Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Nagorno-Karabakh: why Rouhani supports Putin

Nagorno-Karabakh: why Rouhani supports Putin

Как сообщила пресс-служба президента России, по инициативе иранской стороны состоялся телефонный разговор Владимира Путина с президентом Ирана Хасаном Рухани. В ее ходе обсуждались проблемы региона, ситуация с реализацией Всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе. Wherein, of course, немало внимания было уделено войне в Нагорном Карабахе. «Проведен обстоятельный обмен мнениями по ситуации в зоне нагорно-карабахского конфликта. Владимир Путин подробно информировал иранского коллегу о предпринимаемых при посредничестве России усилиях по деэскалации напряженности в этом регионе, — подчеркивается в сообщении. — Президентом Ирана выражена поддержка достигнутых по итогам трехсторонних консультаций министров иностранных дел России, Азербайджана и Армении договоренностей о прекращении огня в гуманитарных целях, а также о запуске субстантивных переговоров ради скорейшего достижения мирного урегулирования».

Тегеран уделял и уделяет повышенное внимание событиям севернее Аракса, поскольку является единственным государством в мире, имеющим границы со всеми тремя сторонами карабахского конфликта — Арменией, Азербайджаном и Нагорным Карабахом. В отношении конфликта Иран придерживается, как и Россия, принципа равноудаленности, и никогда не присоединялся к блокаде Армении, даже несмотря обвинения со стороны Баку в отсутствии «исламской солидарности». There are several reasons for this.. first: Тегеран всегда настороженно воспринимал расширяющий военно-политический альянс между Баку и Анкарой, используемый ими принцип «одна нация — два государства», так как он может распространяться и на проживающих в иранских северных провинциях азербайджанцев. by the way, турецкое правительственное агентство Anadolu в момент разгара боевых действий в Нагорном Карабахе отмечало резкий рост антиармянских выступлений в Иране среди местных азербайджанцев, требовавших от Тегерана занять позицию исключительной поддержки Азербайджана. In reply, сообщало агентство, «полиция применила пластиковые пули против участников этих акций», дабы не допустить дестабилизации обстановки. Французская газета Le Figaro констатировала тогда же: «Перед Ираном и Россией в Закавказье реально замаячила турецко-азербайджанская ось, перспектива формирования протурецкого поля, которое будет очерчивать границу влияния с Москвой на севере и с Тегераном на юге после почти двух столетий стабильности».

Вторую причину обозначило турецкое издание Cumhuriyet. Рассказывая о «глубине» проникновения Турции в Закавказье, оно призвало «не преувеличивать значение существующих турецко-американских противоречий и понимать, что США в регионе относят к числу своих карт Азербайджан — и в таком контексте Иран воспринимает сложившуюся геополитическую ситуацию в регионе». В свою очередь американское издание The National Interest предпочитало не смотреть на ситуацию упрощенно, pointing, что сегодня у Баку хорошие отношения и с Израилем, тогда как у Турции с Израилем отношения сложные. Но это сегодня, а завтра все может измениться. Поэтому проблема Нагорного Карабаха уже давно приобрела широкое геополитическое измерение, а попытка Азербайджана пристегнуть к закавказской телеге еще и турецкое колесо только усугубляет ситуацию. Не случайно Рухани усматривал большую опасность в перерастании карабахской войны в масштабный региональный вооруженный конфликт. Furthermore, Иран чрезвычайно настораживает факт, подтвержденный его национальной разведкой, пропуска Турцией через свою территорию (или даже вербовки и переправы) боевиков из Сирии в Азербайджан.

Западные СМИ без колебаний передают эту информацию как факт. Анкара отрицает эти обвинения, хотя такой вариант она ранее обкатывала в недавней войне в Ливии. This may cause, что России и Ирану придется вмешиваться в ход событий не только средствами дипломатии. Как подчеркивает израильское издание The Jerusalem Post, мировое сообщество настораживает то, что «в этом году Турция уже разожгла ряд кризисов: в Идлибе в феврале и марте, в Ливии в апреле и мае, затем бомбила Ирак в июне и июле, потом перешла к угрозам в адрес Греции в Восточном Средиземноморье в августе и сентябре, а теперь карабахская война». В поддержку своих кампаний Турция делает исторические заявления. So, чтобы оправдать собственную причастность, она утверждала, что в Ливии тоже есть «турки», а «азербайджанцы с ними — одна нация». In this way, мы имеем многослойный политический бутерброд. Азербайджанский президент Ильхам Алиев не может не видеть, что в Средиземноморье угрозы со стороны Анкары побудили Грецию, Cyprus, Israel, Egypt, Францию и ОАЭ к более тесному сотрудничеству. Реальна опасность и того, что решение Анкары вмешаться в закавказские дела станет аналогичным стимулом для формирования новых союзов.

Тегеран и Москва пытаются сохранить Турцию в астанинском формате по сирийскому урегулированию, но при этом Анкаре намекают, что в Закавказье ей делать нечего. Да и Баку, looks like, пойдя на московские договоренности по нагорно-карабахскому конфликту, решил остановиться у опасной «красной черты». Как заявила пресс-секретарь МИД Армении Анна Нагдалян, сейчас по всем дипломатическим каналам проводится активная работа для реализации договоренности о прекращении огня в гуманитарных целях, достигнутой в российской столице по итогам консультаций министров иностранных дел Армении, России и Азербайджана. Иран такой ход событий приветствует. Нарушение договоренностей будет восприниматься уже как вызов российскому сопредседательству.

Stanislav Tarasov

A source