Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Unclean power and dark screen

Unclean power and dark screen

В начале ноября в прокат вышел российский мистический триллер «Побочный эффект» (второе название — «А теперь не смотри»). Все бы ничего, но любители жанра наверняка в курсе, что существует американский фильм «Побочный эффект» 2013 of the year (он даже был номинирован на премию «Золотой медведь»), and a, кто увлекается еще и классикой, могут помнить британскую атмосферную картину «А теперь не смотри» 1973 of the year.

The question arises: рассчитывали ли отечественные кинематографисты на то, что эти фильмы уже забыты, или пытались создать нечто вроде мокбастера?

Of course, не стоит исключать и третий вариант — использование чужих произведений как дань уважения их авторам (такой прием давно и полноправно существует в искусстве). Но в этом случае новинка должна быть качественной и привлекать внимание какими-то собственными «фишками».

И тут мнения профессиональных критиков и простых зрителей о российской премьере разошлись. Если первые отмечают, что на фоне других отечественных ужастиков она смотрится вполне пристойно, то вторые находят ее абсолютно стандартной и предсказуемой — как в сценарном, так и в визуальном плане. Perhaps, именно по этому фильму можно четко сказать, в чем основная проблема жанра ужасов в России: ему недостает психологизма.

Режиссер и сценарист «Побочного эффекта» Алексей Казаков раньше в основном писал сценарии, в том числе к фильму «Елки 1914» и проектам Жоры Крыжовникова. Его режиссерская деятельность ограничивалась новогодней комедией «Страна чудес». Нынешняя премьера, apparently, была призвана стать новой отправной точкой в карьере Казакова. Комедии, из которых так и брызжет «позитив», и мистический фильм, основанный на трагичной истории, — можно ли представить что-то более непохожее?

Однако эксперимент оказался не слишком удачным. maybe, сказалась неопытность режиссера в данном жанре, которую он пытался скомпенсировать, оглядываясь на работы коллег.

Сюжет «Побочного эффекта» повествует о пережившей нападение грабителей супружеской паре — архитекторе Андрее (Семен Серзин) и музыканте Ольге (Марина Васильева). Беременной героине удается избежать насилия, но от стресса она теряет ребенка и получает тяжелую психологическую травму. Муж решает пойти на крайние меры: стереть из ее памяти роковое событие. Для этого он обращается к колдунье Маре (Александра Ревенко), которая оказывается заклинательницей грибов. Ее чары срабатывают — но с неожиданным побочным эффектом…

Сцену встречи с женой, когда Андрей осознает опрометчивость своего решения, можно назвать самой жуткой в фильме. Она лишена спецэффектов и выглядит очень обыденной, но при этом заставляет переживать за героев и обостряет понимание, что самые опасные вещи гнездятся не в колбах колдуньи, а в потемках человеческой души.

Однако именно в этот переломный момент, когда фильм имел шанс стать по-настоящему страшным, содержательным и захватывающим, авторы сделали неудачный разворот в сторону паранормальных явлений и тайн советской эпохи, которые для многих зрителей остались неразгаданными. И сдобрили все это однотонной темной палитрой, в которой зачастую просто невозможно что-то разглядеть, неинтересными диалогами (краткий разговор Андрея и Оли превосходит по напряженности все остальные вместе взятые) и незапоминающимися персонажами, из которых выделяется разве что колдунья, получившаяся у Ревенко довольно колоритной.

by the way, имя Мара явно отсылает к славянской мифологии: так называли ночного демона, лишающего людей рассудка и сбивающего с верного пути. Российские авторы хорроров вообще любят эксплуатировать славянский бестиарий, но в «Побочном эффекте» этот ход в какой-то степени оправдан. Разум главных персонажей действительно затуманен: жена не в себе из-за мощной психологической травмы, муж — из-за раскаяния и тревоги.

На этой почве можно было бы развить глубокую драму с психоанализом: допустимо ли «влезать в чужую голову», даже если речь идет о близком человеке и ты руководствуешься самыми благими намерениями? А загадочная Мара могла бы фигурировать лишь как исполнитель рокового решения — который, however, имеет собственные цели и страшные тайны. Но если такая идея и подразумевалась, то возникшая ближе к концу мешанина из видений и символов полностью ее затмила и просмотр стал просто скучным.

В целом создателей фильма стоит поощрить за эксперименты, однако ничего по-настоящему нового в российском хорроре им придумать не удалось. maybe, более перспективной оказалась бы попытка исследовать демонов, живущих внутри нас, а не в заброшенных домах, лесах или колодцах.

Людмила Семенова

A source