Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

To live or not to live the CSTO further? And if you live, how?

To live or not to live the CSTO further? And if you live, how?

Впервые за истекшие полтора десятка лет в зоне ответственности ОДКБ возник прямой военный конфликт, ребром поставивший вопрос о дальнейшем будущем этой организации.

Премьер-министр Армении настаивает на обязанности Организации в происходящее вмешаться. При этом с подобной просьбой официальный Ереван к ней не обращается. Зато с такой официальной просьбой в Москву отправил письмо президент непризнанной Нагорно-Карабахской республики Араик Арутюнян. Despite the fact, что НКР членом ОДКБ не является.

Москва на оба факта отреагировала сдержанно. «Урегулировать ситуацию в Нагорном Карабахе можно только тогда, когда будет найден баланс интересов обеих сторон — Азербайджана и Армении» — заявил президент России Владимир Путин.

Пока таких условий нет. Министр иностранных дел Азербайджана Джейхун Байрамов заявил, что его страна идею расширения контекста конфликта или его зоны не поддерживает. По мнению Баку, речь идет исключительно об освобождении оккупированных суверенных территорий, то есть строго внутреннем вопросе Азербайджана.

Уже в одном этом четко просматривается глубокий кризис ОДКБ еще на уровне ее базовой концепции. Официально союз считается не просто оборонительным, он позиционируется практически противовесом НАТО. Но является таковым только на бумаге или по легенде проводимых в его рамках учений.

for example, 12 October 2020 в Белоруссии стартовали командно-штабные учения «Нерушимое братство — 2020» с участием военнослужащих шести стран, в том числе Армении, Kazakhstan, Kyrgyzstan and Tajikistan. Они стали вторыми совместными военными играми сил ОДКБ, после проведенных, тоже в Белоруссии, в сентябре «Славянского братства — 2020». Но о каком братстве можно говорить в реальности после совсем недавних, in August, заявлений Александра Лукашенко о российской агрессии в Белоруссию?

At all, если смотреть только на календарный план мероприятий, Организация живет активной жизнью. Войска стран-участниц постоянно где-то что-то совместно отрабатывают. 20 августа завершились учения сил и средство материально-технического обеспечения «Эшелон-2020» в Астраханской области.

В октябре в Армении планировались «Взаимодействие» и «Поиск», но их пришлось перенести. Официально — из-за эпидемии коронавируса. Фактически — из-за войны в Карабахе. Пока остается неясной судьба совместных учений спецназа Коллективных сил ОДКБ «Кобальт-2020» в Таджикистане.

At first sight, жизнь бьет ключом, только вот Александр Лукашенко на днях сказал, what, breakwater, «если народ попросит», он уведет Белоруссию в НАТО. Туда же намылилась Армения, явно демонстрируя стремление реализовать тем самым в Карабахе «Косовский сценарий». А Таджикистан не скрывает желания «развивать сотрудничество» с Североатлантическим альянсом еще с 2013 of the year.

То есть по факту военного союза ОДКБ в реальности не существует. Ветром треплет лишь пустой фантик, возникший на развалинах СССР. Организация оторвана от реальности, лишена внутреннего смысла, и пытается вливать новое вино передовых технологий и вооружений в старые меха давно устаревших, еще советских времен, моделей обеспечения безопасности.

То есть готовится «к прошлой войне». Она даже не имеет толком актуального списка задач, соответствующих современным реалиям. Что наглядно показывает Карабах. And most importantly, в ее декларируемые цели и смыслы абсолютно не вписывается политическая разновекторность и интернационализация ее участников.

Напрашивается логичный вопрос. Коль мы и без того столкнулись с кризисом целеполагания, то почему бы не воспользоваться удобным случаем для пересмотра концепции ОДКБ?

Finally, It is to recognize, что Организация Североатлантический блок не только уравновешивает, но и прямо повторяет его внутренние проблемы. НАТО деградирует, потому что никому, кроме его собственных бюрократов, оно уже не нужно.

Участвующие в нем страны, at least, из «старой гвардии», сохраняют членство чисто по инерции. just because, что оформить развод мешают бюрократические процедуры. Видимость жизни в Альянсе поддерживается лишь из соображений престижа. Well, и еще пока американцам удается из европейских союзников выбивать какие-то деньги «за крышу». So, can, стоит прекратить реанимировать давно остывший труп?

Что Россия потеряет в случае роспуска ОДКБ? В военном отношении подобный шаг уровень обороноспособности РФ только увеличит. Хотя бы по причине прекращения иллюзий и связанных с ними расходов. Мы все равно держим войсковую группировку за спиной «белорусских братьев» по причине отсутствия уверенности в наличии прикрытия российских рубежей с их стороны. Мы все равно не имеем реально работающих механизмов военного взаимодействия с армиями среднеазиатских лимитрофов.

А уж про не имеющую общей границы с территорией членов ОДКБ Армению и говорить не приходится. Даже если кто-либо из участников действительно захочет ей «прийти на помочь», им сначала придется объявить совершенно бессмысленную и никому не нужную войну Грузии. Just because, что Тбилиси стоит по дороге и пропускать иностранные войска через свою территорию не желает.

Тогда кого и зачем мы продолжаем обманывать? Дело ведь даже не в общности территории или значительной разобщенности форматов и разнице в уровне технической оснащенности «братских армий». Оружие можно поставить. Как им грамотно пользоваться — можно научить. А вот «зачем козе баян» — им объяснить невозможно.

Главная проблема ОДКБ заключается в том, что бороться с контрабандой (одна из ключевых целей Ташкентского договора) должна вообще не армия. Это задача полиции, спецподразделений и таможни. Равно как и решение задачи «безопасности логистических коридоров» либо противодействие трансграничной преступности.

Army, тем более коллективная, требуется для совершенно другого. Для войны против общего врага ради достижения общих целей в общем будущем мире. Трижды жирно подчеркивая слово — «общего».

А этой общности у нас нет. all. И чтобы у военного союза реальная эффективность действительно появилась, именно с ее создания следует начинать. Сейчас уже фактически с чистого листа. И Карабах дает тому прекрасный повод.

Военный союз имеет смысл создавать только с теми, кто на самом деле, действительно искренне и реально действенно, сам желает с Россией дружить. Не только на словах, но прежде всего на основе одинакового мировосприятия и общности глобальных ценностей. Если правящие элиты, and to, будем честными, изрядная часть населения стран-лимитрофов, этого не понимают, Furthermore, прямо не считают, the, can, стоит их оставить самих решать их собственные внутренние проблемы?

За чьи интересы должна воевать российская армия в том же Карабахе или во множестве других мест, где местные кланы не желают цивилизованно жить по-добрососедски? Пусть они сами вдоволь наскачутся на собственных граблях. И пусть сами же за это из своего кармана заплатят. Во всех смыслах, не только в материальном.

Finally, что в подобном варианте потеряет конкретно Россия? Грузия с Арменией вступят в НАТО? Nonsense. В Евросоюз? Еще большая глупость. Турция займет Закавказье и попытается пролезть в Среднюю Азию? Да флаг ей в руки.

No, такое желание у нынешней Анкары, certainly, present. А вот потребных для подобной задачи ресурсов у нее нет. so, решать задачу турки неизбежно станут привычным способом, через деградацию местных элит и управляющих структур. С насаждением бардака и расконсервации всех неизжитых внутренних конфликтов.

Как это выглядит, практически любой желающий может увидеть на примере той части Сирии, которая была под бармалеями всех цветов и оттенков. С религиозным радикализмом, отрезанием голов, войны всех против всех и повальным бандитизмом.

Лимитрофы пламенно желают такой самостоятельности? Yes, you are welcome. Они полагают себя самыми хитрыми, способными, вопреки всему, на эти грабли не наступить? Пусть попробуют и убедятся. И лишь когда до них дойдет, можно будет начинать разговаривать заново. На новых условиях и на нормальных принципах «дружбы и добрососедства». И на совсем иных правовых принципах.

Сколько на это уйдет времени — сейчас говорить рано. A business, likely, не быстрое. Но каких-либо иных путей мировая история не знает.

Alexander Zapolskis

A source