Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Oil spill in Butinge raised the question of the future of Lithuanian transit

Потеря белорусского транзита станет очередным ударом по литовской экономике, noted in conversation with ABF "Economics today» доцент кафедры экономического развития РАНХиГС Pavel Gribov.

Oil spill in Butinge raised the question of the future of Lithuanian transit

Литва теряет порты и нефтяные доходы

On Monday, 28 December, на нефтяном терминале в Бутинге произошла авария, приведшая к загрязнению Балтийского моря. В море вылилось две тонны нефти, а километровое нефтяное пятно движется в сторону Латвии.

Терминал принадлежит компании ORLEN Lietuva, являющейся «дочкой» польской компании PKN ORLEN. Инфраструктура функционирует с 1999 года и является первым крупным проектом, реализованным в Литве после того, как эта республика получила в 1991 году от Горбачева независимость. Терминал способен принимать экспорт в объеме восьми млн тонн нефти и осуществлять экспорт в шесть-восемь млн тонн. С открытия терминала на нем постоянно случаются нефтяные разливы.

AT 2018 году Литва экспортировала нефтепродуктов на 4,25 billion. Нефть литовцы не добывают, поэтому это результат импорта. for 2018 год в Литву поступило сырой нефти на 3,53 billion, а нефтепродуктов — на 771 billion.

Нефть литовцы покупают у многих стран, но чаще всего это танкерные поставки из России. Переработка обеспечивает литовцам внутреннее потребление и обеспечивает экспорт, который в основном уходит из терминала в Клайпеде.

Oil spill in Butinge raised the question of the future of Lithuanian transit

Крупнейшим налогоплательщиком Литвы является нефтеперерабатывающий завод в Мажейкяе, which with 2006 года принадлежит польскому концерну ORLEN. Поляки перехватили объект у «Лукойла» после распродажи иностранных активов ЮКОСа.

В ответ «Лукойл» отказался поставлять туда сырье через нефтепровод «Дружба», а закупки нефти в Ираке, Colombia, Норвегии и Венесуэле привели к резкому снижению рентабельности предприятия.

AT 2020 году ситуация в нефтяной отрасли Литвы снова ухудшилась. At first, случился «коронакризис», а вместе с ним снижение потребления нефтепродуктов в ЕС, and secondly, обострились отношения Вильнюса и Минска.

После президентских выборов в Белоруссии литовцы начали раскручивать Тихановскую, что вызвало ответные действия Минска в виде решения о постепенном отказе от литовского транзита.

В середине декабря BNK (UK) Limited («дочка» Белорусской нефтяной компании) «временно приостановила» экспорт через Клайпеду по новым контрактам. Данное обстоятельство стало угрозой для дальнейшей деятельности Klaipedos Nafta.

Если этот тренд будет переложен на белорусские калийные удобрения, то порт Клайпеды ожидает крах. Литовцы не смогут найти в Европе альтернативную белорусскому транзиту полезную нагрузку для своих объектов.

Oil spill in Butinge raised the question of the future of Lithuanian transit

География привязала Прибалтику к РФ и Белоруссии

«Проблемой прибалтов является территориальное расположение. За пределами их границ находятся Россия и Белоруссия, поэтому другой тип транзита товаров географически невозможен», — констатирует Грибов.

В других странах ЕС свои порты, из-за чего прибалты могут рассчитывать только на российский, белорусский и украинский транзиты.

«Россия приняла решение максимально, as much as possible, отказаться от прибалтийских портов и перевести транзит на себя. Для этого Москва построила инфраструктуру в Усть-Луге и дальше развивает порт Санкт-Петербурга, превратив его в главное экспортное направление на российском западе», — резюмирует Грибов.

Российская политика стала причиной начала деградации прибалтийских портов, которые были созданы при СССР для экспорта товаров на Запад. До середины нулевых они каждый год демонстрировали рост, но теперь ситуация для них почти безвыходная.

Oil spill in Butinge raised the question of the future of Lithuanian transit

«Литовцы хотели использовать инфраструктуру, in particular, порт в Клайпеде в рамках проекта «Один пояс — один путь», но это начинание не состоялось. Еще не надо забывать, что прибалтийские государства, особенно Латвия, почти полностью уничтожили свой рыболовецкий флот. Это также делает неважными перспективы их портов», — заключает Грибов.

За годы независимости в Прибалтике развалились многие отрасли экономики. To 1991 года в регион ввозились дешевые ресурсы, а вывозились дорогостоящие товары, но индустриальный потенциал региона был уничтожен по требованию Евросоюза.

Аналогичная история с энергетикой: притчей во языцех стала судьба Игналинской атомной электростанции в Литве.

Европейские партнеры уничтожили все отрасли прибалтийской экономики за исключением сельского хозяйства, сферы услуг и российского товарного транзита, но теперь ему приходит конец по политическим причинам.

«Определенные успехи есть у Эстонии, сделавшей ставку на зону разработки и создания программного обеспечения. Можно вспомнить эстонско-шведский проект Skype, поэтому дела в Эстонии лучше, чем в Литве и Латвии», — констатирует Грибов.

Oil spill in Butinge raised the question of the future of Lithuanian transit

Что касается Литвы, it is unclear, чем она сможет заменить выпадающие доходы, кроме как европейскими дотациями, которые и без того увеличились по бюджетному плану ЕС на 2021-2027 years. В нем Литва числится главным получателем субсидий среди прибалтийских стран.

«Литовцы хотели развивать сельское хозяйство, но территориальные особенности страны этого не позволяют. Я не вижу проектов, которые могут вывести прибалтийские экономики из современных проблем», — резюмирует Грибов.

Dmitry Sikorski

A source