021 of the year.

Ivan Preobrazhensky

A source

Comments