Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

The United States forms the military component of the Cold War with China

The United States forms the military component of the Cold War with China

Конец августа – начало сентября были отмечены новыми антикитайскими усилиями администрации Трампа на военно-дипломатическом направлении. С этой точки зрения интересен очередной доклад Пентагона о военном развитии КНР и связанных с этим изменениях в области безопасности, вышедший в первых числах сентября.

Главная мысль доклада сводится к выводу о том, what «Пекин будет стремиться к созданию к середине века вооруженных сил, равных или в некоторых случаях превосходящих США». За этим последует утрата Вашингтоном военного превосходства в АТР и способность противостоять здесь Китаю.

Особую тревогу в Вашингтоне, как явствует из документа, вызывает тот факт, что КНР уже установила паритет с США по отдельным видам вооружений, а в некоторых областях, которые относятся к основе военной мощи США, превзошла их.

The United States forms the military component of the Cold War with China

A photo: REUTERS Jason Lee

В докладе утверждается, что у КНР уже больше кораблей и подводных лодок – 350, including 130 крупных надводных боевых кораблей, в то время как ВМС США по состоянию на начало 2020 года насчитывает примерно 293 ship. НОАК располагает более чем 1250 баллистическими и крылатыми ракетами наземного базирования (BRPL) с дальностью действия от 500 to 5500 kilometers, тогда как арсенал Пентагона (не считая межконтинентальных баллистических ракет) less than 600 ракет с дальностью от 70 to 300 km.

Судя по докладу, Китай создал интегрированную эшелонированную систему ПВО и располагает «одним из крупнейших в мире контингентом передовых дальнобойных зенитных ракетных комплексов, включая российские С-300, С-400» and, properly, китайского производства.

Общий вывод доклада таков: если стратегическая цель военного развития КНР и сопровождающая её военная модернизация останутся без внимания, это будет иметь «серьёзные последствия для национальных интересов США и безопасности международного порядка, основанного на правилах» (t. it is. на сугубо американских эгоистических представлениях о международном порядке).

Откликаясь на доклад Пентагона, Гарри Казианис, видный американский эксперт, старший директор Центра национальных интересов (Никсоновский центр), в статье с характерным названием «Гегемония США может закончиться завтра роем дешёвых китайских ракет» развивает идею принципиальной переориентации оперативных концепций армии США на военные действия с сопоставимыми по силе противниками, имея в виду Китай и Россию.

The problem is, что многочисленные войны США с повстанцами и террористическими группами атрофировали у американской армии тактические и иные навыки боевых действий с сопоставимым или равным по силе противником. But, как утверждается в статье, ситуация здесь меняется и за последние несколько лет «оперативные концепции, такие как воздушно-морской бой и значительное увеличение военных расходов, заложили основу для того, чтобы Америка могла заново научиться сражаться в спорных военных условиях».

Беспокойство Казианиса вызывает тот факт, что Китай развивает свои вооружённые силы с конкретной целью «свести на нет военную ценность американских баз в регионе». Базы США на Окинаве и далее вплоть до Гуама в середине Тихого океана «теперь находятся в зоне досягаемости китайских ракетоносцев». Эксперт обращает внимание на то, что в докладе этот факт осознан как вызов и занимает «центральное место в стратегическом мышлении Пентагона».

Особое беспокойство в США вызывают боевые возможности китайских ракет среднего радиуса DF-21D and DF-26B, которые считаютсяубийцами авианосцев”. А авианосные ударные группы как раз являются основой военного присутствия США в АТР. US Department of Defense 28 августа опубликовало даже заявление с критикой военных учений НОАК в Южно-Китайском море, которые сопровождались учебными стрельбами этими баллистическими ракетами.

По мнению Пентагона, такие учения, t. it is. отработка Китаем защиты собственных границ, «ещё больше дестабилизируют обстановку в Южно-Китайском море».

The United States forms the military component of the Cold War with China

A photo: REUTERS US NAVY

Китайская Global Times отреагировала на критику Пентагона констатацией, what «США превращают Южно-Китайское море в геополитическую арену и морскую линию фронта для подавления КитаяНОАК не будет стрелять первым выстрелом, но DF-21D и DF-26B могут быть вторыми».

In this way, as it appears, США делают упор на размещение ракет среднего радиуса действия вблизи КНР, чтобы сократить до критически минимального их подлётное время к целям на территории Китая, размещение систем ПРО для нейтрализации китайского ракетного ответа, создание военных баз вокруг КНР на новых территориях. Фактически США, выйдя из ДРСМД, копируют в общем ту же схему ракетно-ядерного противостояния против КНР, которую они внедряли против СССР.

Создание в Азиатско-Тихоокеанском регионе сети перекрёстных союзов для сдерживания Китая с явным упором на военную составляющую служит, in fact, выполнению перечисленных задач. Пока приоритет отдаётся «союзу четырёх» из Австралии, Japan, Индии и собственно США в рамках Индо-Тихоокеанской стратегии.

По замыслу Вашингтона, он должен стать ядром будущего азиатского НАТО, что на днях подтвердил замгоссекретаря США Стив Бигун: «Это реальность, что Индо-Тихоокеанский регион фактически лишен сильных многосторонних структур. У них нет ничего от стойкости НАТО или Европейского союза… therefore, certainly, там есть запрос формализовать в какой-то момент подобную структуру». Бигун особо напомнил, что первоначально НАТО имел только 12 членов по сравнению с его 27 Today. In this way, «четвёрка», in his opinion, может начать со скромных притязаний, а далее «расти в своём членстве».

Пока результаты этой деятельности для Вашингтона весьма неоднозначны.

The United States forms the military component of the Cold War with China

Система Aegis Ashore. A photo: Kyodo / REUTERS

for example, в июне Япония решила прекратить планы развёртывания разработанной США системы противоракетной обороны Aegis Ashore. В Совнацбезе Японии идут дебаты об альтернативных вариантах сотрудничества с США по системам ПРО. В данный момент США и Япония обсуждают вопрос развёртывания баллистических ракет средней дальности в Японии, about what, in particular, шла речь 29 августа на встрече министров обороны США и Японии на военной базе США на острове Гуам.

На переговорах главы Пентагона Эспера и госсекретаря США Помпео в конце июля с их австралийскими коллегами Линдой Рейнольдс и Мэрисом Пейном американцы получили «три нет» от Австралии: нет постоянному присутствию американских войск на австралийской земле; нет часто заявляемому желанию Вашингтона построить большую военно-морскую базу США на западном побережье Австралии для выхода ВМС США не только на север – в Южно-Китайское море, но и на запад – в Индийский океан; нет американскому плану размещения ядерных ракет средней дальности в Австралии в качестве противодействия Китаю.

И в целом Канберра рассматривает выход США из договора о РСМД в августе прошлого года как ошибку. Maximum, на что соглашается Австралия, это совместные с США военные учения и поставки вооружений.

В начале сентября США предприняли антикитайский демарш, рассекретив гарантии безопасности Тайваню, данных ещё администрацией Рейгана. Гарантии содержат обещания Вашингтона Тайбэю не устанавливать дату прекращения продажи оружия Тайваню, не проводить предварительных консультаций с Пекином по вопросу такой продажи и не консультироваться по вопросу пересмотра закона об отношениях с Тайванем, который является основой политики США в отношении острова. По этому закону Вашингтон обязуется «помочь Тайваню защитить себя» и является его главным поставщиком вооружения.

Главный ответственный в Госдепе за Восточно-Азиатское направление Дэвид Стилуэлл уточнил недавно, what «наши отношения с Тайванем не являются подмножеством наших двусторонних отношений с КНР», имея в виду материковый Китай, что фактически является явным нарушением принципа «одного Китая».

The United States forms the military component of the Cold War with China

Госсекретарь США Майк Помпео. A photo: REUTERS Mike Segar

Фоном этой военно-дипломатической активизации США в АТР стали новые ограничения в отношении китайских дипломатов в Соединенных Штатах, which 2 сентября объявил госсекретарь США Майк Помпео.

In this way, имеет место наращивание Вашингтоном военного противостояния с КНР вблизи её границ и попытки навязать Китаю гонку ракетно-ядерных вооружений, пока в классе вооружений «средней дальности». В итоге на данный момент активно формируется (помимо экономической и идеологической) также и военная составляющая холодной войны как всеохватывающей конфронтации, которую США стремятся навязать КНР.

Victor PIROZHENKO

A source