military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Nagorno-Karabakh: Putin keeps his finger on the pulse. And what will Rouhani do?

Nagorno-Karabakh: Putin keeps his finger on the pulse. And what will Rouhani do?

Президент России Владимир Путин провел телефонные переговоры с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и премьер-министром Армении Николом Пашиняном. Как сообщила пресс-служба Кремля, речь шла о «практических аспектах реализации договоренностей, закрепленных в трехстороннем заявлении по Нагорному Карабаху от 9 ноября». При этом было «выражено удовлетворение тем, что режим прекращения огня соблюдается, а обстановка на линии соприкосновения достаточно спокойная».

Ранее Путин подписал указ об утверждении межведомственного центра гуманитарной помощи в Нагорном Карабахе, в который включены представители МЧС, FSB, МИД России и другие органы федеральной исполнительной власти, а решение организационных и иных вопросов возложено на Министерство обороны России. Переброска российских миротворцев в Карабах практически завершена, создаются 16 наблюдательных постов, с помощью которых военные будут следить за соблюдением перемирия между Арменией и Азербайджаном. В Москве получают первые отчеты миротворцев о складывающейся в Карабахе ситуации. Как заявил командующий российскими миротворческими силами генерал Рустам Мурадов, «на территории соприкосновения остановлены все виды боевых действий, мы сегодня не слышим выстрелов, обстановка потихоньку стабилизируется». Recall, что миротворцы размещаются в регионе в зонах ответственности «Юг» и «Север». К «Югу» отнесены районы, примыкающие к населенным пунктам Степанакерт, Агдам и Лачин. К «Северу» — части Тертерского и Агдамского районов и населенный пункт Мардакерт.

С самого начала карабахской войны Москва уделяла повышенное внимание развитию событий в этом регионе, отслеживая развитие ситуации на линии соприкосновения, тщательно фиксируя и анализируя все заявления, сделанные международными лидерами, заявления, сделанные «на высшем, на высоком уровне из различных стран мира». При этом на каком-то этапе началась подготовительная работа по подписанию соглашения по Карабаху. Как сообщил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, было «много дней напряженной работы» и роль Путина в подписании соглашения «была ключевой». Он проводил телефонные разговоры с президентами Азербайджана и Армении, и «это длилось не один день». maybe, когда-нибудь историки получат доступ к этим материалам, что позволит определить и отследить весь драматизм складывающейся ситуации на карабахской войне, где до самого последнего момента не прекращались ожесточенные бои. В этой связи возникает немало вопросов об обосновании конфликтующими сторонами условий подписание мирного соглашения.

Но дело сделано, и сейчас главное — закрепить достигнутое, чтобы другие внешние игроки не смогли если не сломать, то скорректировать в своих интересах складывающуюся новую ситуацию в Закавказье. После прекращения карабахской войны во многих мировых и постсоветских СМИ идет публичное обсуждение итогов этой войны, в основном с учетом турецкого фактора. Одни только заголовки чего стоят. The American edition of The National Interest: «Турция и Россия ведут борьбу за власть на Южном Кавказе», британское Financial Times: «Турция на заднем дворе России», французское Le Monde: «Победа нового исторического курса Эрдогана», сербское «Печат»: «Кавказская хватка турецкой анаконды», германское Die Welt: «Нагорный Карабах — новая война Эрдогана и его противостояние с Путиным». В этих и других публикациях, At first, констатируется факт активной турецкой поддержки Баку в ходе карабахской войны, Secondly, allegedly, Turkey, а не Москва, в Закавказье якобы приступила к написанию своего «нового национального романа», стала демонстрировать мускулы в зоне, которая приписывается к ореолу исторического влияния России — и всё это подается как «политическая сенсация».

But the fact, что Анкара давно налаживала сотрудничество с Азербайджаном в самых разных сферах, включая оборонную, ее обозначение в этом регионе уже давно состоялось. Another thing, что оно было актуализировано в период подготовки и проведения карабахской войны, в которой Турция выступила на стороне Баку в ситуации, when, как подметила Die Welt, «Анкара стала не просто «неудобным» союзником Брюсселя, а его соперником, и в перспективе смогла бы затянуть на этот путь и Азербайджан». Не случайно Турция пытается закрепить свое присутствие в Закавказье в качестве одного из участников карабахского урегулирования, но вместе с Россией. В идеале турецкому президенту Реджепу Тайипу Эрдогану хотелось бы создать в Закавказье опорную стратегическую «шахматную площадку» наряду с Сирией, Libya, Восточным Средиземноморьем и Эгейским морем, чтобы хотя бы на одной из них одержать победу. Однако сценаристы турецкого генерального штаба, готовившие карабахскую войну и предполагавшие полный возврат под контроль Азербайджана утраченных районов, вряд ли думали, что сохранится урезанный карабахский анклав и там появятся российские миротворцы.

It revealed, что Москва и Баку разыграли турецкую карту, а Анкара оказалась, как считает The National Interest, «в двусмысленном положении», когда ее влияние в Закавказье было использовано инструментально и между Москвой и Баку «неожиданно начался процесс «ползучего сближения». As for Armenia, то с ней все ясно: Москва и Ереван являются военными союзниками в рамках Организации Договора о коллективной безопасности. Если бы Армения подверглась нападению, Россия была бы обязана защищать ее. Такого не произошло, как и проецирования модели роста турецкого военного присутствия в Закавказье. Что делать турецким военным в Азербайджане, если ему никогда не угрожала Россия, а теперь исчезла потенциальная угроза и со стороны Армении из-за карабахского конфликта? Another thing, что Алиеву сейчас необходимо не обижать Эрдогана. Да и Путин ведет себя предельно осторожно по отношению к лидеру Турции, признавая успехи его политики на азербайджанском направлении.

Howbeit, геополитическая ситуация в Закавказье меняется принципиальным образом, and, отмечает турецкое издание Hürriyet, «вторжение Турции в геополитику Кавказа так, как это сделала Москва, вступая в сирийскую войну в 2015 year, не состоялось». Тем не менее Анкара считает, что у нее не сужено пространство для регионального маневра, although, по Hürriyet, «Азербайджан получил значительную часть того, чего хотел», но «частью этой цены стало увеличение, а не уменьшение российского влияния внутри его границ». При этом на данном этапе вопрос будущего статуса Нагорного Карабаха не первичен, и где-то здесь кроется непубличная логика развития событий. Потенциально Турция может залезть уже в зону интересов Ирана, где открывается «окно возможностей» и может начаться сложный танец в треугольнике Анкара — Баку — Тегеран. Об этом пишет турецкое издание Yeni Şafak. Оно указывает на подъем патриотического движения в Иранском Азербайджане в момент карабахской войны, and that, что «появился фактор угрозы Ирану на всем протяжении его северной границы».

According to the newspaper, «Иран больше не имеет границы с Нагорным Карабахом, и более не должна существовать граница между Ираном и Арменией, а путь в Среднюю Азию для Турции должен быть открытым, и теперь Турция может навязать свои интересы Ирану». Сможет ли президент Ирана Хасан Рухани разыграть партию в треугольнике с Эрдоганом и Алиевым так, как это удалось Путину?

Stanislav Tarasov

A source