Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Eurozone budget deficit has become a threat to European integration

Резкий рост госдолга в странах-членах еврозоны усилит проблемы европейской интеграции, считает ведущий научный сотрудник Центра германских исследований Института Европы РАН Александр Камкин.

Eurozone budget deficit has become a threat to European integration

Дефицит бюджетов еврозоны достиг почти 1 трлн евро

Издание The Financial Times сообщает, что совокупный дефицит бюджетов 19 стран-членов еврозоны в 2020 году приблизится к 1 трлн евро. Причиной такой ситуации являются крупные расходы государств на преодоление кризиса, вызванного пандемией COVID-19.

В еврозону входят 19 государств ЕС. Еще четыре страны используют евро по договоренности с Брюсселем, а две без договоренности, но они не входят ни в еврозону, Our EU. 8 стран-членов ЕС продолжают использовать национальные валюты.

Ведущие европейские экономики пользуются евро, а из западных членов ЕС только Дания и Швеция имеют в обороте кроны.

Точная цифра предполагаемого дефицита еврозоны за 2020 год равняется 976 billion, that will be 8,9% от европейского ВВП. Данный показатель будет в 10 times higher, a year earlier, and 10 раз выше базового прогноза Еврокомиссии на 2020 year.

Suffice it to say, что Брюссель ранее требовал от своих членов бюджетного дефицита не более 3% from SMR.

Eurozone budget deficit has become a threat to European integration

Problem 2020 годом не ограничится – в 2021 году дефицит стран-членов еврозоны составит 700 млрд евро или 6% ВВП ЕС. Незапланированные потери еврозоны за два года «коронакризиса» составят колоссальную сумму, но этим проблема не заканчивается.

У Брюсселя на дотациях висят Польша, Czech Republic, Bulgaria, Romania, Венгрия и Хорватия, которые не входят в еврозону. У них также возрос дефицит, и он будет закрываться с помощью лидеров Евросоюза.

Бюджетный дефицит ЕС меньше, чем дефицит в США, который в Вашингтоне раздули до 3 trillion dollars, но все равно – это огромная сумма, которую можно покрыть только за счет госдолга ведущих экономик стран-членов еврозоны.

Коронавирус привел к увеличению расходов в ЕС и к общему замедлению процессов в европейской экономике, но это вряд ли изменит политику Брюсселя. В своем нынешнем виде Евросоюз является не экономическим объединением, а политическим, поэтому тон в антикризисной политике продолжит задавать политическая воля», – констатирует Камкин.

Ведущие страны ЕС заплатят за отстающих

После развала Соцлагеря Евросоюз из экономического объединения превратился в политический инструмент, где политика доминирует над экономикой. У ЕС нет и никогда не было экономического интереса к странам Восточной Европы, если не брать в расчет несколько исключений, но это не помешало Брюсселю регулярно проводить расширения на восток.

Eurozone budget deficit has become a threat to European integration

Данные геополитические шаги добавили нагрузки европейскому бюджету и сделали из Евросоюза объединение, куда входят страны, обладающие разными уровнями жизни и экономического развития. Жители Восточной Европы также выиграли не так много от интеграционного процесса, заплатив за евро и возможность работать в западных странах реальными экономическими перспективами.

Разве что в «коронакризис» по их счетам придется заплатить государствам Западной Европы.

«Я не вижу оснований и предпосылок для кардинального изменения подхода. Бремя долга действительно попытаются возложить на более развитые экономики Германии и Франции. Нельзя исключать усиления проблем экономик второго эшелона, которые серьезно пострадали от последствий пандемии. This is Italy, Испания и та же Греция», – резюмирует Камкин.

Можно спрогнозировать определенное недовольство стран-доноров, но даже такая отрицательная динамика не изменит расклад сил в ЕС.

«Перед нами та реальность, в которой Евросоюз живет не первый год. Европейская экономика, как и в целом западная, построена на долге. Там это считают нормальным, поэтому речь идет только о приемлемости цифр», – заключает Камкин.

Европейцы не откажутся от долговой политики и попытаются выйти из ситуации с помощью имеющихся у них инструментов.

Eurozone budget deficit has become a threat to European integration

«Ситуация в ЕС продолжит развиваться по обозначенному в Лиссабонском договоре вектору. maybe, на этом пути возникнут задержки, потому что на решение интеграционных задач не найдется нужных денег», – констатирует Камкин.

Данное обстоятельство приблизит реализацию проекта Меркель по «Европе разных скоростей», на основании которого будет осуществляться разная наполняемость бюджетов европейских лидеров и отстающих государств.

«Бюджетные тенденции означают риски, но не изменят систему, хотя евроскептики будут использовать в своей риторике тему Brexit. Общая протестность в Евросоюзе увеличится, причем как в центре, так и на периферии», – резюмирует Камкин.

Масштаб незапланированных затрат впечатляет, но Евросоюз привык жить с госдолгом и за счет него поддерживать уровень жизни. Разговор тут идет о приемлемом уровне государственного долга, а не о самом его факте.

Угрозой является вторая волна коронавируса

Канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что экономика Германии не выдержит второго локдауна, а если его не выдержит Берлин, то не выдержит весь Евросоюз, поэтому коронавирус внесет новые коррективы в создавшуюся ситуацию.

Eurozone budget deficit has become a threat to European integration

«Ко второй волне COVID-19 европейская экономика подходит более подготовлено. Гораздо лучше стала диагностика, а врачи знают, с чем они борются. Только в Евросоюзе идет рост заболеваемости и появились проблемные страны, включая Италию. Будет ли новое закрытие экономики – сложно сказать, но Меркель играет против этого», – заключает Камкин.

Меркель подала сигнал европейским чиновникам, которые выпустили огромное количество ограничивающих директив.

Dmitry Sikorski

A source