Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Nagorno-Karabakh: Iran will have to make difficult historical choices

Nagorno-Karabakh: Iran will have to make difficult historical choices

Командующий сухопутными войсками иранской армии бригадный генерал Киумарс Хейдари выступил с многозначительным заявлением относительно перспектив продолжающейся карабахской войны в Закавказье.

One side, он повторил ранее озвученную Тегераном позицию, указывая на необходимость «уважения территориальной целостности стран региона», призывая Азербайджан и Армению «решать свои проблемы через политическое урегулирование». With another, He stressed, что Тегеран «не допустит изменения географии региона». by the way, ранее об этом говорил духовный лидер Ирана Али Хаменеи, но весьма своеобразно. According to him, Тегеран выступает «за восстановление территориальной целостности Азербайджана», но важно, «чтобы не изменились географические границы». Therefore, что любой исход карабахской войны, если оценивать ее как выяснение отношений исключительно между Азербайджаном и Арменией, не представляет никакой опасности для Ирана. Тем не менее к северной иранской границе стянуты наземные подразделения армии и Корпуса стражей Исламской революции (KSIR) с боевой техникой, проводятся масштабные военные учения, что вряд ли можно объяснить опасением попадания на приграничную территорию «залетных снарядов» со стороны воюющих Азербайджана и Армении.

Тогда чего же опасается Тегеран? Иранское издание Hamshahri, Expressing, что «Тегеран так или иначе должен стать частью карабахского процесса», так как имеет иной взгляд на развитие событий в Закавказье». Неожиданно для многих карабахский конфликт вовлек в себя, помимо двух противоборствующих сторон, и других внешних игроков, которые имеют свои интересы в закавказском регионе, newspaper writes. Активность «проявили Турция и Израиль, откровенно заняв сторону Азербайджана в данном противостоянии. Как в и любом другом вооруженном конфликте, отчетливо прослеживается и роль США». This is the first. second. Иран серьезно обеспокоен привлечением Турцией на карабахскую войну сирийских наемников. true, президент Азербайджана Ильхам Алиев в интервью иранским СМИ категорически опровергает этот факт, но такими данными располагает и иранская разведка, что наводит Тегеран на мысль о том, что «Алиев блефует».

third. По ходу карабахской войны начались определенные брожения на севере страны, где проживает немало этнических азербайджанцев. Стали распространяться инициативы о добровольческом участии иранских азербайджанцев в карабахской войне, появились признаки так называемого объединительного движения нынешнего Азербайджана с Иранским Азербайджаном. В Тегеране всерьез опасаются возможного сепаратизма — отделения азербайджанских провинций со столицей в Тебризе, слияния их с северными братьями в Баку. При этом активное участие Турции в карабахских событиях с лозунгом «одна нация — два государства» только укрепляет такие настроения. Поэтому в Тегеране понимают, что оставаться далее безучастными в отношении событий, потенциально грозящих Ирану развалом, уже невозможно. Но как действовать дальше, полностью отстраниться от конфликта или стать участником процесса урегулирования нагорно-карабахского конфликта?

На первом этапе был выбран дипломатический сценарий, когда советник министра иностранных дел Ирана Сеид Аббас Эракчи презентовал в Москве, Baku, Анкаре и Ереване так называемый региональный подход к урегулированию конфликта с участием только России, Iran and Turkey. Эта миссия не стала многообещающей и оказалась безрезультатной. Параллельно Иран стремится выстроить на этом направлении особые отношения с Россией, оказываясь лицом к лицу с Турцией. Однако все это пока находится в подвешенном состоянии. Призывы Тегерана, как и других стан, включая сопредседателей Минской группы ОБСЕ, к конфликтующим сторонам установить хотя бы режим прекращения огня, остаются не услышанными. Дальнейший ход событий будет напрямую зависеть от ситуации на карабахском фронте. Если эскалация затянется, то это будет угрожать стабильности по всему периметру северной иранской границы.

В этой связи эксперты предполагают, что Тегеран изучает возможность активных действий ценой серьезного давления на конфликтующие стороны. But how to do that? Ведь словами смягчить напряженность вблизи своих границ Ирану не удастся. Внутри исламской республики расходятся во мнениях по поводу поддержки той или иной стороны в конфликте. Министерство иностранных дел держит нейтралитет. А вот в высшем совете национальной безопасности жестко пресекаются какие-либо телодвижения в сторону Армении. Его члены выступают в поддержку Азербайджана. А какие будут последствия? За этим маячит призрак «объединенного Азербайджана в объятиях братской Турции», члена НАТО и союзника, что может спровоцировать США. Это уже было в восьмидесятых годах. Another variant: поддержать Армению, сделав внутри страны ставку на персидский элемент и вступить в конфликт с азербайджанцами.

As you can see, не все так просто, Иран оказывается в кольце фронтов: Карабах — на севере, Афганистан — на востоке, Персидский залив — на юге, Ирак и Сирия — на западе. Так что Тегерану предстоит сделать сложный исторический выбор. Он уже не за горами.

Stanislav Tarasov

A source