Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Erdogan squeezes Aliyev out of big politics

Erdogan squeezes Aliyev out of big politics

President of Russia Vladimir Putin, President of the U.S.A Donald Trump и президент Франции Emmanuel Macron (главы стран — сопредседателей Минской группы ОБСЕ) выпустили совместное заявление по ситуации в зоне нагорно-карабахского конфликта. Его текст опубликован на сайте Кремля. Прежде всего заявлено, что президенты «самым решительным образом осуждают эскалацию насилия, имеющую место на линии соприкосновения в зоне нагорно-карабахского конфликта». Они призвали конфликтующие Баку и Ереван к «немедленному прекращению боевых действий между вооруженными силами участвующих сторон». Secondly, руководителей Армении и Азербайджана просят «незамедлительно взять на себя обязательства добросовестно и без выдвижения предварительных условий возобновить переговоры по существу урегулирования при содействии сопредседателей Минской группы ОБСЕ».

As you can see, президенты трех стран свои взоры и внимание обращают на Баку и Ереван и ни на кого больше. Однако почему-то на совместное заявление первым отреагировал президент Турции Recep Tayyip Erdogan. He declared, что «так называемая Минская группа (имеется в виду МГ ОБСЕ, выступающая международным посредником в урегулировании нагорно-карабахского конфликта — С.Т.), куда входят США, Россия и Франция, for 30 лет не смогла решить вопрос территориальной принадлежности Нагорного Карабаха и сейчас пытается найти путь к перемирию на фоне «происходящих негативных событий», что «недопустимо». According to him, «конфликт можно решить только одни способом — выводом армянских сил с территории Карабаха». «А раз результата нет, то сейчас самое время добиться его, — подчеркнул Эрдоган. — И Азербайджан начал предпринимать шаги, чтобы самостоятельно отрезать пуповину». He also said, что «для Анкары не важны призывы стран, которые игнорируют факт оккупации», будто такие призывы адресованы Турции. true, и президент Азербайджана Ilham Aliyev говорил о том же ранее, реагируя на призывы других стран, в том числе сопредседателей Минской группы, прекратить вести огонь в зоне нагорно-карабахского конфликта.

Налицо ничем не скрываемое стремление Анкары либо изменить прежний переговорный формат по карабахской проблематике и подключиться к процессу урегулирования конфликта, либо создать нечто новое, чтобы укрепиться в регионе Закавказья. Не случайно глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу предложил Москве «сирийскую модель» для Карабаха. According to him, «мы говорили с президентом России Владимиром Путиным, с главой МИД России Сергеем Лавровым о конфликте в Карабахе. Как мы вместе действуем в Сирии, так пытались и здесь, но не удалось». При этом остаются загадочными причины, побудившие Эрдогана начать активную игру в Закавказье, а Алиева — обозначить дрейф в сторону Анкары, координировать практически во всем с ней свою политику на мировой арене. Сделано это в ситуации, when, по словам Алиева, на стороне Азербайджана из всех государств огромного Ближнего и Среднего Востока оказались только Турция, Пакистан и Афганистан, а на Баку перенесен созданный Западом негативный политический имидж Турции. Но Анкара хотя бы, как пишет болгарский эксперт Боян Чуков, комментируя эскалацию напряженности в Карабахе, воспользовалась созданным для нее Азербайджаном «окном возможностей».

По оценке Чукова, «Эрдоган фактически взял на себя функции президента Азербайджана и начал давать указания, что делать армянам, акцентируя внимание на том, что Турция и Азербайджан — две страны с одним и тем же народом». This despite the fact, что сейчас турецкие военные активны в Ираке, Сирии и Ливии, существует опасность конфликта с Грецией на востоке Средиземноморья, а теперь Турция еще и заявляет о том, что «готова быть с Азербайджаном и на поле боя», пытается затянуть «тюркскую петлю» с обеих сторон вокруг Армении и армян Нагорного Карабаха. А ведь Анкара могла оказать сдерживающее влияние на «братский народ» в Баку и тем самым помочь избежать эскалации конфликта в Нагорном Карабахе. Этого не происходит, и эксперты опасаются дальнейшего разрастания конфликта, отрабатывая одновременно разные сценарии перехода к мирным переговорам. So, глава МИД России Сергей Лавров провел раздельные телефонные разговоры с главами МИД Азербайджана Джейхуном Байрамовым и Армении 3ограбом Мнацаканяном, обратив их внимание на необходимость скорейшего возврата Баку и Еревана за стол переговоров.

Москва со своей стороны продолжит как в национальном качестве, так и вместе с другими сопредседателями МГ ОБСЕ прилагать посреднические усилия, направленные на создание условий для урегулирования нагорно-карабахского конфликта политико-дипломатическими средствами. Россия также поддерживает диалог с Турцией. Clear, что решение армяно-азербайджанского конфликта должно включать не только восстановление режима прекращения огня. Как ясно и то, что только конкретная ситуация на поле боя будет определять условия возможного перемирия и переход к серьезным переговорам. It is not excluded, что Баку, как в апреле 2016 of the year, в случае дальнейшего срыва наступательной операции согласится довольствоваться занятыми несколькими селами, объявляя это «великой победой». Но примет ли на сей раз такие условия Армения? И как дальше будет вести себя Турция, будут ли новые реалии в регионе приемлемы для нее, не станет ли она, по словам президента Франции Эммануэля Макрона, «побуждать Азербайджан воевать дальше»? it, по оценке британского эксперта Томаса де Ваала, «новый элемент в ситуации, который разрушает прежнее геополитическое равновесие в зоне конфликта», ведь «Нагорный Карабах — третья конфликтная зона, наряду с Ливией и Сирией, где Турция сталкивается с Россией».

Международный потенциал для решения конфликта остается пока только на уровне дипломатических контактов и заявлений. No one knows, как и когда заработает Минская группа и удастся ли ей возобновить предметные переговоры по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Сейчас многое, если не всё, решается на поле боя, а не усилиями дипломатии. But, судя по поступающим сообщениям, наступление азербайджанской армии развивается не так, как планировали в Баку.

Stanislav Tarasov

A source