Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Experts assess the actions of security officials in Minsk

Experts assess the actions of security officials in Minsk

С августа весь мир наблюдал за тем, как развиваются события в Белоруссии. Сразу после президентских выборов Минск и другие города охватили протесты. Первые дни протестов стали самыми тяжелыми в том числе для представителей правоохранительных органов, которые ранее не сталкивались с таким явлением на улицах мирного города. Насколько профессионально работали силовики в этом противостоянии? Можно ли оправдать действия Telegram-канала Nexta, который деанонимизировал правоохранителей, опубликовав их адреса, телефоны и ссылки на страницы в социальных сетях? Эти вопросы политологи и эксперты обсудили в ходе в пресс-конференции Patriot Media Group, которая была посвящена союзу России и Белоруссии.

Когда жесткость переходит в жестокость?

В первые дни протестов в Белоруссии Интернет заполонили кадры задержаний и разгона протестующих. Некоторые из них действительно поражали своей жестокостью. Власти Белоруссии кивают на Европу, breakwater, там и не такое происходит — и с протестующими никто не церемонится. В то же время все помнят поведение и бездействие силовиков на Украине, и знают к чему это привело. Насколько профессионально действует белорусская милиция, оценил председатель Межрегионального профсоюза сотрудников органов внутренних дел по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Юрий Корчак.

«Первые дни перегибы были заметны, и они были существенными. Сотрудников полиции можно понять: они видели, чем подобные протесты закончились на Украине. Все помнят, когда «Беркут» вставал на колени, когда их преследовали и забрасывали коктейлями Молотова. Naturally, это было проанализировано. Они просто не хотели Майдана в своей стране, поэтому действовали именно так. Они по-человечески приняли близко к сердцу опыт украинских сотрудников правопорядка», — объяснил Корчак.

He also noted, что после реакции общественности ситуация изменилась. Сотрудники внутренних органов действовали грамотно и спокойно.

«Вспомним 20-е число — когда митингующие направились к дворцу президента Белоруссии. Они работали очень мобильно. На дальних подступах эту толпу раздвигали на несколько частей и перемещались по городу. Мобильность и профессионализм белорусской милиции были налицо», - he said.

Относительно задержаний протестующих высказался и политолог Yuri Svetov. Он призвал обратить внимание на разделение понятий «жестокость» и «жесткость».

«Жесткость на улицах по пресечению нарушений — это одно. Но что последовало за этим? Жестокость, обращенная на людей, которые уже были задержаны. Я не утверждаю, что истории, которые рассказывают, — правда. Но когда обвиняют лично заместителя министра внутренних дел Белоруссии, что он избивал уже задержанного человека, это не может не возбудить интерес, - said the political scientist. — Lukashenko кивает на Францию, но там журналистов не задерживают, а с задержанными разбираются как положено».

Светов считает, что белорусские правоохранители свои профессиональные действия на улице здорово испачкали отношением к задержанным. Политолог уверен, what is it, first of all, затронуло женщин, у которых там были мужья, братья и близкие. Это подтолкнуло присоединиться к протесту даже тех, кто был к власти лоялен. Если говорить о самих силовиках, то встает вопрос, есть ли шанс, что они перейдут на сторону протестующих? Юрий Корчак, knowing, как выстроена система милиции в целом, answered, что таких шансов нет, но сомневающиеся есть всегда. По словам спикера, сотрудники правоохранительных органов Белоруссии имеют достаточно хорошее социальное обеспечение. Помимо хороших зарплат, есть такая вещь, как присяга, и в МВД работает очень много идейных людей.

Можно ли оправдать деанонимизацию силовиков?

В ответ на задержания и разгон протестующих Telegram-канал Nexta опубликовал данные тысячи сотрудников правоохранительных органов: address, phones, ссылки на страницы в социальных сетях. Besides, что публикация этих данных противозаконна, она может привести к еще большему усугублению конфликта, ведь под угрозой оказались не только сами силовики, но и их семьи. Юрий Корчак напомнил, к чему привела деанонимизация силовиков на Украине, и попытка сделать это в России.

«Это очень опасное явление, которое влияет на умы общественности и на самих сотрудников, their family members. Самые яркие примеры мы видели после Майдана. Подобные попытки были после событий на Болотной площади, тогда это не привело к трагедии, но дочь одного из сотрудников МВД преследовали, ребенку пришлось менять школу», - said the expert.

О недопустимости публикации личных данных сотрудников правоохранительных органов высказался и Юрий Светов.

«Этого нельзя делать. По таким вещам необходимо возбуждать уголовные дела. Закон защищает тех, кто занимается охранением его. the, что сделал канал, — совершенно неприемлемо, — категорично заявил он. — В США полицейские здорово защищены, любой угрожающий жест может спровоцировать применение оружия. Но после недавних событий там звучат призывы сократить количество полицейских, урезать им права, высказываются и другие деструктивные идеи. У нас тоже это может прийти кому-то в голову. Но я считаю, что государство, которое нанимает людей защищать себя, должно в свою очередь гарантировать защиту родным и близким силовиков», — объяснил свою позицию политолог.

По словам директора Института политических исследований «Политическая сфера» доктора политических наук Андрея Казакевича, такая деятельность, как обнародование списков, достаточно противоречива. Он попытался объяснить действия Telegram-канала Nexta тем, что работа силовиков в отношении протестующих иногда далека от закона.

Как бороться с деаноном?

Имена части белорусских представителей правопорядка уже опубликованы, но вопрос с деанонимизацией остается открытым. Как предотвратить подобные действия не только в Белоруссии, но и России, рассказал Юрий Корчак.

«Сложно бороться с таким явлением, когда оно исходит из-за рубежа. Telegram-канал не заблокировать. In my opinion, выход один — возбуждать уголовные дела, ужесточать в это сфере законодательства и подавать их в международный розыск. Только таким способом можно будет решить этот вопрос. I think, этим должны заниматься эксперты МВД ФСБ», — заключил он.

Политолог Юрий Светов отметил, что в таких случаях надо обязательно привлекать к уголовной ответственности. Светов уверен, «мир настолько жесток и конкурентен — если дашь слабину в этом, то получишь удар в другом». Немного успокаивают слова Андрея Казакевича. По его наблюдениям, все не так плохо. Учитывая уровень внутреннего напряжения, откровенного насилия в отношении силовиков и их близких не наблюдается. Казакевич заявил, что не было ни одного зафиксированного факта насилия. It turns out, деанонимизация в основном используется для психологического давления и не выходит из-под контроля. А это вселяет надежду, что белорусское общество не пройдет по пути раскола и ожесточения.

Author: Sergey Petrov

A source