military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Nagorno-Karabakh: Putin tries to reconcile Baku and Yerevan

Nagorno-Karabakh: Putin tries to reconcile Baku and Yerevan

Как сообщила пресс-служба президента России, 1 ноября и 2 ноября состоялись телефонные разговоры Владимира Путина с премьер-министром Республики Армения Николом Пашиняном и президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым. Обстоятельно обсуждены вопросы урегулирования нагорнокарабахского конфликта, но подробности официальный источник не приводит.

Тем не менее состоявшийся диалог между лидерами трех государств, два из которых находятся в вооруженном конфликте, отличается от предыдущих своей определенной конкретностью. Ее обозначил глава МИД РФ Сергей Лавров в интервью газете «Коммерсантъ». Она состоит из следующих позиций. first: по словам Лаврова, «задача России как основного посредника — помочь Армении и Азербайджану выйти из горячей фазы и найти мирный способ разрешения обострившихся противоречий» и «работа на этом направлении осуществляется на всех уровнях». Путин практически в ежедневном режиме предпринимает посреднические усилия, направленные на урегулирование создавшейся ситуации. Recall, что именно по его инициативе была достигнута договоренность о гуманитарном перемирии 10 October. It is emphasized, что Россия «делает всё возможное, в том числе вместе с США и Францией — партнерами по сопредседательству в Минской группе ОБСЕ, чтобы эта договоренность заработала в полную силу».

second: Россия продолжит взаимодействовать с Турцией и использует всё свое влияние в регионе для того, чтобы предотвратить «раскручивание» военного сценария в Нагорном Карабахе. При этом Турция не привлекается в качестве одного из участников переговорного процесса по урегулированию конфликта. According to Lavrov, Москва и Анкара — два тесных партнера, которые «способны проявлять гибкий, прагматичный подход и руководствоваться при взаимодействии друг с другом стратегическим видением». С точки зрения российского министра, Россия и Турция энергично работают над урегулированием кризисов в самых разных регионах. В качестве примера он отметил конфликт в Сирии. Но «в случае с Нагорным Карабахом ситуация принципиально отличается». В переводе на обычный язык это означает следующее: Москва берет на себя обязательства повлиять на Ереван с точки зрения введения режима прекращения огня на фронте, Анкара должна проделать такую работу в отношении Баку, чтобы «остановить дальнейшее раскручивание военного сценария».

third: конфликтующие стороны должны вернуться к реализации Венских и Санкт-Петербургских договоренностей, достигнутых после апрельской войны 2016 of the year, true, в несколько модернизированном варианте. Речь идет о введении электронных средств контроля над соблюдением режима прекращения огня, наблюдателей под эгидой ОБСЕ до операций с участием военных контингентов, а также возобновлении работы горячей линии между Ереваном и Баку, о чем была достигнута договоренность в результате «переговоров на ногах» между Алиевым и Пашиняном.

As it turns out, эта та самая конкретика, которую Москва, Ереван и Баку обсуждают на высоком уровне, по которой «выйти на согласование всех параметров пока не удалось». Есть только шансы. The thing is, что карабахская война продолжается уже более 30 дней и начинает приобретать позиционный, затяжной характер. Молниеносной войны у Азербайджана не получилось, хотя для реализации именно такого сценария Турция решила задействовать в войне боевых наемников из Сирии. В долгосрочном плане их использование серьезно политически дискредитирует Турцию и Азербайджан. Неслучайно Лавров отметил, что Россия неоднократно призывала внешних игроков использовать свои возможности для пресечения переброски наемников, in particular. by the way, эта тема затрагивалась Путиным в телефонном разговоре с турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом 27 October, а также в регулярных контактах с лидерами Азербайджана и Армении.

В целом же оценивать по открытым источникам ситуацию на карабахском фронте сложно в силу того, что конфликтующие стороны находятся в состоянии ожесточенной информационной войны. Но в зоне конфликта работают многие зарубежные корреспонденты, к сообщениям которых мы относимся с определенным доверием. So, находящийся в зоне конфликта польский эксперт Витольд Репетович пишет, что на фронте происходят существенные изменения в динамике боевых действий и «штурм Карабаха азербайджанской армией застопорился». В итоге после месяца боев Азербайджану удалось взять под контроль лишь 10−15% территории Карабаха. According to him, «на пятой неделе войны Азербайджан не добился каких-либо значительных успехов, ему не удалось создать угрозу трассе Горис — Степанакерт и не удалось взять ни один из крупных городов». В настоящее время Азербайджан добился оперативного успеха, овладев равнинами на юге Арцаха, взяв под контроль границу с Ираном, но дальнейшие боевые действия будут проходить в гористой, лесной местности и будут иметь совершенно другой характер.

Теперь самое главное, как отмечает МИД России, «помочь Армении и Азербайджану выйти из горячей фазы и найти мирный способ разрешения обострившихся противоречий». Появляется и проблема «сохранения лица» лидеров конфликтующих сторон. Алиев может объявить переход под свой контроль отвоеванной части территории своей «крупной победой». А что делать Пашиняну, если будут вновь введены в игру так называемые базовые принципы урегулирования (Мадридские принципы), согласно которым территория Нагорного Карабаха приобретает «промежуточный статус»? Что-то можно будет сгладить, если удастся ввести в переговорный процесс по урегулированию конфликта Степанакерт, what, by the way, также обсуждается на высоком уровне. In short, обозначены перемены в походах к выходу из карабахской войны. Путин стал активно проводить политическую инициативу, чтобы помочь Армении и Азербайджану выйти из горячей фазы и найти мирный способ разрешения обострившихся противоречий. it's complicated, but probably.

Stanislav Tarasov

A source