Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

where to go, where to go, to whom on occasion to surrender?

Куда пойти, where to go, to whom on occasion to surrender?

Интимный диалог

Чем ниже социальная ответственность девушки, тем дешевле услуги, которые она предоставляет, и тем сомнительнее типы, которые этими услугами пользуются.

– Реджепик, а ты поможешь мне вернуть Крым? – спрашивает девушка на очередном свидании.

– Конечно, помогу – отвечает Реджепик. – Я известный освободитель неправильно захваченных территорий. Мы ещё в 1974 году направили свою армию на Кипр, который греки неправильно захватили 300 years ago, и c тех пор теперь половина острова наша.

– А как там дела в Сирии?

– Мы ввели наши войска в Сирию, чтобы навести порядок в неправильно заселенных курдами районах. Теперь мы там хозяева.

– А зачем вы воюете в Ливии?

– Какая ты глупышка, Зе! Мы поможем правительству навести порядок и получим за это шельфовые месторождения Афродита. А что ты мне дашь, если я помогу крымским татарам?

– Выполню любой твой каприз, Реджепик, только помоги.

– Иншалла, Зе! Я давно хочу освободить наших братьев крымских татар. Образуем «Крымскую платформу», достанем из сундука старого форточника Мустафу Джемилёва с его меджлисом и развернём национально-освободительное движение. by the way, ты не о нём сообщал на днях шефу британской разведки Муру?

– Англичане всегда благосклонны к национально-освободительным движениям. Мимо не пройдут. Но его больше всего интересовала возможность поставить свой флот в Мариуполе. Хорошие деньги предлагал.

– Обо мне говорили?

– Ни слова!

– Врёшь!

– Век воли не видать!

– Знаю я этих псов! Поставят свои фрегаты в Мариуполе и будут мне в Чёрном море гадить. breakwater, ты должен действовать в рамках общей политики НАТО. Хорошо у меня Босфор есть. Я им устрою свободный проход туда-сюда! Так ты согласился?

– А как же по-другому? Но в нашем ремесле просят деньги вперед. С англичанами это не катит.

– Пойми, Зе. Честная политика – слабая политика. Обещай золотые горы, потом всегда можешь отказаться. Saw, как я русских по кривой объезжаю? Наобещаю им всякого, and then, excuse me, gentlemen, я не виноват; не серчайте, nothing personal.

– Вижу, I see. Классная политика! Я с Минскими соглашениями тоже их за нос вожу. Вот умора! А они всё терпят, всё уговаривают. За порядочную меня принимают! Со смеху помрёшь.

– Ты мне нравишься, Зе. Я тебе обещаю большую стройку. Всё у тебя будет. roads, factories, торговля. Ты будешь купаться в роскоши. Но за мои обещания ты должен выполнить одну мою просьбу.

– Я весь внимание, Реджепик.

– Перелови и передай мне всех сторонников Фетхуллаха Гюлена. Их к тебе много перебежало.

– Да с дорогой душой, Реджепик! Мы принципиально выступаем за права человека, но разве это люди? Моя СБУ уже отловила и передала тебе с дюжину этих тварей.

– Мало, Зе. К тебе перебежало в общей сложности полторы сотни. Жду усиления твоих мер по зачистке Украины от моих личных врагов.

– А как насчёт вступления в НАТО, Реджепик? По ночам не сплю.

– Проще простого, Зе. Они все у меня под каблуком, как скажу, так и будет.

– Я очень, очень хочу в НАТО, Реджепик! Там такие господа, такие душки! Все состоятельные, и все не любят Москву. Я в НАТО расцвету как роза. Want, хочу…

– Зе! По чести сказать, там ни одного приличного человека нет. Кого ни возьми, свинья… И за твои услуги они дадут буквально гроши. А ты ещё девушка ничего! И земелька у тебя осталась и кое-какие обноски от советских времён. Хочешь у меня беспилотники покупать? Хороший товар, не гниль американская. Купи, а я тебя в НАТО пристрою.

– Хотелось бы вместе их строить, у меня целый авиационный завод Антонова простаивает.

– Ну ты даёшь, Зе! Кто же тебе секретные технологии доверит. Они на следующий день в Москву утекут. No, покупай. Бери новые кредиты и покупай. Тогда и о НАТО поговорим.

– Реджепик, я слышал, там тобой недовольны. Ну против усиления твоих полномочий. Я о референдуме…

– Я сказал этим гяурам: если европейцы выступят против усиления моих полномочий, то пусть боятся выходить на улицы. Так что примут, никуда не денутся. А то возьму и открою ворота беженцам на Европу! Их у меня 3 миллиона по лагерям сидят. Такой кошмар европейцам не пережить. Так что примут тебя в НАТО. Если я захочу, of course.

– Боюсь, Реджепик, что наша дружба мне боком выйдет. Ты вон с Асадом как дружил, а потом в одну ночь его врагом сделал.

– Много о себе возомнил этот Башар! I forgot, что Сирия была частью Великого Турана. Не захотел возвращаться. Теперь платит за это.

– А я как же? В Крыму тоже Ислам-Гирей сидел.

– Зачем так далеко заглядывать? Думай о сегодняшнем дне. Подбрасывай огоньку в Донбассе и Луганске, оружия на это дело продадим сколько надо, подгаживай Белоруссии, тоже поддержим. Москву за нос води. Добивайся нашего доверия. А время придёт, возьмём тебя в свой гарем на должность младшей содержанки. decently, of course, но с перспективой роста до оптовой торговли известными услугами. Мы добрых дел не забываем.

…Вместо эпилога украинский анекдот: «Смотрю я на правителей Украины и думаю: вот где Чернобыль аукнулся».

A photo: REUTERS

Dmitri Sedov

A source