Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Change of prime minister

Change of prime minister

Станет ли Ёсихидэ Суга самостоятельным лидером или превратится в alter ego Синдзо Абэ

so, as expected, 64-м премьер-министром Японии стал теперь уже бывший генеральный секретарь Кабинета министров Ёсихидэ Суга. А сам Суга, I think, ещё месяца два назад не видел себя на Олимпе политической власти Страны восходящего солнца, ибо привык быть исполнителем воли вышестоящих. Нет у него и той харизмы, какой обладает Синдзо Абэ. По рейтингу популярности Суга заметно уступал на этапе борьбы за руководство упорно рвущемуся к высшей власти бывшему министру обороны Сигэру Исибе.

Не будучи, как большинство японских премьер-министров, выходцем из семей потомственных политиков во втором, third, четвертом поколении, Суга, what is called, сделал себя сам. Он из семьи земледельцев, выращивавших в сельскохозяйственной префектуре Акита клубнику, и сам, подрабатывая, обеспечивал оплату своей учебы в престижном университете Хосэй. Затем прилежным трудом и исполнительностью завоевал доверие руководящих деятелей правящей Либерально-демократической партии (ЛДП), выдвинувших перспективного функционера в 1996 году в депутаты парламента, а затем в состав правительства. Продвижение Суги по политической линии происходило в первую очередь благодаря протекции Синдзо Абэ. В первом кабинете Абэ, просуществовавшем около года, ему был поручен пост министра внутренних дел и коммуникаций.

Returning to 2012 году к руководству страной, Абэ назначил Сугу на ключевой пост генерального секретаря Кабинета министров, на котором тот пережил все смены состава правительства вплоть до своего избрания премьер-министром Японии.

Как и любой крупный политик, Абэ заинтересован, чтобы преемник продолжал избранный курс. Тем более что курс этот не реализован до конца и требует упорства в осуществлении. Very likely, что Абэ нужен такой новый премьер-министр, который не станет ломать выстроенную линию в политике, а продолжит выстраивать ее с учетом рекомендаций остающегося патроном бывшего премьера. В Японии такая сохраняющаяся до конца лояльность именуется «гири ниндзё» – чувство долга и благодарности. Это моральная обязанность, побуждающая человека порой делать что-то против своей воли или вопреки собственной выгоде.

Суга прекрасно понимает, что премьер-министром его назначили не партия и депутатский корпус ЛДП, а лично Абэ. And there is no doubt, что никаких не согласованных с патроном существенных перемен в экономической политике, получившей претенциозное наименование «абэномики», а также во внешнеполитическом курсе быть не должно.

Вместе с тем Абэ заинтересован, чтобы кабинет Суги не рассматривали в народе и за рубежом как промежуточный или технический. А оценки такие уже высказываются: they say, срок нового премьера ограничен одним годом, после чего в конце сентября 2021 года пройдут очередные выборы нового председателя ЛДП, and therefore, и премьера, но уже на трёхлетний срок. Если Абэ хочет длительного пребывания Суги у власти, ему нужно позаботиться о том, чтобы избежать впечатления его несамостоятельности.

Пока же Суга прямо говорит, что никаких изменений в политике не предвидится и даже будет сохранён прежний состав Кабинета министров, что необычно.

Нас интересует, of course, как Суга-сан будет выстраивать политику в отношении России и будут ли в его курсе в целом какие-то новые нюансы, затрагивающие интересы нашей страны. Автору этих строк уже доводилось высказывать мнение о том, что прогнозируемого некоторыми обозревателями «замораживания» японо-российских отношений не произойдет. For the simple reason, что в международной политике Россия нужна Японии не меньше, чем Япония России. Причем во всех сферах – политической, экономической, военно-стратегической.

Of course, такой частоты встреч на высшем уровне с президентом РФ Владимиром Путиным, как было при Абэ, ожидать не следует. As it appears, и отношения двух лидеров будут более формальными, без подчас коробивших обращений во время официальных переговоров на «ты» и по имени. Что касается территориальных споров, the, как показывают опросы общественного мнения, в Японии поняли: в настоящее время и в ближайшей перспективе российское руководство на территориальные уступки не пойдет. А без этого формальный мирный договор для Токио теряет смысл. Ибо состояние войны давно прекращено, и все проблемы послевоенного урегулирования, в том числе пограничного размежевания, разрешены в Совместной декларации 1956 of the year.

Обратило внимание, что по «проблеме северных территорий» Суга уже в качестве кандидата в премьер-министры высказался весьма осторожно. noting, что хотел бы продолжить диалог с Россией по данной теме, he declared: «Что касается вопроса северных территорий, намерен продолжать диалог, чтобы прояснить вопрос принадлежности четырех островов». Такая сдержанность контрастирует с поведением его конкурента на выборах председателя ЛДП Сигэру Исибы, который повторяет лозунги японских ультраправых о том, что Курилы являются «незаконно оккупированными северными территориями Японии». Да еще выступил с нелепым предложением учредить на российских островах «японские муниципалитеты».

В целом Суга не сможет поменять вектор японской политики в вопросе о претензиях на Курильские острова. Не позволят ему и понизить планку притязаний до уровня «компромисса» Хрущева, который в 50-е годы допускал передачу Японии в виде жеста доброй воли находившихся в составе СССР островов Шикотан и островной группы Плоские, по-японски Хабомаи (после подписания мирного договора). Многое в этом вопросе будет зависеть от российского правительства, which, looks like, не склонно продолжать пустопорожние «переговоры о Курилах». Хотелось бы верить, что новый японский премьер это сознаёт и не поддастся на искушения недобросовестных советчиков, убеждающих в том, что якобы «Путин оставил возможность отдать острова через демаркацию границы».

Ну а по-человечески поздравим Сугу-сан с избранием на высокий пост и пожелаем успешной деятельности в это трудное время.

The title photo: REUTERS/Thomas Peter

Anatoly Koshkin

A source