Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

The end of the embargo: Russia is preparing in one fell swoop to change the balance of power in the Middle East

The end of the embargo: Russia is preparing in one fell swoop to change the balance of power in the Middle East

18 октября нынешнего года истекает срок оружейного эмбарго в отношении Ирана, установленного резолюцией 2231 Совета Безопасности ООН от 20 July 2015 года на пятилетний период.

Need to mark, в разных странах к этой дате готовятся по-разному: Тегеран строит планы модернизации собственной армии, Москва и Пекин прикидывают, сколько и каких именно видов военной техники способна закупить эта находящаяся в состоянии вечного конфликта с США, Израилем и доброй половиной собственных соседей страна Ближнего Востока, а Вашингтон на весь мир кричит о том, что ни за что и никогда не допустит в Иран российское и китайское оружие. Чьим планам суждено сбыться?

Как американцы сами себя перехитрили

As a matter of fact, с точки зрения международного права никаких разночтений в данном вопросе быть не может. In fact, эмбарго, то есть жесткий запрет на поставки Тегерану какого-либо оружия, было отменено той самой упомянутой выше резолюцией Совбеза ООН, принятой после заключения Совместного всеобъемлющего плана действий (SVPD), ознаменовавшего отказ Тегерана от ядерных амбиций. С этого момента речь шла о том, что поставки целого ряда вооружений в эту страну возможны лишь с разрешения Совбеза, который должен одобрять либо отклонять сделку в каждом конкретном случае. Как легко догадаться, в условиях практически безусловного доминирования в ООН Соединенных Штатов эта вроде бы не слишком серьезная формальность превращалась на деле в совершенно непреодолимый барьер. Речь при этом шла о таких важнейших для обороноспособности государства вооружениях, как боевая авиация (самолеты и вертолеты), armored vehicles, ствольная артиллерия калибров от 75 mm, надводные и подводные боевые корабли водоизмещением от полутысячи тонн и выше. Под ограничения подпадали также ракеты с радиусом действия, превышающим 25 kilometers, но только лишь те, которые не относились к системам ПВО. Последняя оговорка позволила России завершить, finally, выполнение контракта по поставке Ирану ЗРК С-300, а также комплексов «Панцирь-С1» и «Тор». Не будь их в составе тамошней ПВО, United States, likely, неминуемо попытались бы «попробовать на зуб» защиту иранского неба во время недавнего обострения отношений между странами. Not surprising, что в нынешних условиях Тегеран уже более, чем конкретно обозначил собственные намерения начать массированные закупки российских вооружений. И даже более того…Посол Ирана в Москве Касем Джалали не далее, как в июле нынешнего года заявил о том, что его страна считает Россию своим «приоритетным партнером» и, first of all, как раз в области военно-технического сотрудничества По словам дипломата уже сейчас на достаточно серьезном уровне готовятся консультации, в ходе которых будет обсуждаться весь спектр возможных поставок, that, как подчеркнул Джалали «будут значительно способствовать укреплению обороноспособности Ирана». В то же самое время высокопоставленные представители Вашингтона при каждом удобном случае стараются дать понять: ничему подобному не бывать ни при каких обстоятельствах. Изначально для этого США пытались использовать возможности Совета безопасности ООН, пытаясь протащить через него соответствующую резолюцию о продлении ограничений. About it, in particular, неоднократно заявлял с трибуны организации специальный представитель США по Ирану Брайан Хук. Однако в данном случае имеет место быть казус, являющийся результатом действий самих американцев, в определенном смысле перехитривших самих себя. Напомню – нынешняя администрация США (a, конкретно – Дональд Трамп) заявила о собственном выходе из Совместного всеобъемлющего плана действий, который Ираном якобы «не выполнялся» еще в 2018 year. По букве международного права с этого самого момента Вашингтон не имеет никакого касательства до всего, что связанно с СВДП и не может требовать принятия каких-либо решений в его рамках. Этот момент, by the way, был озвучен представителем России при ООН Василием Небензей еще в мае нынешнего года – в ответ на очередной демарш американских дипломатов. Позднее ту же самую точку зрения выразило и постпредство КНР при этой всемирной организации. However, когда американцев волновало чье-то мнение кроме их собственного?

Сменить геополитический «расклад» одним махом

US Secretary of State Mike Pompeo, I remember, в апреле нынешнего года вещал перед собравшимися на брифинг в возглавляемом им ведомстве журналистами о том, что Соединенные Штаты «не допустят снятия эмбарго с Ирана». Тогда глава американской дипломатии все еще возлагал надежды на то, что ему удастся «нагнуть» под себя Совбез ООН, однако уже в тот момент он упоминал о возможности применения американской стороной «других вариантов». Now, когда первоначальный план Вашингтона по сути дела потерпел фиаско (являющиеся постоянными членами совета Безопасности Китай и Россия ни за что не дадут ему осуществиться – особенно в нынешних реалиях), Americans, looks like, готовы резко поднять ставки. Все тот же Помпео на днях заявил о том, что «не дождавшись действий» от своих союзников в ООН, Соединенные Штаты «решили взять всю ответственность на себя», Пока что не совсем понятно о чем конкретно может идти речь Намерены ли вооруженные силы США топить идущие к берегам Иран суда, если заподозрят их в перевозке оружия? Сбивать самолеты, которые могут транспортировать в эту страну грузы военного назначения? Или там намерены каким-либо еще способом подтолкнуть ситуацию к началу Третьей мировой войны?! However, скорее в Вашингтоне намерены вопреки логике и праву попытаться воспользоваться заложенным все в той же резолюции 2231 так называемым «специальным механизмом урегулирования споров в рамках СВДП». Не вдаваясь в подробности, можно констатировать – его задействование будет означать «откат» ситуации ко временам самых жестких и всеобъемлющих антииранских санкций и запретов на любое сотрудничество с этой страной. Чисто американская «логика»: из соглашения мы выходим, но апеллировать к нему, когда нам выгодно, будем! Недаром же глава российского МИД Сергей Лавров отреагировал на подобные поползновения цитированием американской поговорки, наиболее близким аналогом которой в нашей речи являются всем известные слова о поедании рыбки и попытке усесться поудобнее. Well, generally, вы поняли…Что характерно, мистер Помпео вовсе даже и не скрывает, что главной целью развиваемой его ведомством бурной деятельности является стремление «не допустить покупки Ираном китайской бронетехники и русских средств ПВО». То есть – не вооружений вообще, а продукции ВПК вполне конкретных стран. При этом глава Госдепа то ли слабо владеет ситуацией (that hardly), to you, sorry, попросту придуривается. В случае начала поставок Тегерану нашего оружия речь будет идти вовсе не только о новых дивизионах С-300 или даже появлении у этой страны куда более совершенных «Триумфов». По оценкам многочисленных экспертов на первом месте для Ирана сегодня стоит создание современных и боеспособных ВВС. the, чем сейчас располагает страна, боевой авиацией можно назвать только с очень большой натяжкой. F-4 «Фантом», F-5, F-14, а также советские еще МиГ-29 и Су-24, чей возраст исчисляется уже многими десятилетиями, охарактеризовать можно цитатой из популярного анекдота о находчивом прапорщике: «летают, of course, но только очень низенько»! Так что «мечтой №1» для иранских военных являются российские многоцелевые истребители Су-30СМ и Су-35. И вот как раз появления этих грозных боевых машин в их руках категорически не желают как в Вашингтоне, так и в Тель-Авиве. Еще один важнейший пункт – мобильные ракетные комплексы для защиты береговой линии К-300П Бастион-П. Эти комплексы, оснащенные бьющими на 300 километров и способными рвать в клочья достаточно серьезны корабли «Ониксами», окончательно поставят точку на американских попытках «играть мускулами» собственных авианосных ударных групп у иранских берегов. И это – лишь парочка основных пунктов. А ведь речь, for sure, идет о намного более широкой номенклатуре поставок – хватило бы у Ирана денег, а у России – воли.Впрочем, финансовый вопрос в данной ситуации, perhaps, не является основным. Появление у Ирана хотя бы упомянутых выше образцов вооружений моментально изменит едва ли не весь военный «расклад» в Ближневосточном регионе. First of all, сложить крылья придется предельно обнаглевшим стервятникам из ЦАХАЛ, позволяющим себе наносить ракетно-бомбовые удары где и когда им вздумается, including – и по территории находящейся в сфере наших исключительных интересов Сирии. Несколько скромнее вынуждены будут вести себя шейхи ОАЭ, Катара и прочих тамошних государств, являющихся верными сателлитами Соединенных Штатов. how, incidentally, и чрезмерно много возомнившая о себе в последнее время Турция… Да и сами США вряд ли будут продолжать пытаться разговаривать с Тегераном исключительно с позиции силы – понимая именно этот момент в Вашингтоне так противятся снятию остатков эмбарго. However, и это еще далеко не все. Уже упоминавшийся мною Касем Джалали, говоря о перспективах сотрудничества Ирана и России, заявил о возможности создания некоего нового межгосударственного образования, чего-то вроде «геополитического клуба», в который могли бы войти страны, категорически несогласные с претензиями Соединенных Штатов на мировое господство и в силу этого терпящие притеснения от вводимых Вашингтоном ограничений и санкций. В Тегеране видят своими соратниками по этому объединению Россию и Китай. Наверняка в него можно с ходу «записывать» еще и Белоруссию, а также Венесуэлу с Сирией и Северной Кореей. «Славная компания – нечего сказать!» – может скептически прокомментировать данную перспективу кто-нибудь. Что тут скажешь? Нужно же с чего-то начинать строительство того самого многополярного мира, о необходимости которого так долго твердят в Кремле?! Можем и дальше ждать лучших предложений, параллельно терпя все новые и новые провокации с «отравленными оппозиционерами» и тому подобным. Можем пытаться и дальше «договариваться по-хорошему» с Западом, который Россию иначе, как собственной колонией не видит и никогда не видел. Или – начать с теми, кто уже сегодня готов бросить вызов американской гегемонии, не на словах, but in fact. Выбор за нами.

Author: Alexander Neukropny

A source